Accessibility links

ПРАГА---Сегодня мы беседуем о корнях и этимологии армянских имен и фамилий. Почему среди армянских имен так много отсылок к Новому и Ветхому заветам? По какой причине среди дохристианских имен так много уменьшительно-ласкательных? Отчего мужских имен намного больше, чем женских? Почему по фамилии практически невозможно определить, из какой части Армении человек родом (как это практикуется, к примеру, у грузин)? Обо всем этом мы говорим с армянским культурологом Николом Маргаряном.

Катерина Прокофьева: Господин Никол, я хотела затронуть тему отражения всемирного культурного наследия в армянских именах и фамилиях. Если мы начнем с имен, насколько я поняла, наиболее широко представлен пласт имен, имеющих отношение к Евангелию – библейских. Практически большинство оттуда заимствованы, такие как Арутюн (воскресение), Мкртич (креститель), Аветис (благовещение), Карапет (предтеча), Хачатур (подающий крест) – в общем, наиболее распространенные армянские имена и фамилии оттуда. Мне даже доводилось слышать мнение, что, собственно, исконно армянских имен очень мало, фактически несколько, а остальные заимствованы, – это так?

Никол Маргарян: Смотря какой век имеется в виду, какая эпоха. В начале XX века, да, еще доминировали христианские имена, евангелические, и не только, потому что имена, о которых вы говорите, – Арутюн, Аветис и т.д., – это чисто армянские имена, которые в Евангелиях не увидите, их смысловые дериваты создались среди греков и ассирийцев, их не увидишь в Евангелии. Другой пласт, более древний, – это иранские имена, персидские по происхождению. Они тоже сейчас существуют, и даже могу сказать, что у нас чаще встречаются, чем у персов, потому что они приняли ислам, и после этого у них этот пласт исчез, такие имена, как Аршак, Артаваз, Тигран, Сурен и т.д. Таких имен много у нас сейчас, которые имеют персидское, иранское происхождение, но их сейчас не увидишь у персов, зато остались и любимы в нашей среде. А вот в конце XIX и начале XX века начали создаваться новые армянские имена, и большинство из них – женские, потому что в средние и более ранние века у нас не было так много женских имен. Причиной тому является еще и то, что они создавались с разными лингвистическими вариантами – имя отца плюс женский суффикс. Скажем, Саакануш – это Саак – имя отца, а «ануш» – как будто «сладость отца». Такие варианты встречаются у многих народов, но новые женские имена, такие как Асмик и другие, возникли в конце XIX века и в XX веке и широко распространились среди женских имен.

Катерина Прокофьева: В женских именах, кстати, я замечала в основном прилагательные – такие как «золотая», «сладкая», и явления природы, типа «солнце», «звезда», а таких отсылок к географии, например, нет.

Никол Маргарян: Я еще и создал схему, и у меня есть график. Насколько я помню, сейчас одну треть нашего именника составляют имена армянского происхождения, потом идут христианские имена и имена персидского происхождения, а также христианские имена, которые у нас появились через русские производные слова. Скажем, Сергей, Лева – таких имен тоже среди нас нет, и во время советского периода они вошли в наш обиход.

Катерина Прокофьева: А вот Армен, к примеру, чисто армянское имя или нет, ведь самоназвание армян не такое, следовательно, оно откуда-то пришло?

Никол Маргарян: Говорят, что это имя одного из мифических пророков – Арамаис. Есть разные объяснения этого имени. Из этого имени еще другие народы создали наше русское имя – Армения, армяне. Но мы четко не можем сказать, какое у него происхождение – индоевропейское или семитское, потому что есть разные объяснения этому. Этот вопрос, по-моему, нужно задать лингвистам, которые занимаются происхождением этнических имен.

Катерина Прокофьева: Знаете, я еще заметила: как такие дохристианские имена, которые описывают природные явления или животных, например, сильно распространены в сербо-хорватских языках. У меня тут примеры: Арчук – «медвежонок», Гурген – «волчонок», Гарник – «ягненок», Корюн – «львенок», – почему-то все уменьшительно-ласкательные имена. Почему они все уменьшительно-ласкательные, с чем это связано?

Никол Маргарян: Вот такой исторический экскурс. В моей диссертации я тоже про это писал: сначала были распространены описательные имена, и в одно и то же время это совпадало с тем, кто носил эти имена, и из этого много разных магических обычаев возникло, когда через имена старались вредить или делать хорошее для ребенка или носителя имени. Это такой первый этап, и это встречается почти у всех народов. Они еще встречаются у тех народов, которые встречались у индоевропейцев на архаичном статусе – скажем, индейцы, там были меланезийцы, австралийцы и т.д. Распространение таких имен у них очень широко. А потом пришло время, когда имена связывались с душами, и их начали передавать из поколения в поколение. Так мы встречаемся с обычаем перевода имен через поколения. В наше время более распространен эстетический мотив – имя должно быть красивым и коротким, чтобы его было практично употреблять. Теперь что касается вашего вопроса: эти уменьшительно-ласкательные имена, они, по-моему, не были статусными или почетными именами и употреблялись, когда ребенок еще был маленьким, и неважно было, потому что он не считался социальной персоной, и вот когда он проходил инициацию, женился, ему могли уже давать серьезное имя.

Катерина Прокофьева: То есть, например, Арчук – «медвежонок» можно было заменить на Шаварш – «большой медведь»…

Никол Маргарян: Да, они были уменьшительными, не статусными именами. К примеру, римляне своих дочерей называли такими именами, а в социальном уровне они упомянули своих дочерей, как очередной номер своего отца. Скажем, дочь Клавдиуса – это Клавдия Терция, Клавдия Септа, если седьмая дочь и т.д., а потом, когда они выходили замуж, принимали имя своего мужа. Существовал такой механизм. В исторических источниках можно встретить, когда девушка вышла замуж, она говорила своему мужу, что «если ты Гай, я буду Гайя», то есть, она брала имя мужа. Вот и я думаю, что эти уменьшительные имена, если мы говорим о древних временах, в основном не социальные, не статусные, а домашние.

Катерина Прокофьева: А вы знаете, еще много титулованных имен – в честь правителей, царей. Если мы сравним Армению с соседями, там такая же будет тенденция в наречении детей?

Никол Маргарян: Давайте уточним, о каком времени идет речь. Эти титульные имена в основном были только в отдельных родах, каждый род имел свои титульные имена и передавал их из одного поколения к другому. Мотивация этого обычая уже встречается в XIX веке, когда через литературу, газеты пропагандировались эти имена, которые были раньше родовыми, и они начали широко употребляться во всех слоях народа. А так, эти титульные имена мы даже не можем называть титульными, потому что они были родовыми именами князей и царей. Скажем, простолюдин, если мы имеем в виду средние века, то как у русских, так и у многих народов в Европе, которые были христианами, давались обычно евангельские имена во время крещения. В народе были распространены эти имена. В то же время существовали княжеские и царские роды, которые продолжали носить и передавать поколениям их родовые имена. Но здесь мало встречаются христианских имен.

Катерина Прокофьева: Имена часто переходят в фамилии. Можем ли мы по фамилии понять, из какой части Армении человек? Как, к примеру, в Восточной Грузии окончания фамилий на «швили», в Центральной и Западной – на «дзе», у сванов – на «ани», у мегрелов на – «уа», – есть такое в Армении?

Никол Маргарян: По окончанию почти не можем. Это не так четко выражено, как у грузин, потому что в Армении население часто перемещалось, еще и иммигранты пришли в XIX веке из Турции и Персии. У нас нет таких четких границ, но я могу сказать, что фамилии с окончанием «унц» распространены были главным образом в южных районах Восточной Армении – в Сюникской области, но и там они не так широко распространены, потому что большинство носят фамилии с суффиксом «ян». Можно было даже в XX веке различать по смыслу, т.е. фамилии, образованные от названий ремесел, тем более те фамилии, которые не переводились с турецкого, в основном распространены в северо-западной части Армении, в Ширакской области, потому что те армяне, которые в XIX веке переехали в Армению из Турции, были в большинстве ремесленниками. Они переселялись в основном в городские места северо-запада Армении и продолжали заниматься своими ремеслами. А вот из Персии почти в то же время, когда многие армяне после известной иммиграции в Армению, в первой половине XIX века, вели в основном сельскохозяйственную деятельность, и у них в большинстве были фамилии, образованные из христианских имен плюс суффикс «ян». Вот такое можно заметить, как различие между армянами на уровне фамилий на географии современной Армении. Эти сельскохозяйственники из Ирана в основном населяли сельские местности в средней части Армении, и у них не так много встречается фамилий, образованных от названий ремесел.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG