Accessibility links

Вот и пришло время подводить итоги уходящего 2017 года – ровно через неделю начнется уже другой год с отложенными или новыми проблемами. Уверена, что в учебник истории Абхазии нынешний год вряд ли попадет. Ярких событий, которые можно назвать знаковыми, было немного. А тех, что повлияли бы на дальнейший ход событий, стали бы прецедентами, – вообще ни одного. Да, снесли пару незаконных строений, осудили нескольких преступников, избрали очередной парламент, что-то построили, что-то вырастили. Безуспешно пытались сформировать Конституционный суд и бороться с мраморным клопом. Но все это не тянет на вклад в историю построения государства.

Если сравнивать с 2016-м, то этот год был относительно спокойным – не было митингов, штурмов, то есть прямого вреда стране не нанесли. Но и пользы от этого спокойствия не видно. Все политические силы страны, в том числе и в парламенте, на который некоторые избиратели наивно возлагали надежды, толкли как воду в ступе – монотонно и безрезультатно: вопросы ДТП, наркомании, коррупции и т.д. Резких движений не было, конкретных действий – тоже. Власть и оппозиция обменивались взаимными упреками, а люди отстраненно решали каждодневные проблемы по мере своих сил и возможностей.

Самое время зафиксировать очередной год сурка, но думаю, что у всего есть своя цена, и у этого года были очень важные если не итоги, то откровения.

В этом году стало очевидно, что конфликт между законодательной и исполнительной ветвями власти – это хорошо, но только в том случае, если стороны могут прийти к компромиссу, в основе которого общественный интерес. Однако в основе конфликта между законодателями и исполнителями – интересы личные. Поэтому компромисс между ними, который подарил относительное спокойствие стране в этом году, не имеет никакого отношения к строительству государства и поиску путей выхода из затянувшейся депрессии.

Ярким свидетельством угасания интереса к политической жизни стало то, что гораздо более оживленную полемику в обществе вызвала инициатива по смене названия прибрежного кафе «Брехаловка», чем слитая в общество перспектива циничного альянса между действующим президентом Раулем Хаджимба и экс-президентом Александром Анквабом. Столь же лениво и отстраненно обсуждается возможность выдвижения на президентских выборах 2019 года и всех остальных политиков.

При этом выборы в соседней стране – России, которые пройдут в марте 2018-го, вызывают в Абхазии неподдельный интерес. Социальные сети активно реагируют на каждое новое выдвижение. В этой виртуальной среде становится очевидным, что абхазы не просто знают всех российских политиков, но и высказывают свои предпочтения, часто выступая чуть ли ни в роли волонтеров-агитаторов. И картина не столь однообразная, как можно было ожидать: среди «граждан России, «проживающих в Абхазии», есть сторонники Навального, Явлинского и Собчак.

Конечно, каждого нового кандидата на должность президента России абхазы оценивают через собственную призму – отношения к Абхазии. Поэтому несложно догадаться, что меньше всего шансов получить абхазские голоса у Жириновского, позволившего себе в нынешнем году ряд некорректных выпадов в сторону абхазов и Абхазии. Больше всего – у Путина, политика которого в отношении Абхазии для абхазского избирателя компенсирует все остальные его минусы.

Конечно, абхазские голоса для России – это капля в море, и они не сыграют решающего значения. Говорю я об этих выборах отнюдь не для того, чтобы российские агитаторы ринулись в Абхазию работать с избирателями. Мой посыл направлен абхазским политикам, в том числе и тем, кто отстаивает право страны на независимость – в вопросах создания ИКЦ, двойного гражданства, продажи недвижимости иностранцам и т.д.

Было бы полезно отвлечься от ура-патриотических идей и проанализировать активность своих завтрашних избирателей на следующих российских выборах. Это ведь очень важно, что большая часть граждан Абхазии, которые больше десятилетия назад начали получать гражданство России, чтобы иметь возможность пересекать границу, сегодня уже ощущают себя россиянами. Вот такой вот итог года, от которого зависит не то, за кого проголосует Абхазия на следующих президентских выборах, а судьба страны.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG