Accessibility links

Инцидент на Псоу: «Господин Рыкшин обещал дать в СМИ опровержение»


«Что за бред!» – такова была реакция многих в Абхазии, прочитавших статьи в российских и грузинских СМИ и на сайтах, одна из которых была озаглавлена так: «Альпинист Александр Рыкшин рассказал в Facebook об избиении абхазскими пограничниками на границе».

Альпинизм в данном случае ни при чем. Автор поста перешел российский погранпункт «Адлер» на границе с Абхазией, мост через реку Псоу, направляясь отовариваться в магазин беспошлинной торговли, и дальше с ним приключилось, по его словам, вот что:

«При выходе с моста через Псоу поворачиваю в сторону магазина «дьюти фри», позади слышу крик: куда идешь, мол, прямо иди. Я оборачиваюсь – ко мне уже бегут двое абхазских пограничников, что дежурят на углу в будке на выходе с моста».

Затем, продолжает он, произошел разговор – пограничники пытались заставить его проследовать к абхазскому пропускному пункту и зайти на территорию Абхазии. После его категорического отказа оба пограничника попытались силой тащить сопротивляющегося россиянина к паспортному контролю. В этот момент подбежали еще трое абхазских военнослужащих и стали избивать Рыкшина ногами и руками.

Инцидент на Псоу: «Господин Рыкшин обещал дать в СМИ опровержение»
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:39 0:00
Скачать

«Все это, – рассказал он, – происходило на глазах людей, которые спокойно выходили из «дьюти фри». Только одна девушка с ребенком подошла и попыталась как-то помешать – достала телефон, чтобы снять, у нее начали забирать телефон. Меня перестали бить, но в потасовке успели выхватить мой загранпаспорт и ретироваться с ним в сторону границы с Абхазией, видимо, в надежде, что я пойду к ним. Мне удалось-таки высвободиться и убежать обратно на границу РФ, благо, у меня был с собой паспорт гражданина РФ».

Российские пограничники пояснили, что сделать в этой ситуации ничего не могут и россиянину придется писать заявление в МИД и ФСБ, а также обращаться в СМИ.

В одной из интернет-публикаций я встретил уточнение, что Александр – сын известного уральского путешественника Владимира Рыкшина, в другой – что сейчас находится в Красной Поляне.

В комментариях к посту читатели Рыкшина написали, что тоже сталкивались с такой практикой, но не отказывали пограничникам в их просьбе. «Был сегодня там же, после выхода на нейтралку последовала аналогичная просьба пройти паспортный контроль на абхазской стороне. Я удивился, но не стал разбираться. Потратил на это одну минуту в оба конца. Затарился в дьютике, сижу дома. Сожалею, что у тебя получился другой опыт!» – написал пользователь Никита Скороходов. «Мы сколько раз были, всегда на выходе с моста пограничники просили пройти на абхазскую сторону, а потом обратно. На абхазской стороне просто смотрят паспорт и ничего не отмечают, но, видимо, такой порядок», – отметил пользователь Евгений Маталыга. Однако Рыкшин пояснил, что отказал пограничникам из-за случившейся недавно ситуации с его знакомыми. После прохождения паспортного контроля их по просьбе пограничников якобы задержала «местная полиция». «Им предложили проехать в следственный изолятор и грозились тем, что они наркоманы и их посадят», – поведал Рыкшин.

Реальность эпизода с «полицией» (в Абхазии, вообще-то, по-прежнему милиция) проверить уже практически невозможно: что это за знакомые, почему привлекли внимание правоохранительных органов (может, и были на то основания)? Что касается эпизода с самим Рыкшиным, то, отправившись на днях в короткую поездку в Сочи, я решил при обратном переходе границы попробовать выяснить, что же с ним там случилось.

Что предварительно приходило в голову? То, что с гостями из России у нас порой вступает в конфликты задиристая молодежь «без тормозов», которая «рубит сук» туристического бизнеса, мне хорошо известно. В сентябре 2015 года был, помню, случай, когда родственник владельца гостевого дома в Пицунде затеял драку с отдыхавшим в этом доме российским туристом, и все выплеснулось потом в соцсети. Представляю, как этот владелец был потом «благодарен» родственничку. Но почему абхазские пограничники заставляют «алкотуристов», как с легкой руки одного форумчанина я тоже стал их называть, пересекать абхазский погранпункт? Чтобы «накрутить» цифры туристического сезона, как предположило одно тбилисское интернет-издание, пересказавшее пост Рыкшина? Но «приписки» – явление в основном советское, приносившее выгоды «приписчикам». В данном случае количество переходов за год через границу, основанное, кстати, на данных, фиксируемых российскими пограничниками, и, разумеется, превышающее число ее пересечений настоящими туристами, никого не вводит в заблуждение. Все прекрасно понимают, что в это количество входят и жители Абхазии, выезжающие в Россию, и россияне, и другие иностранцы, приезжающие в Абхазию с деловыми целями, и резко увеличившееся в последние месяцы число посетителей магазинов беспошлинной торговли на границе (их уже три). Об этом я рассказывал недавно на «Эхе Кавказа» в репортаже «Алкотуризм».

...По дороге назад в Абхазию я снова, как и в ноябре, в описанном в репортаже эпизоде, надолго застрял в очереди на российском погранпосту. Хотя на этот раз работало уже все полтора десятка окошек, стоять пришлось минут сорок (в августе, как ни удивительно, на это мне хватало 10-15 минут) – понятно, из-за массы переходивших границу посетителей магазина беспошлинной торговли. Еле двигая от усталости ноги, перешел мост через реку и увидел впереди, как стоявший на выходе с него абхазский пограничник одного за другим, после непродолжительных споров, направил стремившихся в «дьюти-фри» двух парней к абхазскому погранпосту. Почему-то я думал, что меня это не коснется, но, когда, миновав пограничника, свернул влево, к магазину, он потребовал и от меня проследовать на абхазский погранпункт. «Я пойду туда после магазина», – попытался объяснить ему. В конце концов он потребовал мой паспорт. Просмотрев его, понял, что я и впрямь направляюсь в Абхазию, и разрешил: «Идите» – «Куда?» – «Куда хотите». Но тут уже сам я пристал к нему: «А теперь расскажите, что тут было на днях, когда ваши пограничники избили какого-то россиянина по фамилии Рыкшин?» – «Что? Когда? Ничего не знаю».

Дальнейший мой путь лежал в пресловутый магазин «дьюти фри» – почему действительно не воспользоваться своим нахождением здесь для пополнения домашнего бара? Кстати, подобно тому, как на российском погранпосту резко увеличили в последние годы количество окошек, так и здесь – касс, и магазин успешно справляется с выросшим потоком покупателей, никаких очередей здесь не возникает. После этого перешел абхазский погранпункт, но искать какое-либо пограничное начальство для продолжения разговора об инциденте с Рыкшиным не стал. Во-первых, было уже поздновато, во-вторых, знаю я, как обычно ведут себя в таких случаях служивые люди – отсылают к вышестоящему начальству. А где оно? Естественно, в Сухуме. Решил обратиться к командованию погранотряда.

Но в тот же вечер дома застал зашедшего в гости родственника-пограничника, который объяснил: дело, конечно, не в «приписках», а в том, что так положено. Если человек пересек российский погранпункт, то он должен пересечь и абхазский, иначе получается, что он где-то по дороге «растворился...

И вот я сижу в кабинете начальника погранотряда Республики Абхазия полковника Нодара Чачхиани и задаю ему вопрос: «Было ли проведено расследование инцидента с россиянином Рыкшиным на посту «Псоу?» Собеседник ответил утвердительно. Но из его слов представала совсем другая картина происшедшего.

Да, заявил Нодар Георгиевич, действительно, если человек пересек один погранпост на государственной границе, то должен пересечь и другой. На абхазском посту установлены видеорегистраторы, и количество пересекших оба поста должно совпадать. При этом нет никакой «нейтральной полосы», это в песне Владимира Семеновича Высоцкого она фигурировала («А на нейтральной полосе цветы необычайной красоты»), и магазины беспошлинной торговли находятся на территории Абхазии. Никто из пограничников, по его словам, Рыкшина не бил, просто в какой-то момент, когда слова перестали действовать, его взяли под руки и пытались довести до абхазского погранпункта в принудительном порядке, а он начал вырываться. Нодара Чачхиани при этом задело поведение российских коллег на границе: вместо того, чтобы объяснить Рыкшину, что он должен был подчиниться законным требованиям абхазских пограничников, они стали советовать ему обратиться с заявлениями в российские госструктуры и СМИ.

«Хорошо, – сказал я, – но почему бы таким «туристам» не объяснять там, на месте, в чем дело. Понимаю, что не все пограничники на посту обладают умением доходчиво и вежливо объяснять, да и не обязаны они просвещать всех проходящих длинными речами, но тогда можно установить в этом месте стенд, на котором все было бы обстоятельно разъяснено». «Стенд тоже не помешает, – отозвался Чачхиани, – но я уже предпринял другие меры, более надежные, – проход от моста до абхазского погранпоста будет отгорожен от магазинов беспошлинной торговли забором, и попасть в них можно будет только пройдя этот погранпост с абхазской стороны. Так все магазины беспошлинной торговли в мире и работают – чтобы в них отоваривались люди, покидающие страну».

История же с Рыкшиным развивалась следующим образом, говорит Чачхиани. Когда тому в российских госструктурах была объяснена законность требований абхазских пограничников, они с ним встретились вот в этом кабинете и Рыкшин написал объяснительную записку, в которой снял свои претензии. Чачхиани взял лежавшую на его столе бумагу и стал зачитывать:

«Гражданин Рыкшин пишет: «В настоящий момент я осознал свою ошибку. Мне объяснили, что магазин беспошлинной торговли находится на территории Абхазии, а не в нейтральной зоне, и то, что мне необходимо было пройти паспортный контроль Республики Абхазия. Я сожалею о случившемся и впредь обязуюсь соблюдать требования сотрудников пограничной службы при пересечении государственной границы».

– Понятно.

– Человек осознал свою ошибку. Осознал, что под воздействием эмоций все это написал и по неверной указке отдельных несознательных сотрудников пограничной службы на российской стороне. Я больше скажу: господин Рыкшин – ну, на словах, правда, обещал дать в СМИ опровержение. Ну, сделает он его или нет – это на его совести, нам это не особо важно. Еще раз повторю: я дал команду, и работы уже практически закончились по возведению инженерных сооружений на пункте пропуска, чтобы впредь исключить подобные инциденты».

«Опровержения» Александра Рыкшина я ни в каком СМИ не видел, но и когда нашел его страницу в Facebook и зашел на нее, цитировавшегося текста там не увидел. Наверное, он его удалил.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG