Accessibility links

Конституционный суд с ограниченной легитимностью?


За избрание последнего, пятого судьи Конституционного суда Абхазии проголосовали 23 депутата парламента

«Арифметический скандал» в парламенте Абхазии должен был, так или иначе, иметь какое-то продолжение. И, как нетрудно было предположить, оппоненты так и не пришли к консенсусу. Каждая из сторон конфликта осталась при своем мнении, и это грозит в будущем тем, что некоторая часть общества будет заведомо не признавать решения Конституционного суда, считая его избранным с нарушением Конституции.

Напомню о казусе, который произошел 12 февраля на первом и пока единственном заседании весенне-летней сессии парламента. При тайном голосовании за избрание последнего, пятого судьи Конституционного суда Абхазии единственную предложенную кандидатуру – Алисы Бигвава – поддержали 23 депутата, а две трети голосов в парламенте (минимальное квалифицированное большинство), согласно законам арифметики, составляет примерно число 23,33... Оспоривший на заседании законность избрания судьи парламентарий Батал Табагуа озвучил потом свое мнение в нескольких СМИ, в том числе и в беседе с корреспондентом «Эха Кавказа», в ходе которой сказал, что попытается убедить в своей правоте руководство парламента, а если это не удастся сделать, он с единомышленниками обратится в Верховный суд республики.

Конституционный суд с ограниченной легитимностью?
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:48 0:00
Скачать

Руководство парламента с одним из критических замечаний Батала Табагуа – что Алиса Бигвава принесла присягу в отсутствие президента – согласилось. И в понедельник, 19 февраля, она вторично принесла присягу в том же зале заседаний парламента, и на этот раз, ввиду отсутствия на территории Абхазии президента РА Рауля Хаджимба, на церемонии присутствовал исполнявший обязанности президента с 15 февраля вице-президент Виталий Габния. Что ж, это было сделать нетрудно. Но данное событие означало в то же время, что со второй и главной претензией Батала Табагуа – за избрание Алисы Зурабовны судьей проголосовало меньше квалифицированного большинства парламентариев – руководство и большинство депутатов парламента не согласились. Об аргументах их ничего в публичном пространстве ни разу заявлено не было, просто не согласились – и все. Я могу только предположить, что, возможно, было взято на вооружение мнение комментатора под ником, снисходительно заявившего на одном из интернет-форумов: «Похоже, все математику прогуливали! По правилам округления если меньше пяти десятых, то округляется в меньшую сторону». Только ведь никакое «округление» в данном случае законодательством не предусмотрено, там четко сказано: «не менее двух третей», 23 же – это «менее».

К возникшей коллизии двойственное отношение. С одной стороны, совсем не по душе было решение оппозиционно настроенных парламентариев блокировать формирование Конституционного суда, который в республике никак не могли избрать около полутора лет, – не из-за того, что они были против конкретной кандидатуры, а из-за того, что президент не выполнил одну из рекомендаций парламентской комиссии 5 января. То есть поступили по принципу «чем хуже, тем лучше». В итоге трое не проголосовавших за А. Бигвава и свели цифру поддержавших ее до 23. С другой стороны, можно вступать в противоречие с той или иной политической позицией, той или иной трактовкой закона, но вступать в противоречие с арифметикой – это уже чересчур. Получается: «если арифметика против нас, тем хуже для арифметики».

Но каков же правовой выход из создавшегося тупика, с учетом того, что пойти на признание ошибки, отмену решения 12 февраля и новый цикл довыборов в КС пятого судьи для парламента в целом выглядело бы уже в глазах многих как «потеря лица»? Выступая по Абхазскому телевидению, опытный юрист, депутат второго созыва парламента РА Тамаз Кецба предложил ныне действующим парламентариям следующее: отдельным постановлением внести изменения в регламент работы, где оговорить, до какой минимальной цифры округляется в таких случаях «квалифицированное большинство». Понятно, что тут будет закреплена цифра «23», но тогда хоть задним числом, но парламентарии узаконят свое решение...

Между тем вчера произошли два важных события, связанных со становлением Конституционного суда Абхазии, – произошли как бы в двух цепях событий, которые развиваются параллельными курсами.

Первое – это то, что состоялось закрытое заседание Конституционного суда, на котором в ходе тайного голосования судей Нурий Тания избран председателем КС Абхазии. Заместителем председателя КС избрана Людмила Ходжашвили, судьей-секретарем – Рауль Пантия. Напомню, что в составе суда также значатся Алиса Бигвава и Диана Пилия.

Второе событие – это то, что на сайте Верховного суда республики была размещена информация: «Определением судьи Верховного суда Республики Абхазия Генри Гамисония от 26 февраля 2018 года отказано в принятии административного искового заявления депутатов Народного Собрания – Парламента Республики Абхазия Батала Табагуа, Дмитрия Дбара, Юрия Хагуша, Батала Айба и Рауля Лолуа». Согласно определению судьи, поданное заявление, где оспариваются постановления парламента об избрании Алисы Бигвава судьей Конституционного суда, подлежит рассмотрению и разрешению в порядке конституционного судопроизводства Конституционным судом Республики Абхазия.

Но как депутаты могут обращаться в орган, который в данный момент считают нелегитимным?

С другой стороны, смешно представить себе, как Конституционный суд рассматривает первым делом вопрос о собственной легитимности... И в интернет-комментариях предсказуемо откликнулись: «Разве будут пчелы против меда голосовать?»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG