Accessibility links

Междусобойчик о коррупции


Изида Чаниа

Сегодня в парламенте Абхазии проходят слушания по очень важному для страны вопросу – коррупции. Некоторое время назад инициативная группа, состоящая из десятка людей среднего возраста, решила, что спасти Абхазию от этого явления может принятие статьи 20 Конвенции ООН о противодействии коррупции и закона о госслужбе, проект которого много лет пылится в парламенте.

Конечно, я против коррупции и без всяких «но» готова и как гражданин страны, и как журналистка поддержать любую общественную инициативу, направленную на преодоление зла, разрушающего саму идею нашей государственности. Однако у меня много вопросов, основанных, прежде всего, на неверии в благие устремления людей, представляющих власть. Очередной «звоночек», подтверждающий обоснованность моего недоверия, прозвучал уже сегодня, когда стало известно, что в парламенте пройдут слушания на эту тему.

Междусобойчик о коррупции
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:42 0:00
Скачать

Известно, что коррупция, «как черт ладана», боится гласности. Открытость – основа борьбы с этим явлением, главное положение и статьи 20, и закона о Госслужбе. Кандидат на должность должен пройти через открытый конкурсный отбор, доказать обществу, что его имущество нажито им не на откатах, взятках или использовании административного ресурса. Открыто, гласно, прозрачно рассказать о том, как трудился в поте лица, чтобы заработать на жизнь, дом и машину, а иногда и на благие дела. Без этой составляющей – открытости – все меры, направленные против коррупции, бессмысленны.

Но почему же парламентские слушания о коррупции абхазские депутаты проводят за закрытыми дверями, без журналистов?! Объяснить причину такой закрытости невозможно ни государственной тайной, ни участием несовершеннолетних.

Поэтому я предполагаю, что речь идет о примерке. Законодатели будут слушать лоббистов и «примерять» закон на себя и свои интересы. Придется в пору – заявят о поддержке, не придется – расскажут о несовершенстве фискальной системы и предложат «переполовинить» статью. Все так знакомо!

Ну как тут не вспомнить президентские выборы (уже и не помню, какого года, но и не важно – все одно), на которых ЦИК опубликовал данные об имуществе кандидатов на главную должность страны. Созерцание декларации было действием не для слабонервных – кандидаты в президенты, как на подбор, оказались «беднее церковной мыши»: скромное жилье, затрапезные авто, зарплата, на которую не проживешь… Пока общественность сочувствовала тяжелому материальному положению кандидатов, они закидывали своих сторонников всевозможными дарами.

Тем, кто позабыл о выборах президентских, можно напомнить парламентские, они еще свежи в памяти, так как прошли не так давно. Кандидаты в депутаты, в большинстве своем скромные безработные, понавешали баннеров, совокупная стоимость которых была сопоставима с годовым бюджетом страны. И вот что тут самое интересное – деньги на предвыборную кампанию никак не отражались в отчетности предвыборных фондов кандидатов. ЦИК, понятно, не заметил этого нарушения. И я понимаю ЦИК, потому что если бы заметил, то страна осталась бы без парламента. А так, хоть какой-то выбирали.

О третьей ветви власти я говорить ничего вообще не буду, потому что здесь замкнутый круг – судей выдвигает глава государства, а утверждает парламент. Случаи, когда парламент не утверждал судей, никак не были связаны с коррупцией. Я даже больше скажу, что знаю тех, кого не утвердили, – и вот среди них было несколько кандидатов, которые не берут взяток.

Так что если парламент вдруг и примет статью 20 Конвенции ООН – это будет чудо. Конечно, в чудеса верить надо. Но оно может состояться только при хорошей подготовке. В нашем случае необходимо воздействие со стороны общества на источник коррупции – власть… И тут важно, чтобы общественное движение не возглавил сам коррупционер – бывший или настоящий, они умеют похоронить любое начинание.

Мы же не хотим получить на выходе законы, идентичные тому, что был принят парламентом прошлого созыва – закону о противодействии коррупции. На последней коллегии прокуратуры один из прокуроров задал простенький вопрос начальнику управления по противодействию коррупции: сколько дел было возбуждено по коррупции? Ответ никого не удивил – ни одного.

А знаете почему? Да потому что нет у нас закона о борьбе с коррупцией, есть закон о противодействии ей, обсуждения которого в свое время никто и не заметил.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG