Accessibility links

«Единоосы» нашли новый способ проверки соответствия цензу оседлости


Россия, как участник Конвенции Совета Европы, не может передавать данные о гражданине третьей стороне, а с его согласия, считают «единоосы», – может

В Южной Осетии продолжают обсуждать поправки в закон о выборах депутатов, принятые в минувшую пятницу. Согласно одной из них, кандидат должен дать согласие на передачу ЦИК своих персональных данных с российского пограничного поста «Нижний Зарамаг» как способ подтвердить его соответствие цензу оседлости. По мнению экспертов, это новшество чревато скандалами.

Новшество, которое сулит немало скандалов и обвинений инициаторам поправок – партии власти «Единой Осетии», в делегитимации выборов – это принятая ими норма об обязательном письменном согласии кандидатов на обработку и передачу персональных данных как законная возможность проверить соответствие цензу оседлости кандидата в президенты (10 лет постоянного проживания в республике) или депутаты (пять лет).

О чем, собственно, речь. Россия, как участник Конвенции Совета Европы «О защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных», не может передавать данные о гражданине третьей стороне, а вот с его согласия, считают товарищи «единоосы», – может.

«Единоосы» нашли новый способ проверки соответствия цензу оседлости
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:42 0:00
Скачать

По мнению российского политолога Николая Силаева, в результате применения этих поправок возможны коллизии. Одно дело, когда российский гражданин дает согласие на обработку своих персональных данных – это стандартная процедура. Но совсем другое дело – передача этих данных иностранному государству, тем более в страну, где стандарты защиты персональных данных, мягко говоря, не дотягивают до российских. Здесь одного лишь согласия гражданина, может, и недостаточно. Как минимум нужны межгосударственные соглашения в этой сфере, которые, помимо всего прочего, накладывают обязательства на Южную Осетию поднять защиту персональных данных на уровень, сопоставимый с российским. Но и на этом вопросы к поправке не исчерпываются, считает Николай Силаев:

«Допустим, югоосетинский ЦИК получил согласие кандидата на обработку персональных данных и отправил запрос. Откуда-то пришел какой-то ответ. Какой статус этого ответа? Можно ли на его основании подавать в суд, если, допустим, кандидат не согласен с содержащейся в ответе информацией? К примеру, человек не согласен, дескать, вы не правы, у вас компьютер что-то напутал, случился системный сбой, а я все это время находился в республике. В какой суд обращаться по этому поводу?

– Наверное, зависит от того, кто составил отчет о пересечении границы с Россией...

– Получается, российская погранслужба

– Значит, в российский суд?

– Получается так.

– Быть может, тогда лучше, если сам гражданин России в России получит этот документ и передаст его в югоосетинский ЦИК?

– Я думаю, так лучше».

Очевидно, что применение этого закона чревато разногласиями и взаимными обвинениями в подлоге и прочих злоупотреблениях.

Депутат югоосетинского парламента первого созыва Лариса Остаева указывает на то, что и у этого созыва югоосетинского парламента не хватило гражданского мужества отказаться от ценза оседлости. Остаева вспоминает, что эту норму приняли после того, как большинство ее коллег по первому созыву уже выдавили из законодательного собрания и провели замещение национальной интеллигенции на послушных руководству функционеров. Без такой подготовки, убеждена Лариса Остаева, этот закон не прошел бы.

Это было такое время, последний период правления президента Чибирова, когда национальную интеллигенцию отстраняли от управления государством, их выдавливали из республики, а заодно при помощи этого ценза лишали возможности вернуться и побороться за власть. В этом единственный смысл ценза оседлости, говорит Лариса Остаева:

«Я уехала из Цхинвала в 1996 году. Значит, я прожила там самый трудный отрезок времени? Я там родилась, я там выросла, я там работала. А они говорят: «Последние 10 лет». А что такое эти последние 10 лет? И мне никто не отвечает на этот вопрос. Я спрашиваю, а что значат эти последние пять лет? Что за эти последние пять лет произошло такого, что требовало моего обязательного присутствия? Это же бессмыслица! Они запутались... Просто сейчас грядут парламентские выборы, и они опять начинают чего-то выдумывать, а под всем этим никакого юридического обоснования нет.

– Наверное, избиратель и сам может разобраться, кто ему подходит, за кого ему голосовать?

– Конечно, это избиратель должен определить. А ЦИК и парламент не должны лишать людей права выбирать и быть избранными. Тех, допустим, кто многое сделал для создания этого государства, кто продолжает что-то делать, кто является гражданином... Если я гражданин Южной Осетии, значит, я имею полное право выдвигаться. Но они искусственно создают вот такую ситуацию, чтобы не было конкуренции, чтобы создать какой-то хаос. Я категорически против этого ущемления прав наших граждан».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG