Accessibility links

Азербайджан вошел в резонанс с соседями


ПРАГА---11 апреля Азербайджан досрочно выберет президента, имя которого, впрочем, знает уже 15 лет – Ильхам Алиев, и неожиданностей никто не ждет. Некоторые наблюдатели отмечают, что все это происходит почти одновременно с выборами президента в России и завершением властной реформы в Армении. О внешнеполитической составляющей ускоренного обновления власти в Баку мы говорим с азербайджанским политологом Ильгаром Вели-заде.

Вадим Дубнов: В качестве одного из возможных объяснений переноса выборов на более ранний срок некоторые наблюдатели предлагали желание синхронизировать выборы азербайджанского руководителя с выборами в России и с фактически переназначением руководителя в Армении. Насколько это серьезно и убедительно, по-вашему?

Ильгар Вели-заде: Я думаю, что это один из возможных вариантов, но я не думаю, что это основной вариант, поскольку все-таки выборы – это важное политическое событие в жизни страны, и, прежде всего, оно должно согласовываться с какой-то внутриполитической повесткой. Обычно эту версию связывают с возможным продвижением в решении карабахского конфликта.

please wait

No media source currently available

0:00 0:13:15 0:00
Скачать

Те люди, которые настаивают на этой версии, считают, что завершение выборов в Армении и завершение формирования властной вертикали в Азербайджане примерно в одно и то же время позволит уже подтвердившим свою легитимность властям продолжить переговорный процесс, вернее, обеспечить себе легитимную базу для продолжения переговорного процесса и достижения определенных результатов, предварительно наметив для себя какую-то стратегию действий. Примерно такая ситуация. Но, знаете, насколько убедительна эта версия, наверное, покажет время, т.е. по факту так и получается – происходит синхронизация выборов и в Азербайджане, и в Армении, и сейчас, в предстоящий месяц, мы должны показать, будет ли процесс по переговорам в рамках карабахского урегулирования результативным и оправдаются ли в полной мере такие ожидания.

Вадим Дубнов: Повышенная легитимность обычно требуется для каких-то компромиссов или других сложных решений, которые могут быть неоднозначно быть восприняты внутри страны. А те события и та риторика, которая звучит с обеих сторон, меньше всего наводит на предположения о каких-то готовящихся компромиссах, или это какие-то предвыборные мероприятия?

Ильгар Вели-заде: Конечно, с предвыборными процессами это можно связывать, но это в какой-то мере косвенно говорит о том, насколько правдоподобна версия синхронизации выборов именно с точки зрения конфликта. Я думаю, что все-таки ситуация на самом деле, как вы правильно заметили, далека от идиллии. Как говорится: синхронизируй – не синхронизируй, а от реалий далеко не уйдешь. Я, честно говоря, абсолютно не вижу таких признаков компромисса, особенно с позиции сегодняшнего времени. Да, есть какие-то определенные позитивные импульсы, они были как-то обозначены в последние месяцы, по крайней мере, министры иностранных дел выступали с заявлениями о том, что в переговорном процессе есть новые предложения, которые вызывают интерес. Была информация о достижении предварительной договоренности по поводу увеличения числа наблюдателей в зоне конфликта – это тоже был один из дискуссионных вопросов в переговорном процессе последнего времени. Вот такие позитивные моменты все-таки были, но они абсолютно недостаточны для того, чтобы делать однозначные выводы, что стороны готовятся к каким-то большим компромиссам или же предметно готовы говорить о подписании какого-то всеобъемлющего соглашения.

Вадим Дубнов: Если мы говорим о синхронизации, то давайте немного поговорим и о Москве, где тоже все происходит примерно одновременно. Насколько важны параллельные курсы с Москвой для Баку?

Ильгар Вели-заде: Вообще-то принято считать, что процессы, которые происходят в этой географии, так или иначе, согласуются с теми событиями, которые происходят, в частности, в Москве или же на пространстве бывшего Советского Союза. В этом смысле, конечно, политические процессы в России нас интересуют, результаты этих политических процессов, так или иначе, сказываются на ситуации в регионе. Но за последние годы, десятилетия в политической траектории в регионе сложилась какая-то особая тенденция, которая непосредственно не увязывается с процессами в России, а больше, может быть, согласуется с процессами, которые происходят в непосредственной близости нашего региона, с процессами, которые происходят в результате взаимодействия основных игроков, скажем, Европейского союза, Соединенных Штатов, России в этом регионе. Поэтому опять же есть совпадения, и, возможно, они удачные – время покажет, но подводить под это какую-то стройную гипотезу, я думаю, на сегодняшний день преждевременно.

Вадим Дубнов: Но есть как бы два вида импульсов: один, условно говоря, усиление Каспийской флотилии в Дагестане, ну а другой – это Сирия, где Азербайджан, в общем, разделяет позицию Турции, со всеми вытекающими последствиями. Как это все влияет на позицию Азербайджана, который пытается сохранять, если я правильно понимаю, свою былую равноудаленность от всех центров силы?

Ильгар Вели-заде: Стоит обратить внимание на ситуацию в Каспийском регионе и, может быть, сделать какие-то предварительные выводы. Дело в том, что в последние месяцы в этом регионе идут достаточно противоречивые процессы: с одной стороны, в конце декабря министр (Сергей) Лавров анонсировал проведение в скором времени Астанинского саммита, где будет наконец-то подписана конвенция о политико-правовом статусе Каспийского моря. Это говорит о том, что страны Каспийской пятерки пришли к определенному консенсусу в этом вопросе, позитивный, конечно, момент. Та же реализация проекта «Север-Юг» с участием Азербайджана, России и Ирана; визит президента Ирана в Азербайджан; договоры, в частности, касающиеся Каспийского моря и разработки перспективных месторождений на Каспии, говорят о том, что Тегеран и Баку достигли компромиссного решения в этом вопросе – это тоже важный и позитивный момент. Но, с другой стороны, между Ираном и Туркменистаном сложилась очень сложная ситуация, а также перенос места базирования из Астрахани в Каспийск также навевает определенные мысли о том, что в конечном итоге страны Каспийской пятерки склонны делать ставку в решении политических вопросов и на военную силу.

Азербайджан, исходя из собственных интересов, просто обязан учитывать все эти процессы в своих действиях, однако, естественно, выступать с какой-то контрпозицией по отношению к этим процессам здесь нет смысла. Я думаю, что такая ситуация и после выборов продолжится. Азербайджан занял свою нишу в геополитике региона, и, кстати говоря, проведение в эти дни в Баку совещания высших должностных лиц «Движения неприсоединения», а Азербайджан со следующего года станет председателем этого движения, говорит о том, что Азербайджан все-таки сохранит за собой эту равнодистанционную позицию, по крайней мере, на ближайшие годы. Честно говоря, такая позиция выгодна всем крупным акторам – и Ирину, и Турции, и России, поскольку Азербайджан в данном случае как бы выступает такой площадкой, где каждый может найти свои интересы, выгодные для себя, а с другой стороны, эта площадка не будет использоваться против интересов другой стороны. Всем региональным игрокам такая ситуация выгода, и это выгодно, естественно, Азербайджану.

Вадим Дубнов: При всех отличиях отношений Баку с западноевропейскими партнерами и с Соединенными Штатами, отношения с Западом в целом казались некой производной от того, как складывались отношения власти с оппозицией в Азербайджане внутри страны…

Ильгар Вели-заде: Отношения власти и оппозиции сегодня если и влияют на отношения Запада с Азербайджаном, то весьма опосредовано. Дело в том, что оппозиция перестала быть интересной не столько Западу, сколько самому азербайджанскому электорату, т.е. обывателю. В последние годы или даже десятилетия азербайджанская оппозиция перестала выдавать креативные идеи, которые могли бы консолидировать даже протестный электорат, не говоря уже о колеблющихся. Ведущие оппозиционные партии претерпели очень серьезные структурные изменения, т.е. раскол коснулся двух ведущих оппозиционных партий – «Мусавата» и партии Народного фронта. Поэтому делать в таких условиях ставку на такую оппозицию… Я думаю, все понимают, что Западу если и нужны влиятельные ресурсы, то оппозиция влиятельным ресурсом не является.

Кроме того, основным конкурентом Запада в данном случае является Россия, а Россия довольно эффективно выстроила свои отношения с официальным Баку, что создает определенный пример для Запада, т.е., выстраивая хорошие отношения с официальным Баку, вы выговариваете себе обеспечение своих долгосрочных интересов в регионе. Запад сейчас все больше склоняется к этой формуле: лучше дружить с официальным Баку, чем поддерживать сомнительные проекты в политической сфере. Поэтому я думаю, что эта тенденция за последние годы стала более или менее укрепляться, и она, по-моему, упрочится в последующие годы. Вместо оппозиции западные страны сейчас предпочитают иметь дело больше с представителями гражданского общества, у них относительно больший авторитет и вес в обществе, чем у представителей политических партий.

Вадим Дубнов: Означает ли это, что официальный Баку готов пойти на некую либерализацию режима?

Ильгар Вели-заде: Конечно. Дело в том, что это соглашение ЕС, которое готовится, включает в себя пункты сотрудничества по институциональным вопросам, по политическим вопросам, и здесь в рамках этих пунктов предусматривается диалог, в частности, по проблемам прав человека, проблемам, связанным с развитием гражданского общества и т.д. Как будет строиться этот диалог, наверное, опять в большей степени зависит от того, на каких решениях сойдутся Баку и Брюссель в этих конкретных пунктах. Я думаю, что, по крайней мере, из тех официальных заявлений, которые мы слышим, можно сделать вывод о том, что в этом вопросе понимание есть. До конца нынешнего года ожидается подписание этого соглашения о взаимодействиях между Азербайджаном и Европейским союзом, которое, в принципе, в какой-то мере отражает отношения Азербайджана с Западом в целом.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG