Accessibility links

В воскресенье в Абхазии праздновали не только Пасху


Внутри ограды тысячелетнего православного храма в селе Лыхны закопан 16-ведерный ритуальный кувшин с вином, который открывают в день Пасхи

Сегодня в Абхазии выходной день, который появился в республике с 2014 года и стал присоединяться к пасхальным воскресеньям, а сама Православная Пасха является у нас государственным праздником всю постсоветскую четверть века.

В канун Светлого Христова Воскресенья в республику привезли частицу благодатного огня из Иерусалима абхазские паломники, часть которых нынче поднялась на гору Синай в Египте, именуемую также горой Моисея. Прилетевших из Израиля иереев Никиту (Адлейба), Далмата (Гопия) и других сорок паломников в вип-зале аэропорта Сочи встречали организатор поездки на Святую землю председатель общественной организации «Апсадгьыл» Беслан Эшба и священник Свято-Троицкого храма Адлерского района Сочи протоиерей Алексей Борисов. По словам последнего, абхазские паломники уже второй год привозят частицу благодатного огня и для своих соседей – сочинцев.

И вчера, 8 апреля, президент Республики Абхазия Рауль Хаджимба, принявший участие в ночном праздничном богослужении в Сухумском кафедральном соборе Благовещения Пресвятой Богородицы, поздравил управляющего Абхазской православной церковью иерея Виссариона (Аплиаа) и всех жителей Республики Абхазия, отмечающих Пасху, с праздником.

В воскресенье в Абхазии праздновали не только Пасху
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:56 0:00
Скачать

В поздравлении, в частности, говорится: «От всей души поздравляю вас с великим христианским праздником! В этот светлый праздник желаю благополучия каждому дому, здоровья и удачи во всех начинаниях».

Как известно, в Абхазии, которая с давних времен отличается веротерпимостью, пасхальные столы привыкли накрывать и многие, считающие себя мусульманами; одновременно в жизни многих абхазов, являющихся последователями как одной, так и другой мировой религии, немалое место занимают обычаи и обряды традиционной абхазской религии, дохристианской.

На днях упомянутый выше абхазский общественно-политический деятель, бывший вице-премьер правительства республики Беслан Эшба, который оплатил львиную долю расходов на поездку группы паломников из Абхазии на Святую землю, сказал в интервью в СМИ, в частности, следующее: «У нас в семье есть традиция. Мы на Пасху едем в наше родовое село, дедовское имение. Собирается весь род. Старший по возрасту обращается к Господу, благодарит за прошедший год. Всех наставляет, говорит напутственные слова, молится, чтобы дети рождались, род продолжался, все были здоровы и жили в радости и достатке. У нас есть такое специальное молебное местечко во дворе, там все и происходит. Открываем ахапшьа (глиняный кувшин, где хранится вино у абхазов). Затем все торжественно рассаживаются за праздничный стол, и начинается светлый семейный пасхальный праздник. Когда отец был жив, он был старший в роду и возглавлял эту церемонию.

Однажды он заболел и не смог быть на празднике. По преемственности, а не по возрасту, мне пришлось держать слово от имени отца. Я до сих пор помню это огромное волнение и ответственность. Это было только один раз. Дальше он делал это сам. Я запомнил этот момент. Тогда я как-то сразу повзрослел».

Прочтя это, я, естественно, подумал о возобновленной в начале 90-х после шести советских десятилетий, а вообще уходящей в глубину тысячелетий традиции молений абхазского рода Шакрыл в Лыхны, в которой я, как представитель одного из ответвлений этой фамилии, уже четверть века принимаю участие. Поинтересовавшись у некоторых своих знакомых, узнал, что их роды или даже все однофамильцы, если фамилия небольшая, собираются для совершения подобных молений или тоже на Пасху, или в другие воскресенья, близкие к ней.

Ну, а я вчера, как обычно, отправился в день Пасхи на ежегодное моление мужчин рода Шакрыл в одно из семи главных абхазских святилищ – Лых-ных, в самом большом селе Абхазии Лыхны.

Здесь внутри ограды тысячелетнего православного храма закопан 16-ведерный ритуальный кувшин с вином, который открывают в день Пасхи. Около одиннадцати утра все шакрыловцы собрались перед небольшим огороженным пространством вокруг кувшина с внутренней стороны ограды церкви. Жрец (хранитель святилища) Сергей Шакрыл из села Лыхны, взяв в левую руку зажженную свечу, а в правую – обструганную ореховую ветку с нанизанными на нее кусками свежесваренных сердца и печени жертвенного холощеного козла, произнес слова молитвы, которые звучали на этом месте на протяжении многих веков практически в неизменном виде:

(В переводе на русский язык) «Мы просим тебя, всемогущий Лых-ных, как всегда, сохрани нас в своем поле зрения, избавь нас от невзгод, прости наши грехи, одари нас теплом своих очей и души, исцели нас от страшных болезней, размножь наш род и одари долголетием. Мы молимся под твоей золотой пятой, позволь нам тебе служить, мы умоляем тебя».

Многих со стороны, знаю, интересует вопрос: как «уживаются» в пасхальный день церковные каноны и обычаи, обряды традиционной абхазской религии. Да без проблем! Когда шакрыловцы встречаются на этом месте, где их предки собирались для совместных молений еще задолго до возведения здесь христианского храма, они обнимаются и однократно целуются, говоря обычно просто «С праздником!», или же «Христос воскрес!» – «Воистину воскрес!», кто как привык. Подавляющее большинство, знаю, заходят в храм и ставят там свечки. Управляющий Абхазской православной церковью иерей Виссарион (Аплиаа) – сам родом ил Лыхны, все годы встреч шакрыловцев здесь на Пасху посещал их, поздравлял, участвовал в застолье после моления. Но нынче не смог приехать.

Но вчера мне довелось стать свидетелем такой необычной сценки. Когда участники моления расположились перед закопанным в землю кувшином, к нам подошел священнослужитель храма в рясе, приветствовал на русском языке, а потом, после небольшой паузы, снова начал что-то говорить, но был тут же вежливо, но твердо прерван одним из стоявших рядом шакрыловцев: «Мы сейчас свое дело сделаем, а потом вы скажете, что хотите». Батюшка стушевался и с извинением удалился. После моления все его участники по старшинству стали, как всегда, подходить к кувшину, поднимать по стаканчику вина и закусывать кусочками сырного пирога «ачашв» и сердца и печени жертвенного животного. А затем все двинулись к двум длинным столам под навесом, который ныне установили еще дальше, чем в последние годы, от церковной ограды, вплотную к ограде лыхненской средней школы, и началось застолье…

Сегодня я позвонил жрецу святилища Лых-ных Сергею Шакрылу, который стал им в 2007 году, и мы остановились в разговоре на описанном эпизоде со священником. Сергей сказал, что вчера после моления хотел его пригласить на общее застолье, чтобы он принял в нем участие, как в таких всегда участвовал о. Виссарион, но не нашел его. Так мы и не знаем пока, что он хотел сказать перед молением шакрыловцев. Он недавно приступил к службе в храме, и, возможно, стоило заранее объяснить ему, что здесь будет проводиться такой обряд и «вклиниваться» в него не надо. Надеюсь, что к следующему молению в Лых-ных новому священнику уже все обстоятельно разъяснят.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG