Accessibility links

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов своим указом образовал постоянно действующее координационное совещание правоохранительных органов республики по борьбе с преступностью и другими правонарушениями. Тем же указом Бибилов утвердил состав координационного совещания – в него включены секретарь Совбеза, руководители МВД, КГБ, Минюста, Госохраны, таможни и Генеральной прокуратуры. Председателем вновь созданного органа назначен генеральный прокурор республики Урузмаг Джагаев.

Примечательно, что никакой официальной мотивации не прозвучало. Никаких официальных комментариев по поводу того, зачем понадобилось создавать новый орган, тем более что нечто подобное уже существует – это Совет безопасности, статус которого закреплен статьей 13 республиканского закона «О безопасности». Напомню, Совбез является «конституционным совещательным органом при президенте, осуществляющим координацию деятельности органов обеспечения безопасности, а также подготовку рекомендаций и проектов решений в области защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства».

Генпрокурор присмотрит за МВД и КГБ
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:33 0:00
Скачать

Согласитесь, это очень похоже на «координационное совещание правоохранительных органов республики по борьбе с преступностью и другими правонарушениями», просто шире по смыслу и полномочиям. То есть со стороны все это выглядит как умножение сущностей. В России создание дублирующих инстанций оправдывают ее бескрайними просторами, на которых сигналы Кремля иногда рассеиваются, иногда преломляются в кривых зеркалах региональной бюрократии, а порой и просто игнорируются. Дескать, поэтому нужны дополнительные устройства для прохождения сигнала...

А в Южной Осетии для чего все это? Здесь что, просторы, как в России, или население, как в Китае? Какая необходимость создавать дополнительный совещательный и координационный орган силовиков в республике с населением в 50 тысяч человек и территорией 4,5 тысячи квадратных километров? Еще один немаловажный вопрос – чем это совещание будет заниматься? Каков круг его полномочий? Где документ, регулирующий его деятельность? Одного указа здесь мало, необходимо положение об этом координационном совещании, а его, судя по всему, пока нет.

Означает ли это, что решение принято спонтанно, под настроение или в ответ на уговоры советчиков? В противном случае, если бы это было результатом какой-то большой предварительной работы, то они появились бы одновременно – президентский указ и положение о новом органе. А пока можем только догадываться, зачем он понадобился и чем он будет заниматься. И, что самое интересное, почему все собрание возглавил генпрокурор?

Координационным совещанием правоохранителей его назвать трудно. Госохрана – это военизированная организация, специальная служба, отвечающая за безопасность первых лиц государства. Таможня – это орган, обеспечивающий порядок перемещения через таможенную границу товаров и транспортных средств. С какой преступностью они будут бороться?

Вся эта неопределенность – возможность порассуждать, не опасаясь обвинений в предумышленном искажении официальной позиции, потому как официальная позиция пока себя не обнаружила.

Самое интересное в этой конструкции, что президент отстраняется от общения с силовиками. Вот Совет безопасности возглавляет лично президент, и это логично – он глава государства, главнокомандующий, гарант конституционных прав. А в этом координационном совещании его нет, он как бы поручает силовой блок своему доверенному лицу – генпрокурору Урузмагу Джагаеву.

Почему он доверил это совещание именно ему?

КГБ и МВД подставили президента с делом Арчила Татунашвили. И, похоже на то, утратили доверие как профессионалы. Менты утроили форменный рэкет в Ленингоре, а гэбешники ни за что ни про что угробили гражданина Грузии, устроили международный скандал на пустом месте.

Президент никого не сдал и взял все на себя. Но этого «всего» могло быть в разы меньше, если бы не эта идиотская история про диверсанта, которую ему тоже посоветовали. Это был самый худший вариант защиты, и именно его президенту навязали. В конце концов, можно было попытаться выдать эту историю за личный конфликт, за обоюдную драку с силовиком... Можно было изобразить ужасную неловкость по поводу случившегося, помочь семье Татунашвили материально и выразить ей свое сочувствие. Но президенту подсунули историю про диверсанта, в итоге он целый месяц огребал со всех сторон – один за всех.

Можно вспомнить и другую историю – про Госохрану. Могу себе представить, что разгневанный публикацией на «Эхе» президент дает отмашку Госохране разобраться с журналистом. Но должен же быть в окружении главы государства хоть один человек, который скажет ему, по образованию десантнику, что так не делается, что не надо ехать охране и устраивать шмон на радиостанции, где работает журналист?

Эти истории обнаружили три момента. Первый – силовики нуждаются в пристальном присмотре, если не сказать надзоре, без которого они натворят таких бед, что никакие выборы после этого не выиграть. Второй – президент лично их контролировать не может и, судя по всему, после всего произошедшего этим заниматься не хочет. Это не его стихия, он не юрист, не бывший мент и т.д. Его советники, судя по результатам, тоже беспомощны. Значит, этот пригляд надо поручить опытному в этих делах человеку, который и словников разрулит, и президента проинформирует, и любое поручение выполнит.

И в этой ситуации вне конкуренции кандидатура бывшего начальника следственного управления УВД по городу Сочи: человек, с одной стороны, имеет опыт работы на земле, а с другой – опыт выживания в таком сложном городе, как Сочи.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG