Accessibility links

Незаконное обогащение остается законным


В абхазском законодательстве отсутствует серьезная правовая база для борьбы с коррупцией

Члены инициативной группы по борьбе с коррупцией предлагают ввести в законодательство Абхазии 20-ю статью Конвенции ООН о незаконном обогащении. Сегодня в Сухуме они обсуждали проблемы, с которыми сталкиваются при попытке воплотить свою идею в жизнь.

Инициативная группа по продвижению 20-й статьи Конвенции ООН юридически не оформлена. В нее вошли по большей части молодые люди, которые лоббируют на разных уровнях – перед исполнительной властью, депутатами парламента и политиками – две главные идеи: признать незаконное обогащение чиновников уголовно наказуемым деянием и ввести обязательный конкурсный подбор кадров на госслужбу. О трудностях на этом пути рассказал Астамур Какалия:

«Ни один политик в Абхазии не может сказать: «Я не буду декларировать свою собственность; я сделаю все от меня зависящее, чтобы этот закон не прошел». Ни один политик в Абхазии не может сказать: «Я буду нанимать своих родственников, своих друзей, и я вместе с ними буду «осваивать» материальную помощь из Российской Федерации и бюджет». Они будут говорить: «Да, мы не против, но надо изучить...» И вот это «изучить» продолжается уже давно, с 2012 года. Мы меняем соперников, они оказываются то в кабинетах, то в оппозиции, потом снова в кабинетах и в оппозиции, а мы по-прежнему пытаемся эту идею продвинуть...»

Незаконное обогащение остается законным
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:37 0:00
Скачать

Астамур Какалия так сформулировал задачу инициативной группы:

«У нас, к сожалению, мало информационных ресурсов, у нас почти нет денежных ресурсов, и нам приходится использовать противоречия между партиями, чтобы растиражировать эту идею. Наша задача – сделать так, чтобы парламент принял этот закон, и коррупционер, назовем вещи своими именами, вместе со своими прикормленными отморозками на улице, вместе с ручными СМИ, вместе с группами блогеров просто был противопоставлен народу Абхазии».

В парламенте и на встречах с лидерами политических партий оппоненты говорят о «презумпции невиновности» по отношению к коррупционерам. Однако она распространяется и на наркоторговцев, и на убийц, на всех. Современное законодательство в тех странах, где реально борются с коррупцией, по словам Какалия, рассматривает разрыв между доходами и расходами чиновника как доказательство его преступной деятельности. Рисмаг Аджинджал продолжил тему:

«Мы хотим, чтобы все присутствующие здесь говорили своим родственникам, своим соседям, что зло, когда чиновник с зарплатой пять, пятнадцать или даже двадцать тысяч рублей является владельцем гостиницы, яхты, катамарана и живет не по средствам. Мы должны об этом говорить всегда и везде. Мы не смогли выработать национальную идеологию. Национальная идеология – это строительство нашего национального государства, в том числе, и на таких принципах, чтобы наши управленцы не обворовывали наше государство. Вот готовая схема для создания национальной идеологии. Наши пожелания: то, ради чего мы вас собрали, может решить только исполнительная и законодательная власть. Все нам говорят, что мы вас поддерживаем, ваша инициатива – правильная, но потом, как сейчас: на эту встречу к нам обещали прийти депутаты парламента, которые нас поддерживают. Вы их здесь видите? Их здесь нет. К сожалению, с таким отношением мы столкнулись».

В абхазском законодательстве отсутствует серьезная правовая база для борьбы с коррупцией. О необходимости ее создания говорится часто, но в реальности ситуация не меняется. Рисмаг Аджинджал сообщил:

«Нам в эфире абхазского телевидения депутат парламента сказал, что все наши предложения должны быть отражены в законе о госслужбе, который якобы они примут 1 июня 2018 года. Сегодня 21-е, этот закон так и не был рассмотрен даже в первом чтении. Я попросил копию проекта этого закона, мне сказали, что есть три варианта, но физически их почему-то невозможно найти. Я нашел председателя комитета по правовой политике, он сказал, что у него есть три варианта закона, но он не знает, с каким начать работать. «Мы это обсуждаем!» – сказал он, но ни один вариант не смог мне представить».

Многострадальный закон о госслужбе уже не первый созыв пылится в недрах комитета по правовой политике, который возглавляет депутат Валерий Агрба. Он сам, кстати, тоже уже не первый созыв является председателем этого комитета.

Примерно спустя час после начала встречи пришел депутат парламента Астамур Логуа. Больше никто из депутатов не появился. Депутат Рауль Лолуа вместо себя прислал длинную смс-ку с общими рассуждениями на тему коррупции. Пока озвучивали ее наукообразный декларативный текст, возникло ощущение, что нам зачитывают фрагмент статьи из Википедии. Изида Чаниа сказала о том, что ее смущает:

«Это ваша попытка игры на политических противоречиях, где-то на грани пиар-кампании отдельных политиков. Я бы очень хотела, чтобы вы обратились к тем депутатам, политикам и чиновникам, которые вас поддерживают, с таким деловым предложением: если мы вас пиарим в такой кампании, пожалуйста, сделайте шаг нам на встречу и без всякого закона предоставьте нам декларации о своих расходах и доходах и о своем имуществе. Вот тогда я начну верить этим политикам. Меня смущает еще одна вещь – это ваши попытки все время найти какую-то комфортную для политиков формулировку. Вы пытаетесь договориться с депутатами, но почему нельзя в конечном итоге выйти на референдум? Вместо этого вы продолжаете заигрывать с политиками!»

Против референдума борцы с коррупцией не возражали, но не выказали готовности его проводить, а про декларации как будто не услышали. Депутат парламента Астамур Логуа заявил:

«Я с большим удовольствием поддержу данную инициативу, но только есть одно «но». Наши коллеги, юристы, говорят о том, что 20-я статья Конвенции ООН не может применяться в Абхазии в силу ряда обстоятельств. Мы стали говорить о том, что в закон о противодействии коррупции мы введем целую главу о декларации доходов и расходов чиновников и членов их семей. В разных странах по-разному трактуется круг людей, которые входят в состав семьи. Где-то это супруг, супруга и несовершеннолетние дети. Но, на мой взгляд, чтобы расширить круг лиц, мы можем включить братьев, сестер и родителей. В чем загвоздка принятия даже главы по декларированию? Когда мы говорим о чиновниках, нам надо определиться, кто эти чиновники, какого уровня, ранга и так далее. А это без закона о госслужбе сделать сегодня невозможно».

Астамур Логуа пообещал на ближайшей сессии инициировать создание рабочей группы с участием тех, кто ратует против незаконного обогащения чиновников. Инициаторы встречи обратились к обществу с призывом объединить усилия вокруг идеи декларирования расходов и доходов представителями разных ветвей власти, признания незаконного обогащения уголовным деянием и поддержать требования конкурсного подбора кадров на основе профессиональной компетенции.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG