Accessibility links

Приехал, поверил и все потерял


Курбан Буганов зарегистрировал новую фирму «Домстрой» для работы в Южной Осетии: она неплохо себя зарекомендовала на восстановлении жилья

Предприниматель из Дагестана – директор строительной фирмы «Домстрой» Курбан Буганов с ноября прошлого года не может выехать из Южной Осетии. Он говорит, что фактически находится в положении пленника югоосетинской бюрократии, которая отобрала у него бизнес, вогнала в долги, а теперь не выпускает из республики, пока долги не будут погашены.

Строитель Курбан Буганов никогда не мечтал попасть в Южную Осетию, работы хватало и в Махачкале. Но после событий 2008 года его в числе других строителей пригласил к себе мэр Махачкалы и попросил: надо поехать и помочь Южной Осетии.

Когда чиновник такого уровня говорит «надо помочь», это означает, что вы едете зарабатывать не деньги, а его благодарность. Вы едете поддержать авторитет чиновника, выполнить его личную просьбу, а деньги вы поднимете по приезде домой, когда в награду вам выделят хороший подряд... Кстати, по этому же принципу работают все инвестиции в Южной Осетии по сегодняшний день.

Приехал, поверил и все потерял
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:05 0:00
Скачать

Курбан Буганов зарегистрировал новую фирму «Домстрой» для работы в Южной Осетии и 14 января 2009 года был уже в Цхинвале. Его фирма неплохо себя зарекомендовала в республике на восстановлении жилья, и в 2011 году, говорит Курбан Буганов, ему предложили заняться дорожным строительством, а он согласился. Ему дали подряд на строительство двух участков на дорогах Дменис-Бикар и Цхинвал-Знаур. С подрядов взимался откат в размере 15%, который, говорит Буганов, он аккуратно передавал председателю Комитета по дорожному строительству Гуззитаеву Эдуарду.

Обычная история в таких делах – строитель не ждет денег от заказчика для закупки материалов, он вкладывает свои средства или, если они заканчиваются, берет в долг с расчетом расплатиться, когда придут деньги. Это общепринятая практика – в противном случае объект вовремя не сдать. Так возникли долги перед местным ГУПом «Завод строительных изделий» за дорожные отбойники и стройматериалы, а перед строителями – по зарплате. Говорит Курбан Буганов:

«По зарплате и стройматериалам у меня огромные долги появились. Когда Гуззитаев мне очередной транш выплатил в три миллиона рублей, я должен был ему выплатить четыреста пятьдесят тысяч рублей, т.е. 15%. Я ему тогда сказал: «Нет. Я рассчитаюсь с тобой, но дай мне сначала все деньги, чтобы я мог расплатиться со всеми остальными и потом уехать отсюда – они уже с угрозами за мной ходят. Вот с этого и начались мои неприятности».

Если кто не понял, Курбан Буганов не отказался от отката, он лишь сказал, что заплатит после полного расчета, потому что ему срочно нужно расплатиться по долгам – на него напирают кредиторы.

Югоосетинские партнеры в ответ на это решили его и вовсе кинуть. Шел 2013 год. По словам Курбана Буганова, их было двое – Гуззитаев Эдуард и подведомственный ему директор ГУПа «Дорэкспострой» Лалиев Мурат, который по указке Гуззитаева в одностороннем порядке и абсолютно незаконно снизил объемы выполненных в 2012 году ООО «Домстрой» работ на девять с половиной миллионов рублей. То есть, по сути, отказался платить.

Незаконность этого занижения впоследствии установила проверка Контрольно-счетной палаты РЮО. Она проверила объемы работ и в конце января – начале февраля 2016 года документально, двумя актами подтвердила добросовестность Буганова. Это доказательство правоты Буганова, с которым он пошел в тогда еще Высший арбитражный суд Южной Осетии. И с треском проиграл дело. Судья Высшего арбитражного суда Ирина Лалиева даже рассматривать не стала никаких доказательств в пользу Буганова. На все аргументы она отвечала, что ему «нечего было сюда приезжать и диктовать свои законы» и что он «не имеет никаких моральных прав что-либо требовать».

Причину такой необъективности Буганов выяснил позже. Оказалось, что Ирина Лалиева – дочь двоюродного брата Мурата Лалиева. Она и не имела права рассматривать это дело, но, как говорится, кто же остановит родную кровь? Дальше начался пинг-понг: Буганов обращается в Верховный суд с требованием отменить решения арбитража по вновь открывшимся родственным обстоятельствам. Верховный отменяет постановление арбитражного и направляет дело на новое рассмотрение. А арбитражный то отказывается, то затягивает...

В конечном счете Лалиева пошла на повышение – в этом году она стала председателем Арбитражного суда. Ее решение оставили в силе, а виновным в этой истории выставили самого Буганова. По определению надзорной инстанции Верховного суда, якобы он с самого начала знал о существовании родственной связи между судьей и ответчиком и вовремя не заявил об этом. С ноября прошлого года Буганов стал невыездным.

«ГУП «Завод строительных изделий» через службу служебных приставов наложил запрет на мой выезд из Южной Осетии до момента погашения задолженности в пятьсот тысяч рублей», – говорит он.

Курбан Буганов обращался к президенту Леониду Тибилову, потом к президенту Анатолию Бибилову, к генпрокурору Узурмагу Джагаеву, но его проблема их не заинтересовала. Возможно, потому, что историй про кинутых подрядчиков в республике хватает. Говорит Курбан Буганов:

«Я и письма писал, и лично информировал президента Анатолия Бибилова и генпрокурора Узурмага Джагаева.

– И что президент?

– Он мое письмо переправил для рассмотрения тем чиновникам, с которыми я сужусь. А они теперь в лицо мне смеются, говорят: «Как суд решит, так и будет». А в суде – племянница, которая контролирует все это дело… Поймите, я ничего не хочу здесь заработать. Мне ничего не надо, только бы рассчитаться с людьми по зарплате. Я хочу отсюда уехать, раз уж люди не могут сказать мне спасибо за проделанную работу».

В последнее время руководство Южной Осетии много говорит об инвестиционной привлекательности республики, о новых прозрачных отношениях государства с бизнесом. Но пока это все слова. А вот случившееся с Курбаном Бугановым – это и есть настоящая история про инвестиционную привлекательность Южной Осетии сегодня. История про бизнесмена, который поверил, приехал работать и у которого все отобрали.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG