Accessibility links

Сериал «Граница». Закон, экспансия, или нефть в обмен на должность?


Главы Чечни и Ингушетии Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров

ПРАГА---Главы Чечни и Ингушетии Рамзан Кадыров и Юнус-Бек Евкуров подписали соглашение о закреплении границы между регионами. По словам Евкурова, договор закрепил границу, сложившуюся «с момента самостоятельности» Ингушетии. «Единственные коррективы мы внесли внизу, на равнинной части. Мы вообще людей не затрагиваем», – цитирует Евкурова ТАСС. Ранее в Ингушетии начались стихийные акции протеста против передачи земель Чечне. По словам местных жителей, в республике ограничили доступ в интернет, в Магас ввели силы Росгвардии. Все это мы обсудим за «Некруглым столом» с его гостями: председателем регионального отделения ингушской организации партии «Яблоко» Русланом Муцольговым и политологом и историком из Парижа Майрбеком Вачагаевым.

Вадим Дубнов: Руслан, первый вопрос к вам: что сейчас известно по поводу этого договора, потому что довольно долгое время суть и география передаваемых земель оставались тайной?​

Руслан Муцольгов: Во-первых, стоит отметить то, что до сих пор нет полной картины по элементам этого соглашения, за исключением того, что под контроль властей Чечни перешло около 20 тысяч гектаров земель из состава заповедника «Эрзи» Сунженского района Республики Ингушетия. Это то, что потеряла Ингушетия, а то, что она приобрела, об этом нет полной информации, о которой можно было бы говорить сейчас довольно точно и документировано.

Некруглый стол
please wait

No media source currently available

0:00 0:09:14 0:00
Скачать

Вадим Дубнов: Есть какие-то отрывочные сведения и слухи о том, что Чечне передана часть Датыхского месторождения нефти.

Руслан Муцольгов: Часть земель сельского поселения Датыха и непосредственно земель из числа относящихся к сельскому поселению действительно переданы под контроль властей Чечни. Само селение – это остатки селения, потому что люди там больше не живут, и за последние десятилетия было сделано все, чтобы люди оттуда уезжали – каждая спецоперация сопровождалась обстрелом населенного пункта, и в тех двух десятках домов, в которых жили люди, сейчас уже никто не живет.

Вадим Дубнов: Майрбек, что это за земли? Кто живет на них?​

Майрбек Вачагаев: Район этот бывший Сунженский, который сегодня разделен, т.е. в Чеченской республике есть Сунженский район, и есть Сунженский район в составе Ингушской республики. Так получилось, что земли разделены между Сунженским районом, по которому прошла граница между Чечней и Ингушетией. Исторически на этой территории проживали и проживают по сегодняшний день во всех населенных пунктах, о которых идет речь, орстхойцы – карабулакцы, так они больше известны в русской историографии. А так, на самом деле, это общество Орстхой, которое населяет эти территории. В Советском Союзе, после восстановления Чечено-Ингушской АССР, после депортации приняли довольно-таки странное решение, что орстхойцев по границе Сунженского района разделили на две части, т.е. орстхойцев, которые жили в Ачхой-Мартановском районе сегодняшней Чечни, записывали чеченцами, а орстхойцев, которые жили в Сунженском районе и которые сегодня являются частью Ингушетии, записывали ингушами. Из двух братьев один мог быть чеченцем – он жил в Ачхой-Мартановском районе, другой, который жил через речку Фортангу, был ингушом, т.е. настолько здесь единство между чеченцами и ингушами. Орстхойцы как раз были связующим звеном между чеченцами и ингушами.

Вадим Дубнов: Руслан, а ведь на самом деле граница была очень странная, даже во время войны российские военные путались, они выходили на Аршты, считали, что это Чечня, начинали там свои спецоперации, и ингушские территории действительно все время подвергались каким-то постоянным атакам. Что-то нужно было делать с границей, ведь, действительно, и довоенные договоренности между (Джохаром) Дудаевым и (Русланом) Аушевым тоже не сработали?

Руслан Муцольгов: Знаете, здесь неточность была допущена и Майрбеком, и с вашей стороны. Дело в том, что это земли, откуда, безусловно, выходят орстхойцы, представители тейпа Мержой и представители тейпа Цечой, но на протяжении долгих лет там никто не живет, на этих землях находится очень много памятников историко-культурного наследия – старинные крепости и какие-то сооружения – именно в этих местах – Цечой-акх и Мержи. При этом люди жили и продолжают жить в селении Аршты и Датых. Если говорить о второй неточности, допущенной вами, то военные во время чеченской кампании – Первой войны в Чечне – вводили войска и говорили о том, что они установят границу, именно заходя вглубь территории современной Чечни. Но руководство Ингушетии тогда сказало, что «мы потом сами со своим братским народом установим границу, поэтому здесь вам не надо вмешиваться». Но при всем этом границу мы по договору двух глав республик Чечни и Ингушетии, Дудаева и Аушева, установили именно в том варианте, как она была на сегодняшний день. Эту же границу потом утвердили, и еще было подписано одно соглашение между Ахматом Кадыровым и Муратом Зязиковым – главами двух субъектов. Поэтому нынешнее подписание соглашения, в принципе, не было нужно. Нынешнее соглашение нужно было только для того, чтобы завуалировать именно тот факт, что фактически было изменение границ, именно отчуждение от Республики Ингушетия этого большого лесного массива в 20 тысяч гектаров.

Вадим Дубнов: Майрбек, история давняя, все эти территориальные претензии уже 6-8 лет продолжаются в открытую, что-то было до этого. Зачем все это, собственно говоря, Кадырову?

Майрбек Вачагаев: Мне странно слышать, что Зязиков подписывал договор. Какие-то соглашения были, но по границе ни Зязиков, ни Кадыров, ни Аушев с Дудаевым ничего не подписывали. Аушев с Дудаевым подписали принцип разграничения – именно принцип, это не был договор о границе, – и было как раз таки сказано то, что Руслан сказал в самом начале, что граница будет определена впоследствии, т.е. сейчас между нами не должно быть никаких границ. Получилась совершенно странная ситуация: есть две республики на сегодняшний день в составе Российской Федерации – это Чеченская республика и Ингушская республика, но между ними нет четко обозначенной границы. С момента образования Ингушской республики не была ни разу проведена кадастровая перепись, которая позволила бы территориально закрепить за Ингушетией определенную часть территории.

Вадим Дубнов: Майрбек, зачем все это было сделано?

Майрбек Вачагаев: Между любыми двумя субъектами Российской Федерации должна быть граница, и эта граница должна была быть 20 лет назад, 30 лет назад, но сделали ее сегодня. Я думаю, что в Российской Федерации это в общем-то должно быть нормальным.

Вадим Дубнов: Руслан, вы согласны с этим?

Руслан Муцольгов: Не совсем. Речь идет о финансовой выгоде, личном меркантильном интересе руководства Чечни, «Роснефти» и главы Республики Ингушетия, который взамен этих земель получил свою должность. Такое мнение сложилось именно у общественности Республики Ингушетия.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG