Accessibility links

Большой террор в Абхазии: тела в известковых ямах


Представители властных структур, общественности, родные и близкие репрессированных, горожане возложили цветы к памятнику этим жертвам

Сегодня в Абхазии отмечают День памяти жертв политических репрессий. В 11 утра в Сухуме, перед началом заседания кабинета министров Абхазии его участники, включая премьер-министра Валерия Бганба, спикер абхазского парламента Валерий Кварчия и парламентарии, другие представители властных структур, общественности, родные и близкие репрессированных, горожане возложили цветы к установленному на набережной Махаджиров памятнику этим жертвам.

Памятник работы Зураба Тужба был открыт в такой же день семь лет назад и представляет собой камень-валун, опоясанный, как терновым венцом, колючей проволокой.

У памятника репрессированным сухумчанка Марина Черкезия рассказала о своем дедушке Иосифе Черкезия: «На фотографии – Иосиф Константинович Черкезия. Он был командиром отдельного абхазского национального кавалерийского эскадрона Закавказской стрелковой дивизии. В 1937 году был арестован в возрасте 36 лет и 4 марта 1938 года расстрелян в тюрьме в Тбилиси».

Большой террор в Абхазии: тела в известковых ямах
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:47 0:00
Скачать

Сухумец Варден Пилия поделился воспоминаниями о своей семье, которая пострадала в 1937-м: «Дедушка был известным человеком в Абхазии, родственником Нестора Лакоба. Его расстреляли в 93 года, расстреляли и его старшего сына. Потом обвинили моего отца, ему дали 10 лет, и мы все оказались в Сибири». В 1947 году, после десяти лет ссылки, отец Вардена вернулся в Абхазию.

Но долго прожить на родине семье не удалось, через два года их снова сослали в Сибирь. Там Варден окончил школу, а позже стал секретарем комсомольской организации Красноярского университета и преподавал в этом вузе. В Абхазию семья Пилия вернулась лишь в 1970 году.

В застенках НКВД люди оказывались по сфабрикованным делам просто потому, что были кому-то неугодны. В жернова репрессий попадали и сами энкавэдэшники. Сколько бы не проходило лет, по-прежнему дерет по коже мороз, когда слушаешь рассказы потомков репрессированных. Родного дядю Владимира Пилия Андрея обвинили в подготовке убийства Сталина во время морской прогулки близ его дачи в Мюссере (на этой даче, кстати, мне довелось побывать на экскурсии этим летом), его арестовали. Долго с ним не возились: связали руки и ноги и бросили в яму с негашеной известью живым, засыпали землей.

И сколько таких известковых ям разбросано по Абхазии...

В 1937 году был репрессирован и вскоре расстрелян и председатель Сухумского горсовета Анатолий Вардания. В октябре прошлого года я рассказывал на «Эхе Кавказа» о презентации в Сухуме в конференц-зале Национальной библиотеки имени И. Г. Папаскира книги «Большой террор в Абхазии (Абхазская АССР): 1937-1938 гг.», изданной при содействии Совета Европы, и о выступлении на этой презентации дочери А. Вардания Ирины Анатольевны, которое произвело тогда на меня и многих других наиболее глубокое впечатление. В этом году под эгидой Министерства культуры и охраны историко-культурного наследия Абхазии и историко-мемориального музея Н. А. Лакоба в Сухуме вышла в свет книга Ирины Вардания «Дочь за отца... отвечает! (Тайны семейного архива Анатолия Вардания и Вероники фон Белински)» с предисловием известного абхазского историка Станислава Лакоба. В ней опубликованы десятки фотографий и писем из этого архива.

По данным абхазской Ассоциации памяти жертв политических репрессий, в 1930-е – 1940-е годы в республике было репрессировано до семи тысяч человек. До сих пор многие семьи не знают, где покоятся останки их родных. Некоторые из этих останков, как полагают, бесследно исчезли в тех самых известковых ямах.

Честно говоря, порой, когда я слышу от некоторых склонных к депрессии окружающих людей стоны и плачи по поводу проблем современной жизни, когда словно вижу их бесконечное посыпание головы пеплом, так и хочется сказать: «Боритесь с этими проблемами, но все познается в сравнении. Радуйтесь тому, что сегодня мир, а не война. А еще больше радуйтесь тому, что это не Большой террор, пережитый нашими предками восемьдесят лет назад. Он был хуже войны, поскольку к страданиям и смертям добавлялась моральная ноша позора тех, кто был безвинно оболган, и их родственников.

Возвращаясь к упомянутой выше книге из трех томов «Большой террор в Абхазии (Абхазская АССР): 1937-1938 гг.», хочется подчеркнуть, что она готовилась на основе изучения материалов, хранящихся в архиве МВД Грузии, и стала плодом совместной работы абхазской и грузинской сторон. Увы, пока одним из очень немногих таких плодов.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG