Accessibility links

Про «усталость металла» и выборный «иллюзион»


Виталий Шария

На днях разговаривал с одним ветераном абхазского национально-освободительного движения. И услышал от него тревожное рассуждение о том, что грядущие президентские выборы в Абхазии чреваты большими потрясениями, что, по его сведениям, уже претендентов пять-шесть собирается выдвигаться... При этом вариант с досрочными выборами нами не рассматривался: говорить о нем с каждым месяцем становится все бессмысленней; но выборы в конституционные сроки – это неизбежное, что-то вроде порогов на реке, о которых заранее известно и которые обществу в любом случае предстоит преодолевать.

Я постарался успокоить своего собеседника, сказав, что, во-первых, количество кандидатов – это вовсе не показатель грядущей общественно-политической турбулентности, «затрясти» может и при двух кандидатах, а, во-вторых, такого «разлома» в обществе, который произошел у нас осенью 2004 года после первых в истории всенародных альтернативных выборов руководителя государства, уже наверняка не будет. Ведь за минувшие с той поры почти полтора десятка лет у большинства электората сформировалось если не безразличие, то гораздо более, скажем так, спокойное отношение к исходу выборов, чем в 2004-м, когда люди, что называется, сходили с ума и когда линия политического противостояния порой проходила через отдельно взятые семьи. «Незаинтересованные», т.е. не члены политических команд, их родня и друзья, давно расстались с бытовавшими некогда иллюзиями, что смена властной команды автоматически, как по мановению волшебной палочки изменит их жизнь к лучшему. Красноречивым подтверждением сказанному можно назвать негативное восприятие многими в обществе референдума о досрочной отставке президента в 2016 году и его провал.

Про «усталость металла» и выборный «иллюзион»
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:44 0:00
Скачать

Вместе с тем, как известно, и не такого уж большого числа людей бывает достаточно, чтобы воспламенить ситуацию и вовлечь в противостояние других.

Знаменитый гегелевский парадокс «История учит человека тому, что человек ничему не учится из истории» нередко подвергается сомнению. В самом деле, он точен, если речь идет о том, что людские страсти, заблуждения и пороки заставляют все новые и новые поколения совершать все те же ошибки, приводящие все к таким же катаклизмам, которые многократно описаны в учебниках истории. Но исторический опыт содействует все же тому, что кое-какие «грабли», на которые они наступали в недавнем прошлом, народы и государства стараются обойти стороной. Именно поэтому хочется надеяться, что в обозримом будущем избирательное умопомешательство 14-летней давности в Абхазии не повторится.

Тем не менее будущее складывается из переплетения такого числа закономерностей и случайностей, что гарантированные прогнозы тут может давать только слишком самонадеянный человек. Кстати, о закономерностях...

Помню, как один абхазский политик лет десять назад, вдохновленный посулами московских политтехнологов, по возвращении в Сухум рассуждал в кругу сторонников: нет аэродинамики бразильской, голландской, итальянской или абхазской, везде действуют одни и те же ее законы; точно так же везде действуют одни и те же избирательные технологии. Впоследствии я не раз с сарказмом вспоминал эти речи. Ибо нанятые им и привезенные политтехнологи вели себя в абхазском обществе в канун и в ходе избирательной кампании с изяществом слона в посудной лавке и вместо того, чтобы решать проблемы этого политика, сами то и дело становились для него проблемой, которую приходилось решать. Главное – они в упор не видели разницы между избирательной кампанией, скажем, в Волгоградской или Вологодской области, где 99 процентов избирателей знать не знают, как правило, кандидатов на руководящую должность, и в маленьком абхазском обществе, где все про всех знают, и гораздо лучше этих заезжих специалистов по пиару.

Но в последнее время я стал возвращаться к рассуждению о всемирных законах аэродинамики, физики и политтехнологий уже с несколько иными мыслями, с иных позиций. Нет, к профессии политтехнолога (который сегодня работает на одного политика, а завтра будет с тем же, а то и большим рвением работать на его соперника), к единственной, пожалуй, в мире по-прежнему отношусь без уважения. Но, в самом деле, не поспоришь ведь с тем, что в самых разных обществах, порой очень далеких друг от друга и географически, и ментально, действует немало одних и тех же психологических законов, мифологем и иллюзий.

Как-то несколько месяцев назад наткнулся на информацию, размещенную на русскоязычном украинском сайте. Речь шла о молодой женщине, адвокате, изнасилованной и убитой. Заинтриговала же меня и заставила «скачать» текст из интернета последовавшая в нем аналогия: мол, эту трагическую историю уже многие сравнивают с событиями в Николаевской области в июне 2013-го, «когда милиционеры изнасиловали и избили до полусмерти 29-летнюю Ирину Крашкову. С этой истории началась волна народного гнева против режима тогдашнего президента Украины Виктора Януковича». Честно говоря, история с Ириной Крашковой прошла в свое время совершенно мимо моего внимания. Но вот на Украине, оказывается, ее помнят – как некий спусковой крючок событий, повлекших за собой Майдан и насильственное отстранение Януковича от власти.

Любому, думаю, понятно, что моральные уроды и преступники могут встретиться в любой сфере жизни, в том числе и среди правоохранителей, а также что смена первого лица государства отнюдь не повлечет за собой моментального и всеобщего морального преображения сотрудников структур власти. Но все же мы не устаем верить, что следующий президент начнет-таки «наводить порядок»...

А у меня сразу же возникли ассоциации с тем, каким активнейшим образом использовала оппозиция в Абхазии (и нынешняя, и действовавшая до 27 мая 2014 года) криминальную и иную негативную хронику в стране. Как сейчас слышу пламенные речи ораторов-обличителей до и после этой даты – о ДТП и зашкаливающем уровне наркомании, уносящих жизни наших людей, в основном молодых! Вывод однозначный – надо срочно менять властную команду. Или взять вспышку кишечной инфекции в Ткуарчале в конце 2013 года, причиной чему называлась вода из водопровода. Тоже, помнится, была «волна народного гнева против негодной власти».

Приведу сейчас цитаты из выступлений различных ораторов, звучавших на митингах оппозиции (у нас их любят называть народными и всенародными сходами), съездах партий и общественных организаций, круглых столах и пр. А вы попробуйте догадаться, в каком году и представителем какого из политических лагерей это произносилось.

«В стране существует политический и социально-экономический кризис, а следовательно, нужны экстренные меры для его преодоления … Об этом свидетельствует чрезвычайно высокий уровень безработицы, упадок села, преступность, коррупция и многое другое».

«Народ, который был обманут предвыборными обещаниями президента и его команды, находится на грани отчаяния. И не исключено, что игнорирование со стороны властей данного вопроса спровоцирует массовые протестные акции неповиновения со стороны населения Абхазии».

«Ваше время вышло. Это предел. Страну трясет каждый месяц, и силы напряжения в обществе нарастают по спирали. Вопрос лишь в том, досидит президент в своем кресле отведенный конституционный срок или события выведут людей раньше…»

«Какой итог мы имеем сегодня? Абхазия оказалась с нулевой экономикой, тяжелым социальным положением граждан, энергетическим кризисом и расколотым обществом».

Первая цитата – из ноября 2013 года, вторая – из октября 2018-го, третья – опять из ноября 2013-го, четвертая – из июля 2018-го. Как вы думаете: если их произвольно поменять местами, они не сойдут для речей политических оппонентов?

Повторюсь, в Абхазии народ в основной своей массе уже не так легковерен, как в период первых наших альтернативных выборов главы государства. Но в то же время существует и такое понятие, как «усталость металла». В применении к общественно-политической жизни это означает, что слишком долгий срок пребывания у власти одной и той же команды начинает раздражать и тяготить. Если кто-то скажет, что Александр Анкваб к маю 2014-го был президентом всего два с половиной года, уточню: но ведь период с начала 2005-го, то есть девять с лишним лет, воспринимался в Абхазии как правление одной команды Багапша-Анкваба.

Неожиданный для многих сбой в первом туре президентских выборов в Грузии в прошлом месяце для правящей партии – это тоже, мне кажется, «усталость металла». Шесть лет прошло после прихода «Грузинской мечты» к власти, а там все идет ни шатко ни валко. И вот недовольным жизнью уже хочется какой-то альтернативы.

Даже Путин, который, казалось бы, для россиян вне конкуренции, все чаще, судя по соцсетям, стал удостаиваться нелестных отзывов, причем от людей, от которых я этого не ждал.

Эта «усталость» часто побуждает избирателей к крику «Долой!», но о том, какова возможная альтернатива, они зачастую просто не задумываются или начинают думать с опозданием.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG