Accessibility links

«У нас нет своей политики, мы ждем, что нам скажут кураторы»


Происходящее в Грузии касается Южной Осетии. Там проживает часть осетинского народа, с Грузией у Южной Осетии четыре пятых границы, и этот южный сосед

Итоги президентских выборов в Грузии не имеют значения для Южной Осетии, поскольку политика Тбилиси в отношении республики не изменится, заявил в интервью ТАСС президент республики Анатолий Бибилов. Он отметил, что не ждет никаких перемен и по-прежнему полностью рассчитывает на поддержку Российской Федерации.

«Для нас, в принципе, абсолютно без разницы, кто выиграет выборы президента Грузии. Мы понимаем, что это не скажется на отношениях Грузии и Республики Южная Осетия. Я не думаю, что, придя к власти, Зурабишвили или Вашадзе согласятся признать Южную Осетию или подписать меморандум о неприменении силы. Желания налаживать отношения с Южной Осетией ни у кого из них пока нет… Но мы ничего нового не ждем. Мы полностью рассчитываем на свои силы и поддержку Российской Федерации», – заявил президент Анатолий Бибилов в интервью ТАСС.

«У нас нет своей политики, мы ждем, что нам скажут кураторы»
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:03 0:00
Скачать

По мнению российского политолога Алексея Малашенко, подобный комментарий – это, по сути, признание отсутствия собственных инициатив:

«Кто-то говорит, что Южная Осетия – это часть Грузии, другие, что это независимая республика… При этом от него ничего не зависит, а чего-то говорить надо. Вот и все. На такие заявления вообще можно внимания не обращать».

Югоосетинский общественник Тимур Цхурбати не согласен с установкой, что с Грузией не о чем говорить, пока она не признает югоосетинскую государственность или не подпишет договор о неприменении силы. По его мнению, такая позиция не выдерживает критики: политик должен работать с тем, что есть – с любой стартовой позиции:

«Подобные установки у меня вызывают недоумение. Я хотел бы задать вопрос: а если Грузия подпишет документ о неприменении силы, вы ей станете доверять? Грузия у меня тоже не вызывает доверия, и если она подпишет соглашение, это вызовет еще большее недоверие. Я думаю, надо просто проводить свою политику, делать то, что выгодно Южной Осетии, например, в экономике. На данный момент я знаю, что в Грузию можно завозить товары из Южной Осетии. Почему бы этого не делать? Они вроде не против».

По мнению Тимура Цхурбати, происходящее в Грузии касается Южной Осетии. Там проживает часть осетинского народа, с Грузией у Южной Осетии четыре пятых границы, и этот южный сосед, подчеркивает общественник, никуда не денется ни через десять лет, ни через сто. В этом смысле задача югоосетинской политики состоит в том, чтобы не оставить этот конфликт в наследство будущим поколениям. Понятно, говорит Цхурбати, что средств у Южной Осетии немного, но республика могла бы проводить так называемую политику привыкания:

«Грузия постепенно свыкается с мыслью, что Южная Осетия отдельна. Надо с ними больше общаться, чтобы там люди поняли, что мы им не враги, что с нами лучше сотрудничать, чем вести политику конфронтации. Этим они покажут пример всему Кавказу, станут лидером всего Кавказа. И чем быстрее к этому Грузия привыкнет, тем лучше. И, кстати, это понемногу происходит. Вместо этого вести политику осажденной крепости? До какого времени это будет происходить? Это рано или поздно закончится, и чем раньше, тем лучше. Мы должны проводить свою политику, а сейчас у нас ее нет – мы лишь ждем, что нам скажут кураторы».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG