Accessibility links

Наказание как своеобразное признание невиновности


Верховный суд Кабардино-Балкарии на этой неделе рассмотрел пять из шести апелляционных жалоб на решение Баксанского районного суда в отношении кабардинцев – участников кенделенских событий 18 сентября. Все жалобы судья Заур Ошхунов оставил без удовлетворения. Последняя, шестая, апелляция должна быть рассмотрена 12 декабря.

18 сентября на трассе у балкарского селения было задержано 120 молодых мужчин за участие в несанкционированном шествии, всех наказали штрафами до 10 тысяч рублей, некоторых административными арестами, двадцать человек после общения с бойцами нацгвардии оказались на больничной койке.

Общественники, которые общались с задержанными, утверждают, что никто из них не согласился с решением Баксанского районного суда, однако лишь шестеро из них посчитали, что у апелляционной жалобы есть перспектива. Это к слову о доверии к судебной системе.

Об отношении общественности к произошедшему можно судить по такому факту: в течение трех суток после задержаний было собрано 250 тысяч рублей на оплату административных штрафов, услуг адвокатов и лечение избитых. При этом люди неохотно говорят о своем отношении к этой истории, ссылаясь на то, что эта, казалось бы, «административка» на карандаше у центра по борьбе с экстремизмом.

Наказание как своеобразное признание невиновности
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:33 0:00
Скачать

Ирина Монастырлова – адвокат парней, решившихся подать апелляционную жалобу, согласилась говорить со мной при условии неразглашения имен своих подзащитных:

«Ребята, видя, что творится вокруг, уже опасаются, и они не хотели бы, чтобы их фамилии звучали. Они и так уже столько натерпелись, при этом необоснованно».

18 сентября в сто десятую годовщину Канжальской битвы группа кабардинских всадников поднималась к горе Канжал. По уверениям участников похода, их уговаривали идти по дороге через балкарское селение Кенделен, но те, почувствовав подвох, приняли решение подниматься на гору по тропе с другой стороны, в обход селения.

В этот день, еще до задержаний, по уверениям жителей Кенделена, по дворам ходили какие-то люди и уговаривали селян идти на окраину села, дескать, надо, чтобы вы там собрались. Такие же агитаторы в это время «работали» в соседнем кабардинском селении Зеюково. Говорили, мол, надо поприветствовать колонну всадников на трассе у селения Кенделен, когда они будут спускаться с горы. Туда же подтянули гвардейцев – местных и с соседних регионов.

Приблизительно в это же время, как мне рассказывали участники шествия, им названивали, требовали появиться в Кенделене, дескать, без вас здесь начнутся беспорядки, но те опять не послушались и спустились по старой тропе.

Общественники, которые впоследствии выстроили хронологию событий, утверждают, что нацгвардейцы начали прессовать и задерживать людей на окраине Кенделена, когда те уже начали расходиться и в силовой акции уже не было никакой необходимости. К тому же к этому времени агитаторы, которые работали в Зеюково, уже уехали, а на трассе остались одни любопытствующие. Это по утверждениям общественников. Адвокат Ирина Монастырлова рассказала мне историю задержания одного из ее подзащитных:

«Парень после основной работы подрабатывал частным извозом. В этот день он подвозил клиентов в Тырныауз, но не доехал, поскольку к тому времени трасса у Зеюкова уже была перекрыта силовиками. Он развернулся было в обратную сторону, но выехать уже возможности не было – началось столпотворение, потом силовая атака. Его выволокли из машины, избили, повредили машину. Парня увезли на «Урале», по дороге ему стало плохо, силовикам пришлось вызывать «скорую». Медики обнаружили у него закрытую черепно-мозговую травму, перелом кисти, ушибы».

В итоге Баксанский райсуд признал его виновным в нарушении ст.19 КоАП – «неповиновение законному требованию сотрудника полиции», ст.20 – «нарушение установленного порядка проведения собраний или шествий», и наложил на него административный штраф в размере пяти с половиной тысяч рублей. Из-за полученных травм парень пропустил срок обжалования, говорит Ирина Монастырлова:

«Мы попросили Верховный суд восстановить срок для обжалования. Судья начал рассматривать одновременно и жалобу, и ходатайство. Когда мы уже дошли до прения сторон, и стало очевидно, что постановление первой инстанции надо отменять, судья удалился в совещательную комнату и отказал нам в продлении срока обжалования».

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы были допрошены полицейские, составлявшие протоколы о задержаниях, в которых было указано на участие задержанных в несанкционированном шествии. Но в суде оперуполномоченный не смог объяснить, что такое «шествие», т.е., по сути, не смог объяснить, в чем состояло правонарушение. Но судью это не смутило, на замечание защиты он ответил, что не доверять оперуполномоченному у него нет оснований. Адвокат Монастырлова с таким подходом не согласна, она настаивает, что в действиях ее доверителей ничто не указывает на шествие или митинг:

«Ни один из наших доверителей не ехал туда целенаправленно для участия в каком-то шествии или ином несанкционированном мероприятии. Кто-то ехал просто повстречать всадников, не понимая, что там скопление людей. Уже когда они приехали в Зеюково, то увидели что там массы. Но при этом никто трассу не перекрывал, не препятствовал проезду транспорта или пешеходам. Никто из них не проявлял агрессии к правоохранителям. То есть ничего из того, что им вменяется, не было – никаких выступлений, призывов или плакатов».

В протоколе задержания также было указано, что собравшиеся не выполнили законных требований сотрудников полиции, но в чем они конкретно заключались, никто пояснить суду не смог, говорит Ирина Монастырлова:

«Все видеозаписи, которые предоставлялись сотрудниками в Верховный суд, не содержат информации, чтобы кто-то какие-то требования выдвигал. И свидетели защиты, которые находились на месте событий, причем это уважаемые в обществе люди, также показали, что никто из властей или сотрудников правоохранительных структур не пытался обратиться к людям, о чем-то их попросить. То есть не было никаких требований, чтобы их можно было не выполнять».

Ирина Монастырлова говорит, что ее подзащитные не согласны с решением Верховного суда Кабардино-Балкарии и намерены обжаловать это решение.

Очевидно, что это дело – политическое. Эта «административка» стоила Юрию Кокову кресла губернатора. После этого инцидента его сняли и назначили нового главу республики – Казбека Кокова. Понятно почему: в многонациональной республике волнения на межнациональной почве – это приговор губернатору. Десять лет назад, когда отмечали столетие Канжальской битвы, точно из-за такого же эксцесса, в том же месте – на окраине селения Кенделен, сняли главу Арсена Канокова и назначили Юрия Кокова.

В этой ситуации признать невиновность парней, значит, признать необоснованность кадрового решения Кремля. Это невозможно. Но и наказывать людей какими-то реальными сроками тоже не стали. И это тоже политика – не стоит новому главе начинать свое правление с таких жестоких мер. В этом смысле административное наказание – это своеобразное признание невиновности.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG