Accessibility links

Ответ Страсбургу: ожидаемое решение с политическим подтекстом


Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не станет рассматривать два из трех исков жителей Южной Осетии к Грузии, так как счел представленные свидетельства недостаточными

В Цхинвале назвали ожидаемым отказ Европейского суда по правам человека рассматривать два из трех исков жителей Южной Осетии к Грузии по событиям августа 2008 года. Уполномоченный по правам человека Инал Тасоев назвал решение необоснованным, а заместитель руководителя администрации президента Алан Джуссоев отметил, что подобные случаи формируют в югоосетинском обществе негативное отношение к европейским организациям, когда «право на жизнь, право на выбор и другие распространяются на одних и не распространяются на других».

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не станет рассматривать два из трех исков жителей Южной Осетии к Грузии, так как счел представленные свидетельства недостаточными. По третьему иску решение пока не принято. В Южной Осетии заключение Страсбургского суда посчитали предвзятым, но не удивительным. Как заявил, информагентству «Рес» заместитель руководителя администрации президента Алан Джуссоев, такой итог был ожидаем:

«Мы – союзники Российской Федерации, и в настоящее время действия подобных структур – Европейского суда по правам человека, Парламентской ассамблеи Совета Европы и других направлены на то, чтобы прямо или косвенно насолить России, внешней политике РФ, а Южная Осетия – один из сегментов российской внешней политики. И другого решения и быть не могло», – подчеркнул он.

Ответ Страсбургу: ожидаемое решение с политическим подтекстом
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:36 0:00
Скачать

Необоснованным назвал решение ЕСПЧ и Уполномоченный по правам человека при президенте Инал Тасоев:

«Мы считаем это необоснованным, суд не учел все доказательства, которые были представлены адвокатами истцов, проигнорировав все представленные доказательства, в том числе, свидетельские показания и документальные свидетельства».

Юридический советник правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев считает заявления о политизированности ЕСПЧ безосновательными:

«Можно также сказать, что политическим решением является не рассматривать в течение десяти лет иски против России по этим же решениям, потому что суд крайне медленно рассматривает иск Грузии против России, в то время как индивидуальные жалобы не рассматриваются совсем. На самом деле это вопрос доказательств, т.е. насколько стороны могут доказать то, на что они ссылаются. Как мы помним, жалобы на нарушения со стороны грузинских вооруженных сил готовились и штамповались массово, и, естественно, те, кто их выдавал, на самом деле не обеспечили качество.

– Почему не приняли к рассмотрению иски, чего не хватило?

– Со стороны заявителей не хватило качества доказывания нарушений. То есть если вы хотите написать много громких слов, вы, конечно, можете это сделать, но суд не станет их рассматривать, пока вы не подкрепите их доказательствами. И это так, вне зависимости от того, жалуетесь вы на Россию, Грузию или на Соединенное Королевство».

Кирилл Коротеев неслучайно упомянул о конвейере уголовных дел. Сразу после августовской войны 2008 года несколько адвокатов из Северной Осетии отослали в Страсбург около 3300 дел пострадавших в Цхинвале людей. Первоначально суд принял на рассмотрение только семь из них.

23 марта 2010 года на сайте ЕСПЧ появилось сообщение, что пять из этих семи дел жителей Южной Осетии против Грузии сняты с рассмотрения. Была опубликована и аргументация этого решения: иски были отклонены, так как адвокаты этих пяти дел в течение нескольких месяцев не отвечали суду на официальные запросы.

Интересы заявителей тогда представляли три североосетинских адвоката – Вадим Сайлаонов, Зинаида Миляева и Владислав Байкулов. Владислав Байкулов в интервью «Эху Кавказа» тогда заявил, что в первые же дни августовской войны он поехал в Цхинвал, выступил там по телевидению и предложил пострадавшим свои юридические услуги. В итоге он набрал около трехсот исков, но позже не смог продолжать вести эти дела, так как не имел на это денежных средств и не владел английским языком, чтобы понять, какие запросы присылали ему из Страсбурга. Он также посетовал, что до того не представлял интересы людей в международных судах, и поэтому не знает соответствующих судебных процедур.

«Эхо Кавказа» связалось тогда и с адвокатом Зинаидой Миляевой. Она сказала, что не посылала никаких официальных ответов в Страсбург и не была готова обсуждать причины этого.

Отклоненные Страсбургским судом пять осетинских исков играли ключевую роль для дальнейшего рассмотрения остальных 3300 дел жителей Южной Осетии против Грузии. Согласно страсбургским процедурам, судьи выбирают из общей массы несколько пилотных исков и после их рассмотрения применяют аналогичные решения по остальным схожим делам. Провал пяти исков означал фиаско всех остальных.

Тогда в дело вмешался в ту пору Уполномоченный по павам человека Давид Санакоев. Он обратился за помощью в московской офис голландской организации «Правовая инициатива», и совместными усилиями они получили от Страсбурга второй шанс. К делу подключились уже другие адвокаты, а те, в свою очередь, привлекли еще адвокатов. В итоге было выделено 1700 исков, из которых Страсбург принял в качестве пилотных три и двум из них уже отказал.

Трудно судить о качестве работы адвокатов, но, по оценкам наблюдателей, время упущено и многие доказательства за этот период были утрачены, их уже не восстановить. В итоге в Южной Осетии сейчас обсуждают две версии произошедшего. Первое – некачественное расследование и оформление дел. Второе – политизированность Страсбургского суда.

Аналитик Международной кризисной группы Олеся Вартанян указывает на один важный, по ее мнению, аспект этой истории. На Южном Кавказе было много конфликтов, и во всех них пытались разобраться при помощи политического инструментария. Пятидневная война – это первый случай, когда стороны конфликта начали обращаться в международные судебные инстанции, в том числе, чтобы добиться справедливости для тех людей, которые считают себя пострадавшими. Прискорбно, что первый опыт оказался неудачным и это будет иметь последствия, говорит Олеся Вартанян:

«У самих людей, которые считают себя пострадавшими, отняли возможность выяснить, что с ними случилось, обрести какое-то удовлетворение или примирение с прошлым. А второе – это отсутствие надежды, что какая-то справедливость хоть где-то существует, и неверие в международные структуры. Это такая опасная штука и, к сожалению, распространенная в нашем регионе. И все из-за каких-то банальных ошибок адвокатов, которые не сделали свою работу».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG