Accessibility links

«Далеко не все майнеры платили за электроэнергию»


Комитет по экономической политике и реформам парламента провел рабочую встречу в связи с обращением майнеров

В конце прошлого года решением правительства был запрещен майнинг криптовалюты на территории Абхазии и 15 обнаруженных криптоферм отключили от электроснабжения. Майнеры не согласились с этим решением и обратились к депутатам. В комитете по экономической политике и реформам выясняли, почему такой запрет был введен и какова его правовая основа.

«Подарок» абхазским майнерам пришел от правительства в канун нового 2019 года в виде постановления "О временных мерах по ограничению потребления электроэнергии отдельными категориями абонентов". В эту «отдельную категорию» попали именно майнеры, которым запретили осуществление деятельности с использованием мощностей Единого оператора передающих и распределительных сетей Республики Абхазия.

Майнеры обратились с письмом в парламент, и вот комитет по экономической политике и реформам провел рабочую встречу, на которую пригласили представителей кабинета министров, Генеральной прокуратуры, Республиканского унитарного предприятия «Черноморэнерго» и абхазских майнеров. У представителей исполнительной власти пытались выяснить, каким образом и на каком основании такое решение было принято.

Один из депутатов даже направил письмо в Генеральную прокуратуру с требованием дать правовую оценку постановлению кабинета министров.

На вопрос депутата Алмаса Джапуа, почему было решено отключить именно майнинг, заместитель министра экономики Батал Тарба ответил:

«Президентом было поручено подготовить нормативный акт о запрете и временном ограничении потребления отдельными категориями потребителей электроэнергии. Изначально, когда мы его готовили, вся терминология была в проекте постановления кабмина. Но потом было принято решение, видимо, в аппарате, поручить сделать отдельным приказом Министерства экономики, и мы сделали в тот же день, так как у нас соответствующая проработка была. Мы знали, что с 2017 года мы занимаемся криптовалютами и достаточно глубоко погружены в эту проблематику, и 29 декабря 2018 года вышел приказ, он висит на сайте и доступен для ознакомления».

Депутата Алмаса Джапуа не удовлетворил ответ, и он продолжал настаивать:

«Тем не менее в приказе имеется рекомендация министру экономики проработать понятийный аппарат. Я не понимаю другого, понятийный аппарат еще не разработан, законодательства в этой части не существует, в законе этого нет, а постановление есть? И еще у меня вопрос: «Каким образом вы определили, какую группу абонентов отключать? Почему именно эту группу абонентов решили отключить, а не гостиницы, рестораны или какие-то другие объекты? По логике в зимний период гостиничный фонд весь пустует. И в целом можно было «отпитать» ту часть, которая не занимается деятельностью. Как вы определили, что это майнинг? Почему не гостиницы? В условиях не только энергодефицита, но и финансового дефицита, когда у вас не хватает финансов на то, чтобы латать дыры, зачем отказываться от самых эффективных энергопотребителей, которые вам платят по самым большим тарифам, то есть десять майнеров дают вам, как полстраны. Я не понимаю, по какому критерию вы вдруг решили их отрезать, а этих оставить?»

Министр финансов Джансух Нанба на это возразил, что от деятельности майнинговых ферм ни один рубль не попал в бюджет страны.

Депутат Батал Табагуа напомнил представителю Министерства экономики, что данное ведомство два года «пиарило» технологию блокчейна в Абхазии, а майнинг является ее частью. Он очень хотел узнать: «Вы с удовольствием отправили на заклание тех, кого призывали развивать технологию?»

Батал Кация честно признался, что Минэк это сделал «без удовольствия». Он также добавил, что это решение было продиктовано исключительно технологическими условиями и ничем другим.

Депутат Наталья Смыр настояла на том, чтобы слово дали генеральному директору РУП «Черноморэнерго» Аслану Басария, который был одним из инициаторов запрета на использование электроэнергии на майнинг.

Аслан Басария сообщил, что изношенное оборудование и передающие линии не выдерживают такой нагрузки, которую используют криптофермы. Он напомнил, что полного запрета на майнинг нет, а есть запрет на использование сетей «Единого оператора», чтобы решить вопрос, нужно строить новые линии, считает Басария.

Он разъяснил депутатам технологические причины, по которым было принято решение о запрете майнинга. От объектов генерации электроэнергия передается по трем магистральным линиям. Первая линия мощностью 220 киловольт, она обеспечивает 70% территории Абхазии; две другие линии по 110 киловольт каждая. Басария конкретизировал:

«На линию 220 киловольт можно грузить 224 мегаватта, а у нас загруженность в прошлом году была 256 мегаватт, это с учетом того, что мы уже отключили криптомайнеров. Перегруз – 14%. На линию 110 киловольт можно грузить 91 мегаватт, а мы грузили 102 мегавата, 12% износа. Третья линия незначительная, она питает только Гальский район. Из 41 подстанции только семь работают в нормальном проектном режиме, все остальные подстанции либо перегружены, либо однотрансформаторные, то есть при выходе из строя одного трансформатора весь регион, который снабжается этой подстанцией, остается без электроэнергии. Мы на изношенное оборудование даем еще и дополнительные нагрузки. Мы пытаемся продавать товар, которого у нас нет!»

Директор «Черноморэнерго» также сообщил, что далеко не все майнеры платили за потребляемую электроэнергию.

Представитель Генеральной прокуратуры Беслан Таркил на требование депутатов дать правовую оценку постановлению кабинета министров ничего по существу не сказал, но пообещал им, что в ближайшее время прокуратура даст официальный ответ народным избранникам.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG