Accessibility links

Чудеса в акватории


Экологи пригласили представителей Федерации спортивного рыболовства и журналистов участвовать в рейдах, которые организуются при содействии российских пограничников

В Абхазии началась путина и промысел основной рыбы – хамсы. Семь перерабатывающих предприятий Абхазии производят из нее рыбную муку и рыбий жир на экспорт. Однако экологи и общественники говорят о том, что необходимо организовать контроль за ловом, чтобы не допускать нарушений установленных правил и не причинять вред экологии Черного моря в абхазской акватории.

Путина в Абхазии официально стартовала 21 декабря 2018 года, а 27 декабря первые рыболовецкие сейнеры вышли в море. В Государственном комитете по экологии и охране природы экологи встретились с представителями Федерации спортивного рыболовства и охоты, это – общественная организация, активисты которой уже не раз поднимали вопросы охраны рыбных ресурсов. Речь шла о контроле над промыслом рыбы в Абхазии.

Каждый год, по данным российского Азово-Черноморского института рыбного хозяйства совместно с Институтом экологии Республики Абхазия, определяется ОДУ (объем допустимого улова) на несколько основных видов рыбы. В прошлом году квота на хамсу составляла 20 тысяч тонн, но выбрана не была из-за отсутствия рыбы. В нынешнем году ОДУ было увеличено до 27 тысяч тонн, и ситуация с хамсой намного лучше.

Чудеса в акватории
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00
Скачать

По оценке председателя Госкомитета по экологии Савелия Читанава, в этом году промысел идет успешно, объем уже добытой хамсы составляет 12,5 тысяч тонн, хотя лов ведется всего в течение месяца. В абхазской акватории в настоящее время работают 17 рыболовецких сейнеров и 25 транспортных судов, которые доставляют выловленную рыбу в порты, откуда ее забирают заводы. Отдельная квота выделяется российским судам и составляет 15% от допустимого улова. Савелий Читанава сказал:

«Россияне утверждают, что на абхазском побережье в акватории Черного моря идет перепромысел рыбы, идет подрыв популяции хамсы. Но логически это не подтверждается, потому что если бы такое имело место, то Азовско-Черноморский институт не мог бы по результатам анализа увеличить квоту на вылов хамсы. У нас работает штаб путины, мы и так ежегодно выполняем свои функции, предписанные нам по положению. Но в народе бытует мнение, что турецкие сейнера бесконтрольно вывозят рыбу, добывают какие-то ценные виды рыбы, а мы этого не видим, не замечаем, говорят, что всю живность уничтожили в море... Мы ведем контроль, и я хотел бы, чтобы вы были рядом с нами, чтобы мы вместе посмотрели на ситуацию. И, если есть какие-то нарушения, вместе попытались бы решить проблему и донести до народа, насколько это соответствует действительности».

У представителей Федерации спортивного рыболовства и охоты другая оценка ситуации. В Абхазии работают семь рыбоперерабатывающих заводов, пять из них – в Очамчырском районе, и два – в г. Сухуме. На такое количество заводов рыбы нет, уверены в руководстве федерации. Онери Сангулия сообщил следующее:

«Я разговаривал с заводчанами, я их просто спросил, какая рентабельность у ваших заводов? Они говорят, шесть-семь тысяч тонн. Если взять по минимуму шесть тысяч тонн, то шестью семь получается 42! Это элементарная математика. Значит, для того, чтобы они были рентабельными, им нужно давать квоту 42 тысячи тонн. Почему они сейчас при квоте 27 тысяч тонн работают? Все задают себе вопрос: они работают себе в убыток? Зачем им открываться, нанимать корабли? Им же надо деньги платить кораблям, за квоту государству, налоги, людей надо нанимать и им зарплату платить, значит, им все-таки выгодно? Значит, это не те цифры, которые нам называют реально. Или ситуация такая: они покупают квоту три тысячи тонн, а ловят реально больше?»

Федерация спортивного рыболовства и охоты базируется в Гагре и постоянно мониторит ситуацию. В прошлом и позапрошлом годах именно из Пицунды и Гагры шли громкие сигналы о нарушениях 500-метровой зоны, куда ни один рыболовецкий сейнер заходить не должен. Благодаря активистам федерации были закуплены специальные приборы, которые фиксируют вход сейнеров в эту зону, и 48 кораблей были оштрафованы. Правда, штрафы настолько смешные, что испугать никого не могут. Корабль можно оштрафовать за пересечение 500-метровой зоны на три тысячи рублей. Можно также арестовать у него улов и наложить более серьезный штраф, но поймать на незаконном лове нарушителей весьма проблематично.

О ситуации в Пицунде и Гагре Онери Сангулия рассказал следующее:

«Вы даже не имеете представления, что происходит в Пицунде, в Гагре, когда заходят к нам корабли. Там такая ругань идет! За последние две недели можно выйти на берег и увидеть сотни рыбаков, которые стоят пустые. Они ни одну рыбу еще не поймали, ее нет даже, чтобы просто на сковородку положить! Колючки нет, окуня нет, кефали нет, в этом году луфаря не было, пеламиды не было, нет ничего. Хамса – это кормовая база для многих видов рыбы, она приходит к нам на зимовку, вот сейчас рыба жирует. У нас проблема – лосось, который занесен в Красную Книгу, он остался только у нас на побережье Черного моря. Это так называемая проходная кумжа, ее уже в реках не стало. Вот мы три года проводим российско-абхазские соревнования. Мы уже около 15 тысяч полноценных рыб (форели) благодаря этим соревнованиям выпустили в реки. Шесть детских соревнований провели, воспитываем людей, приучаем их к тому, что пойманную рыбу надо отпустить. Это принцип спортивных соревнований».

Председатель федерации Альберт Бондаренко считает необходимым создать заказники для хамсы, которых в советское время было несколько в акватории Абхазии. Один из них был в зоне Пицунды и Гагры, и сейчас крайне необходимо его возобновить, чтобы сохранять и умножать популяцию хамсы. Решение этого вопроса возможно только через парламент.

Ситуация по вылову хамсы не отрегулирована на международном уровне, считает Савелий Читанава, нет договора по Черному морю, который бы определял правила вылова хамсы, нет мониторинга и реальных оценок численности и состояния популяции хамсы. Он согласен с тем, что нужно создавать заказники.

Мурман Соломко, первый заместитель председателя Госкомитета по экологии и охране природы, уточнил:

«В позапрошлом году было выловлено 55 тысяч тонн, и больше такого у нас не было, с тех пор все идет по нисходящей. В 2014-2015 году рыба была, в 2015-2016-м рыбы вообще не было, в 2016-2017-м рыба чуть-чуть пришла, и вот в 2018-2019 году рыба появилась. Дело в том, что мы не имеем никакой связи ни с Турцией, ни с нашими грузинскими соседями. Когда рыба есть, они ни с чем не считаются, никаких квот у них нет, у них временной подход. Рыбная путина началась, дается, скажем, месяц, и за это время хоть двести кораблей могут прийти, наловить и уйти. А турки ловят еще больше, до 200 тысяч тонн».

Мурман Соломко уверен, что улов рыбы не скрыть, потому что на каждом сейнере есть судовой журнал, в который капитан вносит данные, и у кораблей есть трюмы с отметками, позволяющими определить примерное количество рыбы. Кроме этого, заводы оформляют свою продукцию при экспорте, а абхазская таможня фиксирует вывозимую продукцию. Но представители федерации не склонны доверять записям в корабельных журналах и данным таможни.

Экологи пригласили представителей Федерации спортивного рыболовства и охоты и журналистов участвовать в рейдах, которые организуются при содействии российских пограничников. Все согласились.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG