Accessibility links

Саакашвили: «Нам не простили успеха в российском огороде»


Своей «амнистией» перед грузинским народом Саакашвили считает достижения, которых страна достигла под его руководством

Михаил Саакашвили предлагал Владимиру Путину отказ от вступления в НАТО в обмен на восстановление территориальной целостности Грузии. Откровения, прозвучавшие в документальном фильме «Миша», показанном телекомпанией «Рустави 2», сам бывший президент подтвердил в пространном интервью гендиректору оппозиционного канала Нике Гварамия.

Главная ценность для Михаила Саакашвили не НАТО, а территории. Третий президент Грузии поделился подробностями диалога с Москвой в преддверии войны августа 2008 года. Откровения бывшего лидера прозвучали в документальном фильме «Миша», снятом телекомпанией «Рустави 2». По словам политика, он лично предлагал российскому руководству такой сценарий:

«Если вы (Россия) вернете нам территории, я от всего откажусь, в том числе от НАТО. В начале 2008 года я прямо сказал, что отказываюсь даже от НАТО, вы только верните территории, чтобы установился мир».

Саакашвили: «Нам не простили успеха в российском огороде»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:52 0:00
Скачать

Сам факт подобного предложения не мог не вызвать вопросов в сегодняшней Грузии. Очевидно, предвосхищая критику в адрес бывшего лидера нации, гендиректор телекомпании «Рустави 2» Ника Гварамия в ходе интервью, вышедшего прямо перед премьерой документальной ленты, дал возможность Михаилу Николаевичу объясниться.

«Для меня самое главное – моя страна. Мы получили наследство, которое получили. Тогда здесь стояли русские базы, и выдворить их из Грузии было практически невозможно. Тогда как раз решался вопрос признания Косово, и Путин имел зуб на Запад. Именно поэтому мы выдвинули такое предложение», – заявил Саакашвили.

Впрочем, предложение Москве показалось неинтересным, утверждает Михаил Николаевич. По мнению экс-президента, причиной было то, что в Кремле уже готовились к войне:

«Грузия была слишком успешной для них. На их заднем дворе вдруг выросло что-то такое, где не было коррупции, где без всяких нефти и газа мы строили города, куда был устремлен взор всего мира, приезжал президент США и танцевал, кого крутили на CNN, были красивые картинки и т.д. Нам не простили успеха в российском огороде».

На уточняющий вопрос, какая судьба в случае согласия Москвы ждала бы Южную Осетию, Михаил Николаевич подчеркнул, что процесс мирной реинтеграции региона был предопределен:

«Что касается Цхинвали, там было ясно, что потихоньку его заберем. Даже не потихоньку, там все двигалось стремительными темпами. Наши мирные инициативы, то, что мы делали, – медицинские услуги, экономика, дискотеки. Как говорил шведский министр иностранных дел Карл Бильдт, «дискотечная дипломатия»… Смысл был в том, чтобы примириться. Мы примирились с Димой Санакоевым, (Джемалом) Каркусовым – это те люди, которые стреляли в наших солдат. Мы простили все друг другу. Они создали правительство, и мы сказали: вот, осетинское правительство. К тому же состоящее из бывших сепаратистов. Все даем, но, естественно, в рамках Грузии».

Все остальное, по утверждению бывшего президента, – продукт информационной войны, которую Россия развязала в отношении Грузии параллельно с войной традиционной. Москве, считает Саакашвили, было нужно юридическое оправдание агрессии. И в этом Кремлю существенно подыгрывают нынешние власти Грузии:

«Эти (власти Грузии) сделают следующее: предъявят нескольким нашим военным обвинения, окажется, что грузины совершили военное преступление. Ну, там обвинят и цхинвальцев. Несколько других стран признают их независимость, т.е. повторят абсолютно косовский вариант. Задача России, их цель, и это делают с помощью Иванишвили, Цулукиани, Зурабишвили, не наших военных посадить, тут главная цель – юридическое признание».

Впрочем, по мнению бывшего президента, нынешним властям во главе с Бидзиной Иванишвили осталось недолго. Политик уверяет: олигарх больше всего боится трех вещей, и среди них – его, Саакашвили, возвращения в Грузию.

«У этих людей с мистической криминальной ментальностью есть свои фобии. У него невообразимая фобия. Иванишвили опасается, что в банках на Западе заморозят и отнимут у него деньги. Это его кошмарный сон, и другой сон, что Путин окончательно разозлится на него, и не только надерет ему уши, но и голову оторвет; и третья – мое возвращение. Он больше всего боится грузинского народа».

Сам Михаил Николаевич народного гнева не боится. По его словам, нельзя сравнивать ситуации, когда у Иванишвили шесть миллиардов, которые тот боится потерять, с его, Саакашвили, пятью пиджаками, из-за которых он был заочно осужден.

Свои ошибки бывший президент признает не столь охотно. По делу Гиргвлиани бывший президент занял двоякую позицию. В частности, утверждает, что не вмешивался в работу правоохранительных структур, поздно узнал о деталях и даже порывался уволить Вано Мерабишвили:

«Неувольнение Вано (Мерабишвили) было ошибкой. Я собирался уволить Вано, но много людей пришли ко мне и сказали, что сложилась такая-то ситуация, и через два-три дня раздумий я взял удар на себя. Дело Гиргвлиани потом очень раздули, тогда как вскоре после его убийства этих людей задержали. Дело Гиргвлиани было убийством по неосторожности, этих людей очень скоро поймали. Нашли всех, это нельзя было сфальсифицировать».

На вопрос же, почему он позже помиловал убийц, Саакашвили ответил, что они были военнослужащими и попали под амнистию после 2008 года.

Своей же «амнистией» перед грузинским народом Саакашвили считает достижения, которых страна достигла под его руководством. И, по его собственным словам, он «активно работает со многими группами» над планом возвращения на родину.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG