Accessibility links

Имя президента спроси у Netflix


Вадим Дубнов

Из всех версий происходящего в Украине даже самые убежденные конспирологи почему-то игнорируют самую казалось бы очевидную: все это – с самого начала и до самой интриги с дебатами на стадионе – грандиозная промоушн-кампания Netflix.

Netflix покупает сериал, который стал выборами, выборы наверняка станут продолжением сериала, который Netflix наверняка купит, гармония межжанрового перехода подтверждается алгеброй выборов и обратно, там, где вчера расцветала украинская политология, сегодня киноведы: «Вы, правда, думаете, что гениальные технологи Зеленского придумали уникальную технологию?! Даже «гениальный» ход с дебатами – тоже тупо плагиат. Не верите? Посмотрите сериал «Черное зеркало»...» И так далее, по всем социальным сетям, не знающим границ и линий фронтов, и какой сценарист потом откажется и от этого хода, подсказанного, как и было сказано, лучшим придумщиком на свете – самой жизнью?

Только, может быть, вовсе это и не плагиат, который иногда непросто отличить от пародии. Особенно если, как в нашем украинском случае, это пародия на пародию – уже сыгранную и на экране, и в реальности, отражение отраженного в «Черном зеркале», отблески угасающих итальянских «Пяти звезд» Бепе Грилло...

...Кажется, Владимир Зеленский после триумфа в первом раунде появляется на публике лишь для того, чтобы помочь своему оппоненту подняться из нокдауна. Он с какой-то сценической нарочитостью уравнивает шансы. Его шутки – единственное основание делать о нем какие-то выводы, но нужно быть большим мастером игры в поддавки, чтобы с такими шутками показываться на людях. С этим экспортным вариантом Миши Галустяна для русского мира по соседству Зеленский высовывается из-за каждого угла по дороге на стадион, выставляя на посмешище даже уже не столько себя, сколько тех, кто за него голосует. Интернет превращается в его ретроспективу – от давней и совсем уж запредельной пародии на «Нашу Рашу» до предновогоднего скетча, в котором он веселит публику недоумением: «И вы что, серьезно за меня проголосуете, если я выдвинусь?» «И что, вы серьезно проголосуете за этого клоуна, который издевается над Украиной, который ничего не понимает ни в госуправлении, ни в войне, ни в мире, вы доверите страну в ее нынешнем состоянии фигляру, вы не умрете от стыда за страну, которую он будет представлять, встречаясь с Трампом, Макроном, может быть, Путиным – вы что, всерьез?» – уточняют сторонники власти со всей искренностью и верой в серьезность своих слов.

И в тот момент, когда их серьезность срывается на неизбежный фальцет, они окончательно попадают в ловушку, которую, конечно, тоже сконструировал не Зеленский.

Зеленского не в чем упрекнуть или уличить – он сам бравирует своим антигеройством. Это даже не постмодерн, как принято считать, это опять пародия, это такой немного устаревший или, если угодно, эволюционировавший Андерсен: то, что у король гол, больше не открытие, а, напротив, отправная точка для сюжета, и те, кто всерьез эту наготу разоблачает, как раз и оказываются в положении короля.

Ведь если уж так всерьез, то с повсеместным негодованием по поводу Зеленского и его мировоззренческих пробелов что-то не так. Ну да, по экономической части он tabula rasa, на которой можно написать хоть программу Бальцеровича, хоть «Капитал» Маркса. Но едва ли что-нибудь впечатлит экономику больше, чем, скажем, выбывший кандидат Юлия Тимошенко, от одного упоминания которой жмурятся инвесторы и бьются в конвульсиях биржевые индексы – и ничего. Кроме Бориса Немцова, не понаслышке знакомого с подробностями ее премьерства, никто не выказывал особого стыда за страну.

За спиной Зеленского стоит олигарх, который таким образом получит в свое распоряжение всю Украину? Тут можно было бы задаться для начала вопросом, как именно олигарх, скрывающийся в Швейцарии, намерен стать прямо-таки украинским Иванишвили. Но пусть даже намерен, и пусть ни для кого не урок история большой человеческой дружбы Владимира Путина и Бориса Березовского. Не урок – и правильно, потому что Украина не Россия хотя бы потому, что в этом смысле куда сложнее. Вся ее новейшая история – это история тщетности, с которой тот или иной магнат пытался застолбить свою политическую и, соответственно, экономическую монополию. Это история зыбких, как балтийские дюны, олигархических коалиций всех против всех, это сюжеты, в которых всегда нужно было оставаться крайне аккуратным в терминах. Скажем, когда в 90-х речь шла о Викторе Медведчуке или братьях Суркисах, до сих пор разваливающих по совместительству украинский футбол, нужно было обязательно следить за контекстом – это мы о них как о социал-демократах или об их энергетических активах и их битвах с Тимошенко за систему облэнерго? И где, кстати, кончается сама Юлия Владимировна со своими феерическими газовыми бартерными схемами Единых энергосистем Украины, опутавшими бывшую великую державу от Черновцов до Ямала, и где начинается Юлия Владимировна – тогдашний лидер партии «Громада» тогдашнего премьера Павла Лазаренко?

Кто-то скажет: эка невидаль, и будет прав. И будет неправ, потому что такого пиршества политэкономической нераздельности не было более нигде, потому что в Украине, вдобавок ко всему, никогда ни у кого не было монополии на власть, что было так соблазнительно принять за первичную демократию. И так было всегда, даже при Януковиче, который только в силу особенностей личностного свойства мог подумать, что способен эту систему подмять.

Да, Коломойский за Зеленским. Возможно. Но телеканалы, контролируемые Ринатом Ахметовым и Виктором Медведчуком, – за власть, которая судорожно ищет ресурсы для реванша. Любой украинский президент, при всех своих полномочиях, по факту оставался слабой фигурой, разве что Кучма в силу политической искушенности смог выстроить олигархические договоренности в более или менее контролируемую им систему. Это, кстати, по поводу тезиса о том, что слабак Зеленский ввергнет Украину в хаос. Не ввергнет. Не президентское это дело в Украине. И не превратит страну в легкую добычу для российской армии, потому что нынешний президент был таким главковерхом, что даже военного положения в нужном для своей предвыборной кампании объеме не смог объявить, и это тоже параметр не лично Порошенко, а всего украинского устройства. И в Украине это ни для кого не секрет, все это сущий трюизм, основа основ, которую не может не знать ни один из разоблачителей Зеленского, который не хуже и не лучше остальных, поскольку есть непреложные правила украинской политики, которые не может презреть даже самый развеселый тролль.

Но фокус даже не в этом. И за кроликом надо следить совсем по-другому, потому что кролика нет вовсе.

Зеленский, действительно, не придумал ничего нового. И так соблазнительно ограничиться расхожей гипотезой о том, что его успех – это вотум недоверия нынешней украинской власти, лично Петру Порошенко, или, как еще говорят, последняя месть Коломойского, что, в общем, то же самое. Нет, причину, по которой вполне мыслящие люди повторяют самые ходульные тезисы провластной антизеленской пропаганды, надо искать не в Украине и даже не в России. Она глобальна, как любитель сериалов. За Зеленского голосуют не только потому, что нет сил голосовать за Порошенко, хотя этот тяжкий выбор для многих актуален. За Зеленского, за Бепе Грилло, за Йона Гнарра, анархо-сюрреалиста, ставшего мэром привыкшего прежде голосовать за консерваторов Рейкьявика, за Зузану Чапутову, на днях ставшую президентом Словакии, голосуют не просто из нелюбви к провалившейся власти. За них голосуют из разочарования провалившимся государством – не итальянским, не норвежским, не словацким, хотя и это тоже есть, а государством как институтом в принципе. Государство с его серьезными претензиями стало смешным, и спор на самом деле о том, можно ли уже над ним смеяться или оно все-таки, как ни крути, родина, а тут ничего смешного.

Поэтому победитель нового типа берет даже не отсутствием партии и программы. Он берет тем, что смеется над государством так же, как и ждавший этого сигнала избиратель. Особенно если этот избиратель – украинский, которому по-старому предложили простить государству его вороватость за военные успехи, которых тоже нет, а он взял и по-новому отказался, и поди теперь разберись, где тут мировые тенденции, а где «Квартал-95» с его шуточками.

Не то что бы Зеленский ввязался в десакрализацию государства. Зеленский не сокрушитель устоев. Кто-то вдумчиво исследует изменение сути государства, кто-то, как анархо-сюрреалисты, отвергает его, предлагая взамен довольно эффективную программу городской реформы, а кто-то делает сериал про свой успех и успех по мотивам сериала. Netflix купит потом и то и другое, особенно если перед развязкой фаворит выйдет на семидесятитысячный стадион, поклонится и зычно заявит: «Всем спасибо. Это была программа «Розыгрыш»!»

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG