Accessibility links

«НДС, который платится вперед, тормозит производство»


Предприниматели уже не первый год говорят о своих проблемах, связанных с ввозным НДС

Введение ввозного налога на добавленную стоимость разрушает малый и средний бизнес, считают абхазские предприниматели. Свои проблемы они обсуждали на встрече с экспертами из Центра стратегических исследований при президенте и намерены обратиться к руководству страны с просьбой реформировать закон «О налоге на добавленную стоимость».

Представители абхазского бизнес-сообщества негативно оценивают практику взимания ввозного НДС на бизнес.

Эдуард Аргун, член Ассоциации предпринимателей, считает, что поставщики тех товаров, на которые введена нулевая ставка ввозного НДС, оказались в выигрышном положении по сравнению с остальными, а рост цен больно бьет и по потребителю, и по бизнесу. Он уточнил: «Самая главная идея, как мы поняли, был бюджет. Просто надо было заполнить дыру в бюджете. Все плюсы были направлены только в эту сторону, собираемость резко выросла, пополнить казну было несложно, а все минусы пошли в нашу сторону – в сторону производителей и потребителей. Сам факт говорит о том, что, невзирая ни на что, цены стали автоматически подниматься на все. Какую бы ставку мы не делали – 0,3%, 7%, 10% или 12%, повышение НДС автоматически поднимает розничные цены на все товары без исключения. Мы говорим о нулевых ставках, но на деле это не так, потому он не может продать свой килограмм конфет и на этот килограмм купить кран или смеситель, который был поднят в цене в два раза. Ему нужно или продать два килограмма конфет, а спроса такого нет, или цену повысить. Он это и делает, но тогда, если он повышает цену, пусть платит».

«НДС, который платится вперед, тормозит производство»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:06 0:00
Скачать

Введение ввозного НДС привело к тому, что средние и мелкие предприниматели массово обанкротились, считает Аргун. За время действия закона о ввозном НДС численность работающих только в Сухуме сократилась на 400 человек, 49 предприятий закрылись.

Татьяна Ахметшина, сотрудник торгового дома «Рубин», пояснила: «У нас оплата НДС происходит вперед, без учета наших производственных рисков: продадим – не продадим, пропало – не пропало, никого это не волнует. Продукты питания имеют срок реализации, если срок вышел, а мы не успели реализовать, это чистые убытки предприятия, поэтому НДС, который платится вперед, не стимулирует производство, а, наоборот, тормозит его. В России НДС оплачивается по факту реализации, т.е. производитель реализовал и на реализованную партию ему начисляют НДС. И вот тут уже все конкретно».

Анализ вклада предпринимательского сектора в развитие национальной экономики и проблемы применения НДС представила заведующая отделом экономики Центра стратегических исследований при президенте Хатуна Шат-ипа: «В частном секторе Абхазии занято всего десять тысяч человек, в процентном соотношении – это менее 24% от всех занятых в экономике. На одного занятого в частном секторе приходится ВВП в два раза больше, чем в государственном секторе. Если взять объем промышленной продукции нашей республики и розничного товарооборота в целом, то на долю частного сектора приходится 96%. В структуре бюджета 47,5% – это собственные доходы, это – 4,5 млрд рублей, из них до 3 млрд рублей, по нашим примерным подсчетам, собираются за счет деятельности субъектов малого и среднего предпринимательства».

НДС в структуре собственных доходов бюджета занимает первое место и составляет 28,8%. В 2015-2017 гг. собственные доходы бюджета увеличились на 1 млрд 240 млн рублей, а сумма поступившего в бюджет ввозного НДС за два года – 1 млрд 360 млн рублей. Таким образом, ввозной НДС обеспечивает практически весь рост собственных доходов бюджета, и в этом его положительное влияние.

В то же время аналитики фиксируют и существенное негативное воздействие ввозного НДС. Хатуна Шат-ипа рассказывает: «Введение высоких ставок способствовало, на наш взгляд, расширению теневого сектора экономики. Это отразилось на показателях снижения темпов роста импорта. С 2015 по 2017 год импорт увеличился только на 270 млн рублей, а за аналогичный предыдущий период он вырос на 2 млрд 300 млн рублей, то есть мы видим снижение в девять раз. Еще один показатель – количество человек, занятых в среднем на одном частном предприятии. У нас получилось, что в 2017 году их было условно 3,3 человека, в 2016 году – 4,4 человека, а по данным социологического опроса, который мы проводили в 2015 году среди предпринимателей, этот показатель составлял 16 человек».

Объем промышленного производства в негосударственном секторе за 2015-2017 гг. снизился на 660 млн рублей, а за период с 2013 по 2015 год рост был почти на 2 млрд рублей.

Все отмечали, что при введении ввозного НДС руководство страны обещало льготное кредитование малому и среднему бизнесу, заявляло о намерении навести порядок на границе и разобраться с таможенными платежами, но ничего сделано не было, и предпринимателей оставили один на один со всеми возникшими у них проблемами. А когда у них стали возникать трудности, вместо помощи им начали закрывать счета и начислять штрафы.

Картину дополнила член Ассоциации женщин-предпринимателей Лили Дбар: «С чего начинается торговля? Приходят товары на границу, платить авансом таможне и платить все платежи крайне затруднительно. Предприниматель идет в банк и пытается взять кредит. Если очень повезло и у тебя прекрасная кредитная история, то ты можешь взять кредит под 24-36% годовых. В последнее время в банках тоже ситуация не самая блестящая и не каждому дается кредит. Что мы делаем? Мы начинаем занимать друг у друга деньги, мы обращаемся к частному капиталу, а там кредиты с огромными ставками – 60-120% годовых, для нас это неподъемные суммы, но мы идем даже на это, потому что нельзя, чтобы вагон стоял, чтобы корабль простаивал. Мы занимаем огромные деньги, и возникает совершенно абсурдная ситуация: мы берем кредит и платим за него огромные проценты, а потом несем эти деньги и отдаем их бесплатно государству. Это подрывает основы бизнеса!»

Налог – это изъятие части дохода, говорит Лили Дбар, но груз на границе – это не только не доход, но даже еще не товар, а с предпринимателя уже взимают на границе от 13% до 15%.

Директор Института экономики и права Заур Шалашаа предлагает увеличить налоговый период для импортеров до трех месяцев, чтобы они успели реализовать свои товары и внести налоговые платежи; установить разные ставки НДС и отказаться от практики применения списков по освобождению всех видов номенклатуры товаров за исключением перечня, прописанного в законе «Об НДС»; до внесения парламентом изменений в закон «Об НДС» рекомендовать таможенным и налоговым органам отказаться от применения санкций по принудительному взиманию задолженностей методом блокировки банковских счетов предпринимателей; рассмотреть возможность налогового кредита.

Предприниматели уже не первый год говорят о своих проблемах, связанных с ввозным НДС, но, как они утверждают, власть их не слышит и не хочет ничего менять.

Интересно, что обсуждение проблем бизнеса участники встречи иллюстрировали цитатами министра экономики Адгура Ардзинба, который высказывается о необходимости органов власти создать максимально комфортные условия для бизнеса; о том, что действующая система налогообложения никого в Абхазии не устраивает. «Не предприниматели должны обслуживать органы государственной власти, а, наоборот; всех предпринимателей надо знать в лицо и оказывать им поддержку», – говорит министр экономики, но, по мнению представителей бизнеса, дальше деклараций дело не идет.

Бизнесмены намерены обратиться к президенту страны, к спикеру и премьер-министру с просьбой рассмотреть предложения, направленные на реформирование действующего закона «О налоге на добавленную стоимость».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG