Accessibility links

«Даже мертвым нельзя покидать Стамбул...»


ПРАГА---Высшая избирательная комиссия Турции отменила результаты выборов мэра Стамбула, на которых оппозиционер Экрем Имамоглу победил представителя правящей партии Бинали Йылдырыма. Выборы прошли еще 31 марта, и победитель даже успел приступить к своим обязанностям. О поводах и причинах этого решения и о повторном голосовании, назначенном на 23 июня, рассказал журналист Осман Пашаев, находящийся в Стамбуле.

Вадим Дубнов: Осман, чем объяснить такую несгибаемую решимость (Реджепа) Эрдогана, который все-таки решил не отдавать Стамбул: уже мэр вроде бы победил, уже приступил к обязанностям, и все-таки Эрдоган продолжает эту борьбу?

Конечно, для оппозиции это чувство победы и чувство теперь уже украденной победы, и здесь будет достаточно жесткое противостояние – это уже чувствуется по заявлениям

Осман Пашаев: Стамбул – крупнейший город страны, и хотя он давно не является столицей, тем не менее даже экономически это центр, почти 40% ВВП Турции производится в Стамбуле, там население 16 миллионов. Т.е. это важнейший город, в том числе, место старта для большой национальной карьеры – сам Эрдоган в 1994 году выиграл мэрские выборы в Стамбуле, и оттуда начала восходить звезда Эрдогана в турецкой политике. Поэтому проигрыш Стамбула, где правящая партия не проигрывала 25 лет… Но тут надо уточнить: правящая партия образовалась в 2001 году, но до нее уже происламские силы, от которых баллотировался Эрдоган, в том числе, в 1994 году, беспрерывно здесь правили 25 лет. А оппозиционер, представлявший Республиканскую народную партию, Экрем Имамоглу, который представляет политическую силу, которая основана была еще Ататюрком в 1923-м, не выигрывали Стамбул с 1977 года, т.е. их последний выигрыш был еще до переворота 1980 года. Конечно, для оппозиции это чувство победы и чувство теперь уже украденной победы, и здесь будет достаточно жесткое противостояние – это уже чувствуется по заявлениям. Лидер Республиканской народной партии назвал семерых из одиннадцати членов Центризбиркома, которые проголосовали за вчерашнюю отмену результатов выборов, бандой. Это очень жесткое заявление, он назвал всех поименно, глава Центризбиркома Сади Гювен голосовал против этого решения об отмене выборов в Стамбуле, но тем не менее оно прошло в соотношении: семеро членов Центризбиркома голосовали «за», четверо – «против».

«Даже мертвым нельзя покидать Стамбул...»
please wait

No media source currently available

0:00 0:13:38 0:00
Скачать

Есть повод и причина. Мы сейчас поговорили о причинах – повод же в том, что якобы несколько десятков глав и членов участковых избирательных комиссий не являлись госслужащими. По закону, для того, чтобы быть членами участковых комиссий, нужно быть в статусе госслужащих. Но тут есть еще такой момент: дело в том, что турецкий Центризбирком имеет полномочия как бы специального суда – членов Избиркома называют хакимами, то есть их можно назвать судьями, – в данном вопросе у них есть такие судейские полномочия. Например, когда два года назад проводился референдум по изменению Конституции страны и переходу Турции к президентской форме правления, около двух с половиной миллионов бюллетеней были без печатей участковых комиссий, и Центризбирком в конечном итоге, несмотря на протесты оппозиции, принял решение считать их действительными.

Вадим Дубнов: Формально говоря, этот, назовем его «избирательный суд» имеет полномочия выше, чем суд общей юрисдикции?

Осман Пашаев: Скажем, у него есть полномочия суда специальной юрисдикции. Просто для нас это немного непонятно. Например, у украинского Центризбиркома или у российского таких полномочий нет.

Вадим Дубнов: Т.е. с формальной точки зрения, в общем, мы не можем сказать, что это решение неправомочно или неправосудно - в рамках турецкой судебной системы координат?

Экрему Имамоглу удостоверение мэра города не выдавалось в течение 17 дней после выборов – все считали и пересчитывали в различных регионах

Осман Пашаев: Смотрите, есть уже заявление докладчика от Совета Европы по Турции Кэти Перри, которая сказала, что это удар по демократии, она солидаризируется, по-моему, с турецкими оппозиционными силами в оценке того, что произошло. Те, кто отслеживал эти местные выборы, помнят, что Экрему Имамоглу удостоверение мэра города не выдавалось в течение 17 дней после выборов – все считали и пересчитывали в различных регионах, то пересчитывали некоторые районы, то пересчитывали недействительные бюллетени, то пересчитывали в регионе, где якобы появились дополнительные избиратели, которых не было на прошлых выборах, обходили дома и квартиры, сверяя людей со списками избирателей. Т.е. 17 дней тянулась волокита, для того чтобы пересмотреть путем пересчета результаты этих выборов, но у правящей партии это не вышло, все равно разрыв оказался в пользу оппозиционера. И вот тогда пошли этим формальным путем и отменили выборы.

Вадим Дубнов: Эрдоган впервые проиграл Стамбул…Но когда он его начал проигрывать? После попытки переворота в 2016 году, в парке Гези – когда началось это падение?

Никто особо не верил, что можно найти кандидата, который будет противостоять Эрдогану. Надо понимать, что здесь баллотировался не просто Бинали Йылдырым, а большую часть времени пропаганду вел сам Реджеп Тайип Эрдоган

Осман Пашаев: В 2017 году во время референдума, хотя 51% по официальным данным проголосовали за изменение Конституции, в Стамбуле и в Анкаре результаты референдума были «против», т.е. вот тогда был первый проигрыш, первый сигнал того, что его позиции ослабевают в крупнейших городах страны. Т.е. до этого, с 2002 года, когда он пришел к власти, единственный город-миллионник, который оставался в оппозиции, – это был Измир, его называют еще крепостью республиканцев, ататюркизма, – вот только Измир был таким островком, оппозиционным Эрдогану. Стамбул, Анкара были полностью под контролем. В 2017 году, во время референдума Стамбул показал, что он против. Но тем не менее в 2018 году, на президентских выборах в Стамбуле опять Эрдоган получил значительно больше голосов, чем его соперник Мухаррем Индже. Ну вот, мы подошли к мэрским выборам, и неожиданный такой результат. Никто особо не верил, что можно найти кандидата, который будет противостоять Эрдогану. Надо понимать, что здесь баллотировался не просто Бинали Йылдырым, который был премьер-министром, спикером парламента, а большую часть времени пропаганду вел сам Реджеп Тайип Эрдоган. Для него Стамбул – это его город.

Вадим Дубнов: Где система дала сбой?

Осман Пашаев: Я думаю, что, прежде всего, главная причина, что бы ни говорили, – экономическая. Безработица составляет 14%, безработных больше четырех миллионов, только за год количество безработных увеличилось на 366 тысяч, только за последние полгода курс лиры упал почти на 20%, а со вчерашнего дня, когда объявили отмену результатов выборов, еще раз произошло падение лиры – курс был 5,99 лир за доллар, сейчас он 6,14 за доллар. Очень много, на самом деле, факторов, есть очень глубокое исследование французской компании Ipsos, которая показывала в 2017 году во время референдума профиль турецких избирателей: несмотря на то, что консервативного избирателя все еще много в Турции, но каждый год в Турции примерно полтора миллиона добавляется людей, которые достигают 18 лет, т.е. это новые избиратели. И вот среди голосующих в первый раз тогда, в 2017 году, во время референдума, пропорция была обратная: если за Эрдогана, за его изменение Конституции и президентскую форму правления голосовали 51% граждан, то среди молодежи 58% – против. Т.е. это 58-60% новых избирателей, которые голосуют за более либеральные и, скажем, более современные ценности, неконсервативные, они добавляются ежегодно, и понятно, что есть опасность, что к 2023 году, когда будут президентские и парламентские выборы, количество противников Эрдогана может существенно возрасти. И вот сейчас уже начались оценки того, что произойдет в силу этого нарастающего напряжения между властью и оппозицией из-за Стамбула. Некоторые аналитики сегодня уже написали о том, что, возможно, кризис дойдет до того, что осенью, в ноябре, пройдут досрочные выборы – а тут надо понимать, по новой эрдогановской Конституции 2017 года, если на досрочные выборы идет парламент, вместе с ним на досрочные выборы идет президент. Отныне в Турции парламент и президент избираются одновременно, на общенациональном голосовании.

Вадим Дубнов: Как устроен Стамбул в избирательном смысле? Все-таки город, как показали выборы, в достаточной степени расколот – что бы мы ни говорили, но половину города Эрдоган взял, – вот как он устроен сейчас?

У Центральной избирательной комиссии нет претензий ни к выборам городского совета, ни к выборам квартальным, а претензия только к избранию мэра города

Осман Пашаев: Даже не половину. Если мы посмотрим на 39 стамбульских муниципалитетов или районов – это отдельные административные единицы, которые избирают каждый своего мэра и совет, – то из 39-ти районов на самом деле оппозиция выиграла в 14-ти, в 24-х выиграла эрдогановская Партия справедливости и развития и еще в одном – националисты, которые тоже являются партнерами Эрдогана. Так что, в любом случае, у Эрдогана почти две трети районов Стамбула, и в стамбульском городском совете соотношение сил примерно было 175 на 130 депутатов, т.е. 175 – это проэрдогановские. Кстати, есть еще одна странность вчерашнего решения. Во время голосования в один и тот же конверт клали три бюллетеня: за мэра, за горсовет, и еще у них есть такие выборы – квартальные, – это еще меньшая единица, где выбирается голосованием, можно сказать, мэр квартала и его совет старейшин – это тоже такой представительный орган. Так вот у Центральной избирательной комиссии нет претензий ни к выборам городского совета, ни к выборам квартальным, а претензия только к избранию мэра города. Сейчас мне самому интересно, что же будет: если формальный повод отмены выборов это то, что члены некоторых избирательных участков не были госслужащими, то тогда надо проводить новые выборы вообще – и городского совета, и квартальных мэров, но пока речь идет только об отмене выборов мэра.

Вадим Дубнов: Кого сможет мобилизовать Эрдоган 23 июня?

Осман Пашаев: Здесь есть такая хитрость, которую Эрдоган использует не раз – и во время досрочных парламентских выборов, в предыдущие годы, и в 2007-м году, и в 2011-м году, – назначать выборы на конец июня, на июль. Дело в том, что избиратель оппозиции, скажем так, зачастую относится к среднему классу или близкий к среднему классу, то есть в период летних отпусков уезжающий избиратель, покидающий место, где он зарегистрирован как избиратель, и это тоже влияло на результаты выборов. Эрдогановский избиратель – это более патерналистский избиратель, который обычно не знает, что такое отпуск, выезды. Поэтому сейчас идет кампания с призывом, что даже мертвым нельзя покидать Стамбул – это слоган футбольных ультрас, и он сейчас появился в интернете. Или, например, авиакомпания «Пегасус», которая, не поддерживая никого, написала о том, что все, кто покупал билеты из Стамбула, предполагающие отсутствие в Стамбуле 23 июня, – неважно, на 23-е или даже раньше, – без штрафных санкций могут вернуть деньги за билеты или обменять их на любые другие даты.

Вадим Дубнов: Как голосует Стамбул окраин, воспетый Памуком, который вырос за последние десятилетия, за счет переселенцев со всей Турции?

Осман Пашаев: Он же тоже разный. На самом деле, Стамбул Тракии – или по-русски Фракии, – конечно, это избиратель неэрдогановский; Стамбул центральный, Анатолия, зачастую был эрдогановским, но опять-таки я бы здесь подходил не с мерками Орхана Памука, а все-таки основываясь на данные социологов, которые показывают нам, что молодой Стамбул голосует против Эрдогана.

Вадим Дубнов: Насколько силен админресурс Эрдогана и насколько он может им воспользоваться?

Многие левые партии уже объявили о том, что они не будут выставлять кандидатов 23-го июня – это фактически поддержка оппозиционеров

Осман Пашаев: Здесь трудно давать оценку, потому что надо понимать, и это малопонятно и нашим украинским, и, наверное, российским слушателям – партии в Турции настоящие, партийные структуры разветвленные, и даже у тех партий, которые показывают очень низкий результат – например, если Экрем Имамоглу, победитель стамбульских выборов, и его оппоненты от правящей партии получили по четыре миллиона голосов, а кандидат, получивший третье место от Исламской партии счастья получил сто тысяч голосов, тем не менее эта Партия счастья имеет свои отделения в каждом квартале этого города. И так можно говорить почти обо всех партиях, т.е. первой десятке партий, кандидаты которых получили 5-10 тысяч голосов на этих выборах, и сейчас очень важно, как они будут себя вести во время избирательной кампании. И многие левые партии уже объявили о том, что они не будут выставлять кандидатов 23-го июня – это фактически поддержка оппозиционеров.

Вадим Дубнов: Т.е. админресурс – это не та вещь, о которой мы сейчас можем говорить как о некой решающей силе?

Осман Пашаев: Трудно сказать. Я уже рассказывал чуть раньше: когда было давление с участием полиции, когда обходили дома и квартиры и сверяли списки избирателей – фактически использование полиции, – это, конечно, админресурс. То, что медиа практически все сейчас подконтрольны власти, особенно электронные, – наверное, это тоже админресурс. То, что фактически под давлением власти Центризбирком принял вчерашнее решение, – это тоже админресурс. Но есть тенденция обновления в Стамбуле или ожидания другой политической силы, и каким образом будут «переламывать» избирателя, я не знаю.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG