Accessibility links

Грядут ли в Абхазии «экскурсионные войны»?


В эти дни в Абхазии словно двумя параллельными курсами идет подготовка к тому, что нас ожидает летом: к очередным президентским выборам, назначенным на 21 июля, и очередному курортному сезону.

Кстати, сейчас уже почти забылось, как всего несколько месяцев назад кипели страсти вокруг даты проведения выборов. Политическая оппозиция, которой так и не удалось в предыдущие годы добиться внеочередных выборов в результате досрочной отставки действующего президента, предлагала тогда, желая хоть немного сократить время его полномочий, провести очередные выборы весной, чтобы они не могли помешать курортному сезону. А власть активно возражала, напоминая, что в 2011 и 2014 годах внеочередные президентские выборы проходили в разгар турсезонов, но отнюдь не помешали им. И надо сказать, что неполитизированная часть общества была тут на стороне власти, понимая: настаивать на отходе от конституционных сроков – значит, соглашаться на обострение общественно-политической ситуации, которое этой неполитизированной части совершенно не нужно.

Грядут ли в Абхазии «экскурсионные войны»?
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:26 0:00
Скачать

Официальное выдвижение кандидатов в президенты начнется 22 мая, то есть почти через две недели, но немало претендентов на кресло главы государства уже так или иначе обозначили в различных СМИ свои президентские амбиции. В среду 8 мая это сделал Леонид Дзапшба, известный в обществе как дважды министр внутренних дел Абхазии. В 2014 году он уже участвовал в президентской гонке, но набрал тогда лишь 3,4 процента голосов, заняв последнее, четвертое, место. С лета 2016 года Дзапшба работал советником президента Рауля Хаджимба, и о нем долгое время было мало публичной информации. Сейчас же он заявил о своем уходе в длительный отпуск, а затем в отставку – с целью «идти в большую политику». То есть прямо не сказал, но очень прозрачно намекнул. Причем еще 5 февраля сего года на учредительном съезде политической партии «Акзаара» («Единство») он был избран ее председателем.

А ранее о своем намерении баллотироваться кандидатами в президенты уже сообщили обществу Астамур Тарба, Алмас Джапуа, за которого как за будущего кандидата проголосовало перед этим большинство руководства общественной организации «Общее дело». Заявили о намерении выдвигать кандидатом от объединенной оппозиции Аслана Бжания (36 процентов голосов и второе место в 2014 году) его соратники – даже несмотря на то, что он находится на лечении в Москве. Практически никто не сомневается, что на второй срок будет выдвигаться действующий президент Рауль Хаджимба. Помимо названных, ходят разговоры о выдвижении еще двух-трех кандидатов.

Но даже в случае необходимости проведения второго тура президентских выборов (которого в Абхазии, как ни удивительно, еще ни разу не было), это действительно не помешает нормальному ходу туристического сезона – лишь бы не возникло заварухи, как в 2004-м, после «опасного сближения цифр» в результатах голосования.

Между тем могу с уверенностью сказать, что многих жителей Абхазии, вовлеченных в туристический бизнес и не вовлеченных в политику, успешность турсезона волнует больше, чем исход выборов и фамилия того, кто на очередные пять лет возглавит исполнительную власть (все, мол, они «там» одинаковы). Ободряюще, знаю, подействовала на некоторых недавняя информация о том, что такой мощный конкурент в турбизнесе, как Турция, на 15 процентов поднимает стоимость отдыха. Значит, можно побороться за часть российских курортников «эконом-класса».

К сезону готовятся, как обычно, отельеры и муниципальные службы, правоохранители и экскурсоводы… И кто бы мог подумать, что появившееся на днях короткое интервью одному из местных СМИ заместителя министра по курортам и туризму Абхазии Астамура Барцица вызовет такое бурное обсуждение (до сотни комментариев) в абхазском интернет-сообществе! Госчиновник, в частности, рассказал, что в Абхазии уже три года действует программа по аттестации экскурсоводов. В этом месяце Минтуризма Абхазии совместно с Министерством по налогам и сборам начали проводить проверки аттестованных специалистов на наличие у них разрешительных документов: бейджей и экскурсионных путевок по маршрутам, проверяется также качество оказания услуг как экскурсоводами, так и экскурсионными организациями.

И далее он вышел на такую проблему: «Мы столкнулись с тем, что туристический рынок Абхазии очень интересен для приезжающих из России. Часто получается так, что приезжающие сюда не знакомы с нашим нормативным положением. Иной раз набирают группы туристов, завозят их в Абхазию, не имея на это никаких разрешительных документов. Экскурсоводам из России, для того чтобы проводить экскурсии на территории Абхазии, в первую очередь нужно иметь абхазский паспорт. У нас более 700 аттестованных экскурсоводов, и всех их работой не удается обеспечить, поэтому мы думаем о том, как в первую очередь трудоустроить их. Это как рабочие места, так и денежный оборот. Получается, что наша казна недополучает деньги. Нам также неизвестно, как и что туристам рассказывают об Абхазии. А самое главное – с какими впечатлениями туристы уезжают из республики».

Признаюсь, я не знал о таком, но затем разговоры со знакомыми, которые в теме, подтвердили: случаи «экспансии» сочинских экскурсоводов на территорию Абхазии действительно имеют место. По итогам прошлого сезона, как сообщалось в СМИ, из примерно миллиона иностранных туристов, посетивших республику, около половины – это однодневные экскурсанты. Мои представления о них базируются в основном на впечатлениях, которые получил, когда больше десятка лет назад сел в Сочи на экскурсионный автобус и решил собрать материал для газетного репортажа, проехав под видом российского туриста по так называемому золотому кольцу Абхазии: Гагра – Пицунда – озеро Рица – Новый Афон. Так вот, помню, как рано утром, взяв основную часть экскурсантов в каком-то санатории в Хосте, мы доехали до границы на Псоу с сочинским экскурсоводом, а затем ее сменила экскурсовод из Абхазии. Это представлялось вполне естественным и логичным.

Так же, как сейчас представляется Астамуру Барцицу и большинству комментаторов его интервью. Кто-то вспомнил даже для убедительности свои турпоездки в советские времена: «Ездила я при СССР на экскурсию в Одессу – в составе организованной группы. Экскурсовод к нам был приставлен в Одессе и из Одессы. Из Сухума («свой самовар») не волокли». Но в обсуждение резко вторгся пользователь, явно из России: «Этот зам. вообще сам понял, что сказал? Эти туристы отдыхают в каком-нибудь сочинском санатории и решили, допустим, приехать в Абхазию «поглазеть» на республику. Им что, принудительно хотят впарить абхазского экскурсовода? Вот дает, он что, рэкетир или министр все-таки? Это равносильно тому, если русские скажут, что в России должны работать только русские специалисты. Может, он думает, что аттестация экскурсоводов России ниже уровнем абхазской аттестации, или рот по-другому открывается?»

Это вызвало возмущение у многих комментаторов: «Разве тут речь идет о том, чтобы экскурсоводы были только абхазами? Речь идет о гражданах Абхазии любой национальности. Они должны сдать экзамен на знание предмета и проводить экскурсии с любовью к своей стране. Приезжих экскурсоводов мы не можем контролировать, и они зачастую несут всякую чушь, высмеивая наши обычаи и историю. Кроме того, это даст работу в сезон многим нашим гражданам. Разве в Турции или других странах русских туристов обслуживают приезжие гиды?»; «Кто лучше местных знает Абхазию и ответит на вопросы? А в Сочи живут наши конкуренты, которые нередко про нас ничего хорошего не скажут»; «Каждое независимое государство вводит ограничения в области трудовой политики, призванные защитить своих граждан. Что тут удивительно, если мы вводим эти ограничения?». Дошло, конечно, и до политики; кто-то заявил, что сам слышал, как российская женщина-экскурсовод рассказывала, будто «с гор спустившие абхазы выгнали отсюда коренных жителей грузин».

Но не все абхазские пользователи были настроены однозначно в поддержку замминистра. Один из них написал: «О чем вообще спор? Как можно регулировать, какой будет экскурсовод у группы, сформированной за пределами Абхазии? Заказать экскурсовода или нет – это их дело. Захотят – закажут, не захотят – обойдутся своим сопровождающим, назовут его «старший группы», например. И никакие местные решения ничего не изменят. Экскурсовод – это одна из туристических услуг, примерно как мороженое купить. Хочу куплю, не захочу – не куплю».

С этим рассуждением можно было бы согласиться, если бы я из личного многолетнего опыта не знал: 99 процентов туристов, приезжая в новое для себя место, а тем более в другую страну, хотят не только увидеть окружающий ландшафт, но и услышать какую-то информацию. Так что если бы среди экскурсантов проводилось голосование, всякий раз они приходили к решению, что гид нужен. Потому, наверное, такие голосования и не проводятся как бессмысленные.

Так или иначе, очевидно, что к прежним проблемам летних туристических сезонов в Абхазии добавилась теперь и эта – борьба между экскурсоводами двух стран за право рассказывать российским туристам о нашей республике.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG