Accessibility links

Духовное изнасилование: тбилисский опыт


Дмитрий Мониава

Завтра начинается «Тбилиси прайд» – с 18 по 23 июня представители ЛГБТ-сообщества и защитники их прав проведут серию мероприятий, которые, возможно, завершатся уличным шествием, а радикальные консерваторы, вне всякого сомнения, попытаются помешать им. Полицейским придется приложить все силы, чтобы обеспечить порядок в столице, задыхающейся от неумолимой жары и растворенной в воздухе ненависти, и уже сегодня в их глазах можно прочесть, что они думают обо всем этом.

Телезрители увидели некий прообраз грядущих событий вечером 14 июня, когда стороны провели акции протеста в опасной близости друг от друга. Сотрудники МВД действовали не идеально, но в целом адекватно, и эскалации удалось избежать. Однако кадры, снятые на пятачке перед зданием госканцелярии, заставили многих вспомнить о беспорядках 17 мая 2013 года, когда Международный день борьбы с гомофобией едва не превратился в Национальный день кровопролития. Поэтому в СМИ и соцсетях появились сотни комментариев о том, что в стране ничего не изменилось и вряд ли когда-нибудь изменится.

Но, приглядевшись, можно обнаружить, что часть консерваторов высказалась примерно в таком духе: «Да, они мне неприятны, но Конституция гарантирует их права». В 2013-м эта позиция встречалась намного реже. Чуть раньше подобные изменения произошли в «ментально близких» странах бывшего Восточного блока, в Греции, в южных областях Италии и т. д. Очередной конфликт замедлит процесс, но он, по всей вероятности, будет продолжаться не только и не столько из-за роста толерантности к ЛГБТ (в местных СМИ все чаще используется аббревиатура LGBTQI), но, прежде всего, из-за того, что все больше грузин, в том числе консерваторов и традиционалистов, начинает понимать, что пренебрегать Конституцией и законами нельзя.

Духовное изнасилование: тбилисский опыт
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:37 0:00
Скачать

Даже в том случае, если над нацией нависла угроза, которую один из организаторов контракций Гурам Палавандишвили описал так: «Их цель изнасиловать нас духовно. Духовно и физически!» Чуть позже депутат парламента Эмзар Квициани призвал «пресечь попытку изнасилования грузинского духа». Эти фразы мгновенно начали размножаться и мутировать в соцсетях, вероятно, потому, что юмор позволяет изящно отмахнуться от сложных дилемм, возникающих в тот момент, когда возбужденные сограждане спрашивают: «Так ты за педерастов или за Святую Церковь?» Не все могут ответить с решимостью Цицерона «Я за республику!» и поэтому используют шутку как спасательный круг.

«Мы прорвем все кордоны и сметем вас», – заявил в субботу бизнесмен Леван Васадзе. К нему с большим уважением относится известный российский деятель Александр Дугин, недавно посвятивший отдельную передачу Грузии и ее «консервативному повороту», который, по мнению Дугина, уже близок. Часть консерваторов-государственников покоробило заявление о прорыве кордонов – кажется, они не хотят жить в стране, где свобода собраний будет регулироваться не 21-й статьей Конституции, а Леваном Васадзе или хорепископом Патриарха владыкой Иаковом (а он настроен весьма решительно). Но радикалы поддержали его, тем более что патриархия призвала власти воспрепятствовать проведению гей-прайда. Трещина между (условными) клерикалами и этатистами в консервативном лагере расширяется медленно, но неуклонно. Этого, как правило, не замечают не только внешние наблюдатели, но и комментаторы-либералы, должно быть, потому, что они по-прежнему мечтают победить, а не убедить своих оппонентов.

Организаторы «Тбилиси прайда» и их противники находятся в центре внимания, как гладиаторы на арене, а власти предпочитают до поры держаться в тени. Кризис может предоставить им определенные тактические бонусы. Общенациональные дебаты о духовном изнасиловании обычно позволяют отвлечь общественность от проблем судебной реформы, перехода на пропорциональную систему выборов, коррупции, непотизма и других опасных для правящей партии тем. «Грузинская мечта», вероятно, в очередной раз попытается опереться на «Доктрину меньшего зла», которую успешно использует на выборах. В этой связи можно вспомнить май прошлого года и акции протеста, начавшиеся после того, как полиция провела весьма грубые антинаркотические рейды в ночных клубах. Значительная часть населения тогда критиковала власти, но после того, как разъяренные радикальные националисты двинулись к зданию парламента, где митинговали сторонники либерализации наркополитики, «тонкая синяя линия» полицейского кордона показалась многим единственной защитой от хаоса, а глава МВД Георгий Гахария, сбивший накал страстей, начал парадоксальным образом набирать рейтинг, несмотря на то, что причиной осложнений стали действия его подчиненных. Сильная оппозиция не позволила бы изменить драматургию кризиса подобным образом, но она слаба и вряд ли сумеет помешать «Грузинской мечте» провернуть нечто похожее еще раз или использовать эскалацию как увертюру к кадровым перестановкам в правительстве – они, к слову, не за горами.

Впрочем, это мелочи по сравнению с возможными осложнениями, и дело не только в угрозе беспорядков. «Грузинская мечта» испытывает определенные проблемы с обиженным на нее консервативным электоратом. Ее руководство обсуждало вопрос еще до парламентских выборов 2016 года. Со временем стало ясно, что значительная часть этих избирателей уже не вернется к «Грузинской мечте», гарантированно не уйдет к «Нацдвижению», «Европейской Грузии» или «малым» либеральным партиям, а «Альянс патриотов» из-за нехватки ресурсов и навыков не сможет привязать всех их к себе. Возникли предпосылки для того, чтобы правитель Грузии Бидзина Иванишвили занялся конструированием нового сателлита на «консервативном фланге», поскольку оставлять «блуждающий электорат» без присмотра нельзя.

Есть еще два не столь заметных фактора. Иногда может показаться, что Иванишвили доказывает всем заинтересованным державам одновременно, что их политика в Грузии успешна и вот-вот начнет приносить чудесные плоды. В случае с Вашингтоном, Брюсселем и другими европейскими столицами это делается, прежде всего, на уровне официальных деклараций, в диалоге с Пекином к ним добавляются символические жесты и намеки (особенно интересной в данном контексте является борьба вокруг глубоководного порта в Анаклии), а вот Москве, кажется, демонстрируют, что «консервативный поворот» не за горами – Васадзе и его единомышленники усиливаются, «Альянс патриотов» проводит митинги и требует «военного неприсоединения» Грузии и т. д. Не исключено, что таким образом Иванишвили пытается выиграть время и расширить пространство маневра. Вместе с тем создание (скажем так) «клерикальной партии» во главе с тем же Васадзе, который получил все, что нужно для быстрой и агрессивной «раскрутки», могло бы привязать политическое влияние духовенства к конкретной организации, направить его в относительно узкое русло и, следовательно, уменьшить в стратегической перспективе. А «Грузинская мечта», указывая на новых оппонентов, вновь начала бы с придыханием нашептывать: «Я меньшее зло!»

Цитата из книги Михаила Гаспарова «Занимательная Греция»: «Получив власть, Периандр задумался, продолжать ли ему расправу со знатью или уже можно вести себя милостивей. Он послал гонца в Милет – спросить совета у старого милетского тирана Фрасибула. Фрасибул выслушал вопрос и вдруг сказал гонцу: «Хочешь посмотреть, как у меня хлеба в поле растут?» Недоумевающий гонец шел следом и смотрел, как Фрасибул помахивает посохом: где тот видел колос повыше и получше, он сбивал его посохом и вминал в землю. Закончив прогулку, Фрасибул сказал: «Ступай назад и расскажи, что ты видел»».

Главный принцип внутренней политики Бидзины Иванишвили был описан еще в VI веке до нашей эры – он руководствуется именно им в отношениях с вассалами, оппонентами или, например, с духовенством и творческой интеллигенцией. Размышляя о создании новой консервативной партии, он, скорее всего, подобно Фрасибулу, задумается о том, не вырастет ли новый колос таким могучим, что он не сумеет его растоптать и, возможно, воспротивится чрезмерному усилению радикальных консерваторов.

Ситуация в Грузии не столь драматична, как в Иране перед Исламской революцией, но и в нашем случае налицо перерастающее в отчаяние недовольство вчерашних крестьян, сорванных с места девятым валом урбанизации, которые цепляются за веру и традиции как за соломинку. Мы можем говорить и о растущей политизации духовенства, о плохо продуманных шагах заинтересованных держав и, что самое главное, о неопознанных когнитивных процессах в отдельно взятой голове Мохаммеда Резы Пехлеви или Бидзины Григорьевича Иванишвили. А в целом, конечно, – Грузия не Иран.

Некоторые, на первый взгляд вполне здравомыслящие комментаторы полагают, что Иванишвили достаточно осторожен для того, чтобы не допустить тотальной мобилизации под лозунгом «Православные против безбожной власти». Может, и так, но в подобной зависимости от роли личности в истории, несомненно, есть что-то унизительное. Несмотря на то, что Иванишвили более изворотлив, чем молдавский олигарх Влад Плахотнюк, бежавший на минувшей неделе за границу, почти всем ясно, что рано или поздно споткнется и он. И вот тогда в фатально слабом государстве, где демократия во многом иллюзорна, а либералы и консерваторы, как правило, боятся прослыть умеренными, вероятно, и начнется самое интересное.

Ну, а пока Леван Васадзе объявил о создании народных дружин. Судя по его словам, их члены намереваются патрулировать улицы столицы, препятствовать проведению мероприятий в рамках «Тбилиси прайда», прорывать полицейские кордоны и силой освобождать своих задержанных товарищей. У них будут дубины (если точнее, Васадзе упомянул пастуший посох «комбали») и ремни, а также десятники, сотники и белые нарукавные повязки; цвет рубашек уточняется.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG