Accessibility links

С Ираном поручено «серьезнее поработать»


Из Ирана вернулась делегация Торгово-промышленной палаты Южной Осетии, где она принимала участие в конференции «Иран – Северный Кавказ – перспективы сотрудничества, культурного и экономического развития».

Два года назад во Владикавказе прошел экономический форум «Иран – Северный Кавказ – перспективы сотрудничества, культурного и экономического развития». В продолжение этого мероприятия на прошлой неделе в Тегеране состоялась вторая конференция, говорит участник югоосетинской делегации Вахтанг Джигкаев:

«Югоосетинская Торгово-промышленная палата получила официальное приглашение на этот форум по линии Российской ТПП. Так, впервые делегация из трех человек отправилась в Тегеран. Это была ознакомительная поездка. Провели ряд встреч с сирийскими бизнесменами, поговорили о перспективах их участия в наших проектах, касающихся строительства и камнеобработки. И, наоборот, что можно отсюда вывозить: воду, тот же камень. У них две палаты – Торгово-промышленная палата и Палата международной кооперации. ТПП Ирана занимается государственными проектами, поэтому нас как общественную организацию принимал вице-президент Палаты международной кооперации. Мы договорились о сотрудничестве, обмене информацией и так далее».

С Ираном поручено «серьезнее поработать»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:29 0:00
Скачать

По возвращении домой председатель ТПП Южной Осетии Алан Алборты отчитался перед президентом Анатолием Бибиловым. Он назвал поездку успешной, пояснив, что в форуме принимали участие более 100 крупных компаний Ирана из всех провинций. Алан Алборты выразил уверенность, что не за горами тот день, когда иранский бизнес войдет в Южную Осетию «нащупывать» свои интересы и стороны перейдут к более тесной кооперации.

Здесь, наверное, трудно удержаться от улыбки, если учесть несоразмерность масштабов республики и прожектов: маленькая аграрная республика, соответственно, с маленьким рынком, населением и, по объективным причинам, незначительными производственными ресурсами.

К слову сказать, у Южной Осетии уже заключены десятки договоров об экономическом сотрудничестве с Сирией, ДНР, ЛНР, Крымом, с Россией, наконец, но такое впечатление, что их просто некому наполнять реальным содержанием. Эти соглашения чаще остаются достижением бюрократии по самому факту их подписания. В этом смысле символично, что в рамках форума югоосетинская делегация представила модульные технологии, т.е. в общем-то российскую компанию, которая как югоосетинское предприятие строит в Сирии щитовые дома. Серьезности разговору прибавила следующая реплика президента Бибилова:

«Мы прекрасно знаем, что Иран занимает серьезное место на Ближнем Востоке, очень активно сотрудничает с близлежащими странами, с Российской Федерацией, что дает нам возможность развивать торгово-экономические отношения, развивать банковскую сферу и культурные связи. Это очень перспективное направление. Отрадно, что наша Торгово-промышленная палата ездила туда, искала возможности для экономического сотрудничества. И не обязательно, чтобы только между Южной Осетией и Ираном, есть и третьи страны, к которым можно найти выход через Иран. В этом плане нужно серьезнее поработать», – сказал глава государства.

А вот это уже предметный разговор – про тот самый банковский сектор, который Южная Осетия уже развивает в ДНР и ЛНР и в Крыму. А теперь, похоже, собирается развивать и в Иране. То есть пророссийский офшор в Южной Осетии.

По всей видимости, считает российский экономист Александр Караваев, речь может идти о расчетах в рублях между субъектами бизнеса в России и Иране или в Иране и в третьих странах, через небольшие внутренние банки (недосягаемые для санкций) с использованием югоосетинских юридических адресов, которые не видимы для возможностей их блокирования. Говорит Александр Караваев:

«В Москве есть понимание того, что Южную Осетию нужно куда-то двигать. А куда ее двигать? Конечно, в тех нишах, в которых Россия уже зафиксировала свой интерес, – геополитический и макроэкономический, но оказалась под силовым полем санкций. И Южную Осетию используют как один из дополнительных каналов неподконтрольного санкциям взаимодействия. То есть вот такие механизмы для Южной Осетии – практически единственный канал выхода за рубеж. И этот выход ограничен странам, которые находятся под санкциями, как и Россия. А для Южной Осетии – это один из возможных реальных доходов в экономику. Даже если это не связано с производством продукции, Южная Осетия предоставляет услуги такие.

– Ее услуга, прежде всего, в том, что она предоставляет юридический адрес.

– Да, это услуга почтового ящика. Другое дело, что пока это только на начальной стадии, и как это будет развиваться, непонятно, но интерес по факту уже обозначен».

По мнению Александра Караваева, эта схема может оказаться востребованной в сегодняшних условиях, когда межбанковские долларовые переводы с Ираном затруднены и банки Армении и Грузии берут высокие проценты, чтобы осуществить переводы в Иран или из Ирана.

Как эта схема могла бы работать на практике, Александру Караваеву пока сказать трудно, потому что российские механизмы по созданию альтернативы долларовым расчетам только стартуют. Непонятен и круг клиентов, в отличие от клиентуры югоосетинского офшора, через который идут расчеты с Крымом и Донбассом.

Все-таки речь идет явно о небольшой по объемам схеме расчетов со своей спецификой. Крупные российские игроки, считает Александр Караваев, использовать ее не станут.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG