Accessibility links

Ширан для КГБ


Сегодня Анатолий Бибилов представил нового шефа офицерскому составу КГБ

У КГБ Южной Осетии новый глава. Им стал Олег Ширан, который ранее занимал различные должности в ФСБ России.

Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов назначил Олега Ширана на должность председателя Комитета государственной безопасности республики. По сообщению пресс-службы главы республики, Ширан Олег Игоревич окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное Краснознаменное училище Ленинского Комсомола, позже – Академию ФСБ России. Проходил службу в ФСБ России на различных оперативных и руководящих должностях. Сегодня Анатолий Бибилов представил нового шефа офицерскому составу КГБ.

«Такое серьезное ведомство не может долго оставаться без постоянного руководителя, и сегодня я подписал указ о назначении председателем КГБ Ширана Олега Игоревича», – сказал президент.

Его предшественник – Михаил Шабанов – был отправлен в отставку 13 сентября прошлого года, то есть почти год назад, без традиционных почетных проводов и без объяснения причин отставки. Тогда ходили разные слухи о причинах его увольнения. Одна из них – якобы за то, что он не справился с Эдуардом Кокойты, не сумел урезонить его активность в республике.

Ширан для КГБ
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:10 0:00
Скачать

Формально председателя КГБ назначает президент, а по факту его присылает Москва. Практика назначения из России председателя КГБ и министра обороны Южной Осетии началась при Эдуарде Кокойты, во время его первого президентского срока. Причем ему не навязывали эту кадровую схему. Как говорят люди, близкие к экс-президенту, перед лицом конфликта с Грузией, которая к тому времени изрядно прибавила в военной мощи, Кокойты хотел подтянуть уровень силовых структур и органов безопасности до уровня, адекватного растущим угрозам. Он сам обратился с просьбой к российскому руководству прислать в республику вышедших в отставку, но еще полных энергии и желания работать военных и сотрудников ФСБ, чтобы те организовали работу ведомств, повысили квалификацию личного состава. Россия согласилась. И, надо полагать, от начала этой практики можно отсчитывать время, когда Москва уже не была неким рефери в зоне конфликта, но стала, по сути, военным союзником одной из сторон.

Прикомандированным специалистам предложение поработать в Южной Осетии было интересно: полковники вскоре получали генеральские звезды, а вмеcте с ними и соответствующие пенсии в России. Некоторые после командировки в РЮО продолжили службу, то есть для них республика стала не просто прибавкой к пенсии, но и открыла возможность дальнейшего карьерного роста в России.

Другое дело, что после признания республики, после того, как в Южной Осетии разместили российскую военную базу, необходимость в этом отпала, во всяком случае, в первоначальном смысле этой практики.

От части функций Москва отказалась. Например, от портфеля министра обороны, тем более что от ведомства уже ничего не осталось. А вот КГБ по-прежнему патронируется Москвой, и, по мнению экспертов, вопрос здесь не только в безопасности республики, не только в оперативном просторе, который открывается за южными окраинами Цхинвала, но и в возможности контроля внутриполитической ситуации. За всеми политиками, чиновниками, общественниками, бизнесменами следит КГБ. Соответственно, вся информация сходится к шефу, а от него в Москву.

В Абхазии по-другому. Там представитель Москвы никогда не поднимался выше заместителя по экономической безопасности, соответственно, и уровень контроля разный.

Эксперты так объясняют эту разницу. В советское время в Южной Осетии было областное управление КГБ, от которого к весне 1992 года почти ничего не осталось – буквально несколько человек во главе с Леонидом Тибиловым.

А в Абхазской автономной республике во времена СССР была структура на порядок мощнее, просто в силу иного статуса автономии. Кроме того, в Южной Осетии – колхозы, а в Абхазии – море. С одной стороны, государственная граница с натовской Турцией, с другой – курорты, на которых отдыхала партийная элита, то есть и задачи структурных подразделений были совершенно другого уровня. Поэтому, в отличие от Южной Осетии, в Абхазии после начала конфликта той части КГБ, которая перешла на сторону Сухума, было достаточно, чтобы организовывать СГБ. По мнению экспертов, отсюда и степень контроля Москвы за партнерскими структурами. Например, когда кураторы приезжают в Цхинвал, они заходят поговорить в КГБ, а в Сухуме – не заходят.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетии

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG