Accessibility links

О вкусах и не только


Давид Каландия

Грешно спорить о вкусах, не люблю я это дело, так как неблагодарное оно! Не помню случая, чтобы кто-нибудь смог доказать, что его вкус лучше и безупречнее. А если такой факт есть, то прошу вас сбросить его мне на «мыло», и я подниму лапки кверху. Но этого нет!

Пару слов про себя, любимого; к примеру, я не люблю голубцы! Ни в детстве не любил, ни сейчас не люблю, и, думаю, когда совсем состарюсь, все равно не полюблю. Вкус не нравится, и ничего с этим не поделаешь. Сколько семья меня не уверяла, что голубцы – это очень вкусно, что это «харч богов», что сам Петр Великий привез рецепт голубцов из Голландии, когда там под фамилией Михайлов учился кораблестроению, все равно голубцы мне невкусны. Помню, даже приглашали в дом моего дядю Джейрана, который был великим гастрономом, и он мне наглядным примером доказывал, что голубцы – это вкусно! Но я воротил рот и предпочитал простую яичницу с салом и малосольными огурцами. Так и не полюбил я голубцы к вящему огорчению моей большой и дружной семьи.

Еще пример: мне нравится актриса З. а моему соседу, доктору Гие Страусяну, – актриса У. Мы с ним одно время даже по этому делу хотели драться на дуэли, но, слава богу, с оружием не договорились: он думал биться на булавах, а я – стреляться на винтовках. Я предложил доктору Гие: давай, мол, ты будь с булавой, а я с винтовкой, но он отказался. И «дуэль не состоялась или перенесена» (В. Высоцкий). Как я его не убеждаю, что З. красивее, фигуристее, и когда она смеется, то олимпиады останавливаются, доктор Гия не соглашается. Он мир по-другому видит, и то, что мне сладко, ему рот вяжет.

Или вот еще пример: я не люблю желтый цвет! Он на меня действует, как красное на быка. У меня к нему чувство глубокой личной неприязни. А Маяковский В.В. все время ходил в желтой футуристической рубашке и до определенного возраста был несказанно счастлив. Несмотря на то что для меня Маяковский фигура христологическая, я все равно желтый цвет не могу воспринимать. Так что даже самый большой авторитет для мне не указ. Я или люблю, или нет. Среднего не дано. (Я мог бы приводить бесчисленное количество примеров, чего я не люблю, но боюсь напугать благодарного читателя, который воскликнет: «Как же ты живешь, несчастный, ничего не любя?»)

Одно время я даже засел за энциклопедии, справочники, учебники по психологии, дабы понять, откуда у вкуса растут ноги, почему всем нравится разное? Но так и не докопался до истины. Наверное, все это идет из детства, что-то в определенный момент в младенческом возрасте щелкнет у нас в подсознании, и потом нам начинает одно нравиться, а другое – нет. Так что спорить о вкусах – пустое занятие.

Теперь про внешний вид. Время такое, что каждый выглядит так, как хочет, и думает, что это красиво и окружающим очень нравится.

Вчера гуляю и вижу: идет очень пожилая женщина, лет этак 80-ти. Ее волосы выкрашены во весь спектр радуги (вспомнил Кису Воробьянинова и краситель для волос «Титаник», дающий «радикально-черный цвет»). И думается мне: ведь ей, этой даме, нравится такой дикий цвет волос, наверное, она долго выбирала колор, металась между светлым, темным, рыжим, красным и другими оттенками. А потом решила: где наша не пропадала, и смешала все в одну кучу. И шла по улицам солнечного Тбилиси, и все с испугом обращали на нее внимание. А рядом с ней чапал ейный спутник жизни возраста Мафусаила, и ему тоже нравилась его спутница, нравился цвет ее волос, и оба были счастливы. А по мне так это было страшно. И кто же прав: я или странная женщина? Да никто. Вернее, мы оба правы. Ей нравится ее прикид, мне он не нравится, но главное, чтобы не было войны. И в который раз я понял, что не мое дело – кому-то что-то доказывать и стараться казаться умником. Ведь могут и накостылять, и потому – мое дело сторона. Молчок в кулачок.

У нас ведь демократия. А демократия на то и демократия, чтобы все чувствовали себя свободными, одевались, кто во что горазд, и делали то, что считают для себя приемлемым (в рамках закона, естественно). Современная мода – это туши свет, бросай гранату. Раньше, если бы кто-нибудь прошелся по городу в рваных штанцах, его стали бы жалеть всем кагалом. А теперь ходить в рванье – значит, быть в самом тренде.

Что день грядущий нам готовит, думаю я? Наверное, придет время, когда человек начнет ходить по улицам в чем мать родила. А что? Если я могу ходить по улице во всем, что хочу, почему не могу ходить вообще ни в чем? А, может, мне так удобнее, и я себя чувствую свободным? И если кто покусится на мой невинный выбор, того сожрут неправительственные организации. Хотя все это уже было. Лет 100 тому назад, в начале 20-х годов, в СССР попытались сделать сексуальную революцию. В новом обществе традиционный институт семьи и брака считался буржуазным пережитком. На свет явились организации, ведущие пропаганду «новаторских» культурных ценностей. Появилось общество «Долой стыд», члены которого разгуливали по улицам голыми, заявляя, что стыд – это буржуазное прошлое советского народа. Михаил Булгаков писал: «Новость: на днях в Москве появились совершенно голые люди (мужчины и женщины) с повязками через плечо "Долой стыд". Влезали в трамвай. Трамвай останавливали, публика возмущалась».

Заметьте, что «публика возмущалась»! Это было в конце 1924 года. Описан случай, когда голого человека просто били. Потом все это застопорилось. Ведущие коммунисты пристально смотрели на это дело и поняли: революция революцией, а это уже перегиб. Выступил руководитель советской медицины Николай Семашко и гневно осудил! После этого общество «Долой стыд» мирно окочурилось, оставив после себя лишь нудистские пляжи. Кстати, «демон революции», вечно живой Ильич считал, что в движении нудистов есть «здоровое пролетарское начало». Но он уже был недееспособным, и потому всерьез его не воспринимали, а то семьдесят лет мы бы прошагали нагишом.

Интересно, а если сейчас такое произойдет на наших улицах, будет ли публика возмущаться? Не думаю! Все достанут свои мобильные телефоны и станут снимать, чтобы потом побежать и первыми выложить увиденное в «Инстаграм», в «Фейсбук», в «Одноклассники» и т.д. Надо провести эксперимент, хотя уже похолодало, отложу до будущего лета.

И еще немного о вкусах! Я не люблю татуировки, особенно на женских фигурах. Я не понимаю, почему безобразить тело трудновыводимыми символами, рисунками, иероглифами и волчьими мордами – это красиво. Красиво и сексапильно. Кому-то это нравится, а кому-то (вроде меня) – нет. Даже страшно становится, когда вижу человека, чье тело расписано синими мазками, напоминающими рыбью чешую. Впечатление, как будто Ихтиандр вышел на берег, не переодевшись.

Лет двадцать тому назад, увидев женщину с татуировками, я бы подумал, что она недавно вышла из тюряги, где отбывала срок далеко не за экономические преступления. И такую женщину я бы постарался обойти стороной. А теперь... а теперь даже моего возраста женщины, выросшие на романах Ричардсона и сестер Бронте, накалывают на свои телеса разные изображения и считают это сексуальным. В один летний жаркий день впереди меня шла прелестная женская фигурка, а на открытой всему миру спине было изображение собора Василия Блаженного. Шел я за ней, все порывался перекреститься и думал о том, каково ее мужу/другу, когда в минуты близости перед ним колышутся купола.

Грешные мысли стучат мне по темечку, но никуда от них мне не деться, время такое.

P.S. Вот я тут треплюсь, а ведь на самом деле это здорово, что всем нравится разное. Представляете, насколько мир был бы сер и одинаков, если бы все любили одно и то же. Наверное, такой мир давно бы канул в Лету. Так что не слушайте меня, и будем разнообразными.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG