Accessibility links

Югоосетинская неделя: Бибилов принимает вотум на себя


Министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев

Главное событие недели в том, что оно не состоялось. Это внеочередная сессия парламента, которая по закону должна была собраться еще десять дней назад и рассмотреть вотум недоверия двум министрам – юстиции Залине Лалиевой и внутренних дел Игорю Наниеву. Напомню, рассмотрение вотума недоверия инициировало конституционное большинство парламента – двадцать депутатов – после истязаний заключенных в цхинвальской тюрьме.

Анатолий Бибилов, судя по всему, не намерен признавать за парламентом его конституционное право на вынесение недоверия чиновником. По всей видимости, он решил оставить за собой исключительное право решать судьбу чиновников.

В этом совершенно противозаконном ограничении юрисдикции законодательного собрания принимает активное участие верный соратник и однопартиец президента – спикер парламента Алан Тадтаев и парламентское меньшинство, в основном от партии «Единая Осетия». Вместо того чтобы исполнить закон и свой долг, спикер вот уже вторую неделю саботирует решение парламента о созыве внеочередной сессии и рассмотрении вотума недоверия. В принципе, такое поведение вполне себе основание для отзыва председателя. Как я слышал, такие мнения в депутатской среде раздаются.

Югоосетинская неделя: Бибилов принимает вотум на себя
please wait

No media source currently available

0:00 0:10:27 0:00
Скачать

Свое отношение к происходящему на этой неделе выразил лидер политической партии «Ныхас» Давид Санакоев на своей странице в Facebook:

«Я придерживаюсь мнения, что своими действиями «Единая Осетия» не только пытается превратить парламент в молчаливое приложение к исполнительной власти, но и изолирует себя от народа».

Давид Санакоев рассказал моей коллеге Ирине Келехсаевой о том, что сейчас происходит за стенами парламента или, точнее, что не происходит:

«Прошло уже больше десяти дней. Сейчас мы надеемся, что вернемся в правовое поле, то есть будет исполняться регламент парламента. И, наконец, и этот вопрос, и другие вопросы, которые стоят на повестке дня, будут вынесены на очередную сессию, которая должна пройти в ближайшее время. То есть этого требует закон. Иначе встает вопрос о том, что парламент не может исполнять свои обязанности.

И я думаю, чем быстрее этот вопрос разрешится, тем быстрее все встанет на свои места. Обстановка в парламенте какая-то напряженная, потому что мы все не можем определиться с одним вопросом, который инициировало большинство депутатов в парламенте. Это отражается и на депутатах, на отношении к депутатам со стороны руководства. Если инициативы депутатов будут зарубаться и дальше, это не говорит о конструктивной работе в самом парламенте».

Не могу согласиться с депутатом Санакоевым, все на свои места уже не встанет.

Все слишком далеко зашло, и теперь в этой истории кто-то должен потерять лицо – или президент со спикером, или депутатский корпус. Если депутаты настоят на своем, президент Бибилов потерпит сокрушительное политическое поражение, а народным избранниками останется только наращивать свой успех. Для этого есть много разных способов. Например, они могут продолжить прерванные событиями в тюрьме слушания по демаркации и делимитации границы и выяснить, кто все-таки виновен в цнелисском кризисе. И кроме этой, есть масса других историй, чреватых для исполнительной власти репутационными потерями. Можно также продолжить рассматривать работу министерств и ведомств. Если на стороне президента вмешается Москва, то она станет участником диалога с депутатами, из которого выпадает президент, он превратится в некое подобие статиста Причем эту ситуацию на все 100% создал лично президент Бибилов, своими руками, потому что изначально возмущение депутатов по поводу Залины Лалиевой и Игоря Наниева не имело к нему никакого отношения. Более того, депутаты были на его стороне. Президент мог тогда выйти к депутатам, разделить их возмущения, но он выбрал самый худший вариант: решил поставить их на колени.

Как я слышал все из-за того, что он строит планы на будущее Лалиевой. По одной версии, ее прочат в кресло председателя ЦИК, по другой – в председатели Верховного суда, после того как Олеся Кочиева возглавит Конституционный суд республики. Ходят такие слухи по Цхинвалу. Если такие планы существуют, то вотум недоверия, конечно же, их ломает. После такой отставки ни о каком новом назначении не может быть и речи.

Но и депутаты на колени не становятся, в противном случае сессию уже провели бы. И это при том, что нужно уговорить хотя бы троих. Но не получается и, как мне кажется, вот почему. Никто не хочет принимать на себя позор, который за этим последует. Он для них страшнее президентского давления, и никакие преференции его не компенсируют. Такая цена компромисса – тоже результат усилий президента.

Еще один звонок в президентскую дверь, но уже с другой стороны – от общества.

Во вторник, 5 ноября, состоялось учредительное собрание движения «За парламентскую республику», председателем которого стал Роланд Келехсаев – депутат парламента четвертого созыва. Организация намерена добиваться перехода Южной Осетии от президентской к парламентско-президентской форме правления.

По мнению Роланда Келехсаева, централизация всей полноты власти в руках президента препятствует развитию государственности Южной Осетии, ее гражданского общества. Многие проблемы, которые мешают людям жить, можно было бы снять, если бы президент передал часть своих властных полномочий депутатскому корпусу. Говорит Роланд Келехсаев:

«Учитывая десятилетний ценз оседлости для президента, можно сказать, что мы знаем всех возможных претендентов на этот пост. Скажем честно: среди потенциальных претендентов нет гениальных реформаторов и людей большой политической культуры. Зато все без исключения, попав на этот пост, уже через полгода начинают сходить с ума от вседозволенности, а вчерашние сторонники уже упрекают их в произволе, злоупотреблениях и т.п. Все без исключения наши президенты подминали под себя судебную и законодательную ветви власти, превращали правоохранителей в опричников. Поэтому единственный способ бороться с произволом президентов – это ограничить их полномочия, создать систему сдержек и противовесов. Баланс сил всегда немаловажен, но в условиях низкой правовой культуры он жизненно необходим».

Один из тех, кто поддержал заявленные цели организации, – депутат парламента Южной Осетии первых трех созывов политолог Вячеслав Гобозов. По его мнению, осетинам более свойственны коллективные формы управления, самоорганизация общества заложена в их традиции. В то же время, как показывает без малого тридцатилетний опыт постсоветской Южной Осетии, вариации на тему единоличной власти ни к чему хорошему не приводят.

На это я спросил Вячеслава Гобозова, почему тогда он не за парламентскую, а за парламентско-президентскую форму правления:

«По опыту других стран парламентская республика эффективна там, где есть сложившаяся партийная система. Поэтому в Южной Осетии переход к парламентской системе может привести к тому, что диктатура одного лица – президента, заменилась бы диктатурой парламентского большинства. Кстати, у нас такой пример уже был в парламенте второго созыва, когда было парламентское большинство во главе с Людвигом Чибировым. В то время и начались тенденции авторитаризма, которые закрепились с введением президентской формы правления. Тогда начали выдавливать несогласных с парламентским большинством политиков, общественных деятелей и так далее.

– Выдавливать из республики?

– Да, я сам тогда на какое-то время вынужден был уехать. Поэтому, учитывая сегодняшний этап как переходный, парламентско-президентская форма правления оптимальна: сильный, но не всемогущий президент уравновешивается сильным, но тоже не всемогущим парламентом. В этой ситуации возникнут предпосылки для формирования более независимой судебной системы. И самое главное: вот эта система правления, которая не дает ни одной из ветвей власти решающего преимущества, будет способствовать тому, что политики Южной Осетии наконец-то начнут понимать значимость договоренностей и конструктивного диалога.

– А как, по-вашему, при парламентско-президентской форме правления будет формироваться правительство?

– Однозначно через парламентские выборы. Иначе о каком парламенте, как серьезном органе, мы здесь говорим?»

По словам Роланда Келехсаева, добиваться поставленной цели организация будет при помощи агитации. Члены организации будут проводить разъяснительную работу с населением, встречаться с людьми, агитировать через социальные сети, средства массовой информации, участвовать в разного рода публичных мероприятиях – круглых столах и т.п. Ну и, конечно, говорит Роланд Келехсаев, в планах общение с политическими группами и, прежде всего, с депутатами парламента.

Министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев получил отказ в участии в работе 20-го семинара исследовательской группы «Региональная стабильность в Юго-Восточной Европе» в Австрии, посвященного проблемам Южного Кавказа. Как заявляют в Цхинвале, из-за давления Грузии. То есть его сначала пригласили, внесли в списки участников, он даже подготовил доклад, но менее чем за сутки до начала семинара его организаторы сообщили, что, «ввиду вопросов безопасности», участие Медоева в предстоящем симпозиуме не представляется возможным.

Югоосетинский МИД ответил сожалением:

«...В Южной Осетии хорошо знакомы с докладами группы «Региональная стабильность в Юго-Восточной Европе», которые несут в себе весьма солидный массив полезной информации. Поэтому, давая согласие на участие своего официального представителя в указанном семинаре, Южная Осетия, прежде всего, рассчитывала быть услышанной европейским экспертным сообществом».

Югоосетинский политолог Дина Алборова так объясняет отказ Дмитрию Медоеву. Все дело в том, что общение с чиновниками территорий с ограниченным статусом выглядит как едва ли не признание их государственности, поэтому официальные лица избегают подобных неловких ситуаций. По всей видимости, грузинские участники, увидев в списке приглашенных запись «министр иностранных дел Южной Осетии», заявили протест, дескать, раз территория не признана, то и министров там быть не может, а принимающая сторона под их давлением отыграла назад.

Дина Алборова отмечает тревожную тенденцию: за последние несколько лет на подобных площадках, где обсуждаются проблемы Южного Кавказа, почти не осталось югоосетинского присутствия. Зато там есть представители Абхазии и Арцаха. Гражданский сектор этих республик выполняет функцию неформального МИДа своих республик – куда не пускают официальных лиц непризнанных республик, там открыты двери для представителей гражданского общества. Этим механизмом пользуются все, кроме Южной Осетии, говорит Дина Алборова:

«Для Южной Осетии мог оказаться важным этот опыт использования неправительственного сектора, но, увы, наши власти не оценили этот ресурс и фактически уничтожили гражданский сектор. История с Дмитрием Медоевым – это один из примеров, который показывает: если мы хотим, чтобы наша позиция звучала на различных международных площадках, совсем не обязательно, чтобы ее озвучивали официальные структуры. Это могут сделать и представители гражданского общества».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG