Accessibility links

Германская модель не вписалась в «Грузинскую мечту»


Грузинская оппозиция продолжает настаивать на, по сути, единственном требовании: провести выборы в 2020 году по т.н. германской избирательной модели. Что подразумевает эта модель, как она работает и почему власти отказываются внедрить ее?

О германской модели в эти дни было сказано очень много – противоречит ли она Конституции Грузии, почему оппозиция так настаивает на ее внедрении, а власть так яростно отбивается, впрочем, сама суть этой модели, механизм действия сместились на второй план. Чтобы понять, как именно она работает, проще всего сравнить: сколько мест в парламенте получила «Мечта» в 2016 году и сколько могла бы получить, если бы выборы тогда прошли по германской модели? Итак, в ходе парламентских выборов избирательный блок «Грузинская мечта – демократическая Грузия» собрал 48% голосов. «Мечта» получила 71 мандат в мажоритарных округах и 44 по партийному списку. Таким образом, ей досталось 115 мест в парламенте.

А теперь представим, каким бы был расклад при распределении мест по германской модели. 48% голосов, полученных «Мечтой» как избирательным блоком равны 72-м из 150-мест в парламенте. Впрочем, по германской модели эти места в первую очередь должны были бы занять мажоритарные депутаты «Мечты», одержавшие победу в выборах. Их в 2016 году был 71. Оставшееся, 72-е место досталось бы кандидату из партийного списка.

Германская модель не вписалась в «Грузинскую мечту»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:17 0:00
Скачать

«Предложенная модель гарантирует, что ни одна партия не сможет получить однопартийное парламентское большинство, если наберет меньше половины количества голосов, меньше 50%. А по существующей системе партия, получившая меньше половины голосов, может получить, к примеру, 77% мест в парламенте, как это было в 2016 году, – что никак не является справедливым распределением мандатов», – говорит конституционалист Вахтанг Хмаладзе, бывший депутат Республиканской партии.

В 2016 году именно эта партия предложила перейти на т.н. германскую модель. А сам Хмаладзе выступал в качестве автора этой инициативы. При этом, говорит Хмаладзе, модель, предложенная оппозицией, не является в чистом виде той моделью, которая применяется в Германии. В ней сохранен лишь принцип пропорциональности германской, когда количество кресел в парламенте соответствует количеству голосов, полученных в ходе выборов партией. С условием, что кресла эти занимают в первую очередь кандидаты партии, одержавшие победу в мажоритарных округах. При этом задача избирателя остается той же: прийти на выборы и сделать два выбора – один в пользу партии, которой он симпатизирует, второй – за конкретного кандидата того или иного мажоритарного округа.

«Что является основой такого подхода? Основой такого подхода является то, что избирателю может нравиться тот или иной кандидат личностно, человек может избрать его, но, поскольку этот кандидат в то же время является и представителем партии, а свое отношение к партии избиратель уже продемонстрировал, голосуя за ту или иную партию, – представительство конкретной партии в парламенте не должно быть больше, чем избирателей, которые поддерживают эту партию», – объясняет Вахтанг Хмаладзе.

В «Мечте» заверяют, что данная модель идет вразрез с Конституцией Грузии. Ираклий Кобахидзе, член политсовета ГМ, накануне в эфире телекомпании «Имеди» выступил в дебатах с «республиканцем» Давидом Усупашвили. Его главный аргумент сводится к тому, что предложенная оппозицией модель противоречит положению Конституции, согласно которому парламент должен быть укомплектован 150 депутатами, из которых 77 пройдут по пропорциональной системе, а 73 – по мажоритарной. Германская модель, по мнению Кобахидзе, по сути, подразумевает укомплектование всех 150 кресел по пропорциональной системе.

«В Конституции Грузии у нас написана очень простая вещь: парламент в 2020 году должен состоять из 77 членов парламента, избранных по пропорциональной системе, и 73 – по мажоритарной. Об этом слово в слово говорит нам Конституция. Логика простая. Когда в качестве одного из аргументов в пользу «германской модели», в пользу ее «конституционности» приводят (пункт, гласящий), что «правило распределения мандатов определяется избирательным законодательством. Разумеется, это написано в Конституции, впрочем, у этого положения есть определенные рамки».

Алика Куправа – исследователь Центра конституционных исследований школы права при Университете Ильи полагает, что спор о грузинской версии германской модели – это скорее политическая дискуссия, нежели спор о праве:

«Эта модель облагораживает существующую сегодня систему и делает ее более справедливой. По своему содержанию эта модель в конечном счете приближается к пропорциональной системе. А это является неприемлемым для власти, и они приводят какие-то аргументы, что якобы эта модель противоречит Конституции. Эта модель конституционна, у нее нет с этим проблем (…) (Власти) просто ищут причину, чтобы отказать в принятии этой системы и сохранить существующую уродливую систему, которая позволяет ей получить несправедливое преимущество».

Завтра участники протестного движения намерены возобновить акции и пикетирование парламента. Протест, заявляют они, продолжится до тех пор, пока власти не согласятся на предлагаемые оппозицией изменения.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG