Accessibility links

Что произошло в полицейском участке?


Состояние 15-летнего подростка, который 11 декабря выпрыгнул с 9-го этажа жилого дома, остается стабильно тяжелым. Попытке суицида предшествовал допрос школьника в полицейском участке. Он был доставлен туда после того, как 10 декабря в полицию обратилась администрация частной «Зеленой школы», заявившей, что здание учебного заведения – как внутри, так и снаружи – было исписано различными, в том числе, нецензурными надписями.

«Сотрудники следственного ведомства посредством психологического насилия пытались заставить несовершеннолетнего признаться в совершении преступления, которое они расследовали. Ему пригрозили тем, что у его брата могли возникнуть проблемы, а ему самому пришлось бы долгое время провести в тюрьме», – заявила Ассоциация молодых юристов, которая и взялась защищать интересы 15-летнего школьника после того, как он совершил попытку суицида.

Родные подростка убеждены, что до попытки самоубийства его довели правоохранители. Брат школьника – Бека Сирадзе, который учится в военной академии, знает о событиях 10 и 11 декабря со слов матери.

Что произошло в полицейском участке?
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:45 0:00
Скачать

10 октября к 5 часам вечера 15-летний подросток вместе с мамой попадает в полицейский участок. Там они проводят в общей сложности около шести часов. За это время он дважды оказывается один на один с правоохранителями. Первый раз его мать отлучается на 20 минут, когда ее просят принести из дома какие-то документы. На второй раз происходит следующее:

«Следователь говорил с моим братом агрессивно. Мой брат ответил также. Мама начала нервничать из-за того, что он так говорил с полицейским, и постаралась его успокоить. В это время старший по званию полицейский встал и достаточно оскорбительно обратился к моему брату. На шум зашел некий человек, вывел брата в отдельную комнату. Брат вышел оттуда заплаканным, попросил вызвать скорую, на что следователь Марианна Чулоян ответила отказом, сказала, что вызовут ее, когда посчитают нужным».

Спустя шесть часов подросток с мамой покидают участок. Они возвращаются туда следующим утром – на этом настояли полицейские, говорит Бека Сирадзе, и проводят там около часа. К 3 часам дня, когда мать с сыном были уже дома, он говорит ей, что домой больше не вернется и выбегает из квартиры. Мать, как рассказывает Бека Сирадзе, тут же звонит следователю – Марианне Чулоян, и просит у нее помощи:

«Она отказала в помощи. Сказала, пусть твой сын приедет – меня в тот день не было в городе – и сам ищет его (младшего)».

В МВД отрицают практически все, о чем говорит Бека Сирадзе. Заявляют, что в день, когда подросток совершил попытку самоубийства, его мать действительно звонила следователю, но при этом, говорят, что о помощи не просила. В ведомстве также отрицают, что школьнику во время опроса в полиции стало нехорошо и он нуждался в скорой, как и то, что его пытались заставить признаться в совершении преступления. Накануне в ходе специального брифинга замминистра внутренних дел Нино Цациашвили заявила:

«Были опрошены инициатор сообщения (в полицию) – менеджер школы и несовершеннолетний в присутствии матери. Он отрицал факт повреждения стен «Зеленой школы». На второй день, 11 декабря, по инициативе родителя несовершеннолетний с матерью вновь пришли в полицейское отделение, впрочем, дополнительной информации следствию предоставлено не было, и примерно через 40 минут они покинули здание полиции», – заявила замминистра.

Относительно разговора полицейских с подростком без свидетелей Нино Цациашвили сказала:

«Мы подтверждаем, что примерно в течение 3-4 минут замглавы первого отделения Дидубе-Чугуретского управления говорил (наедине) с несовершеннолетним. Этот факт имел место до начала опроса и служил только одной цели – разрядить ситуацию ввиду того, что у несовершеннолетнего возникли разногласия с матерью, было определенное напряжение. Коммуникация с подростком заняла 3-4 минуты».

Ни на три минуты, ни на час и ни на 10 секунд представители правоохранительных органов не имели права оставаться с несовершеннолетним наедине, говорит юрист Ассоциации молодых юристов, адвокат подростка Реваз Ачарадзе:

«Если видно, что родитель не (действует) в соответствии с лучшими интересами несовершеннолетнего, он должен быть снят (с опроса), следует вызвать социального работника, психолога, а не (привлекать) какого-либо сотрудника отделения. Некие лица не должны брать на себя беседы воспитательного характера. Если он (правоохранитель) полагал, что (действия) родителя противоречили лучшим интересам несовершеннолетнего, надо было сделать то, что написано в законе… А родитель, кстати, именно об этих 3-4 минутах и говорит, что, вернувшись (после этой беседы), несовершеннолетний был заплаканным, нервничал и просил вызвать скорую».

На данном этапе аппарат государственного инспектора ведет следствие по двум статьям – принуждение свидетеля к даче показаний и доведение до самоубийства. Изначально расследованием этого дела параллельно занялся и отдел, в котором допрашивался 15-летний подросток. После, на основании требования Ассоциации молодых юристов, оно было полностью передано госинспектору.

В ночь на 10-е декабря некто расписал стены «Зеленой школы» различными надписями – внутри, в классах, и снаружи. В общей сложности было сделано несколько десятков посланий красной краской, среди которых «Да ну, эту жизнь, мать ее», «Попробуйте поймать меня», «Hot Shot», «Fuck the Law»… Администрация «Зеленой школы» обратилась в полицию, после чего, как сказано в заявлении учебного заведения, выяснилось, что автор надписей – их бывший ученик, который проучился в «Зеленой школе» несколько месяцев, а потом на основании заявления родителя перевелся в другую.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG