Accessibility links

Поджог ингушского офиса «Мемориала» до сих пор не раскрыт


Два года прошло со дня поджога ингушского офиса «Мемориала» в Назрани, но так и не удалось установить исполнителей и возможных заказчиков этого преступления. Не помогло и обещание экс-главы Ингушетии Евкурова держать расследование поджога под своим контролем.

В ночь на 17 января 2018 года в центре Назрани два человека в масках, выбив окно в офис правозащитного центра «Мемориал», совершили поджог помещения и скрылись в неизвестном направлении. «Мемориал» расценил это действие как теракт.

В интервью агентству «Интерфакс» руководитель программы "Горячие точки" правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов сказал, что преступление было совершено для того, чтобы пресечь работу международной общественной организации, а это совпадет с определением теракта в законе о противодействии терроризму. Также правозащитники выдвинули версию о том, что поджог напрямую связан с арестом руководителя офиса «Мемориала» в Чечне Оюба Титиева, которого задержали на выезде из Курчалоя за несколько дней до происшествия в Назрани, подбросив в его машину наркотики. Адвокаты, защищавшие Оюба, его коллеги и журналисты приезжали разбираться в обстоятельствах случившегося в Чечне из Ингушетии, используя машину ингушского офиса. Версия о взаимосвязи поджога с делом Оюба нашла свое подтверждение через пару дней – 22 января, вечером, в Махачкале злоумышленники подожгли машину дагестанского офиса «Мемориала». Именно на этой машине 20 января адвокат из Дагестана приезжал в Курчалой представлять интересы Титиева на следственных действиях. Чтобы не подумали, что поджог машины случаен, на мобильный телефон представительства в Махачкале скинули СМС-сообщение: «Вы по краю пропасти ходите. Закройтесь! В следующий раз вместе с вами офис подожгем ваш. Машина сигнал».

Поджог ингушского офиса «Мемориала» до сих пор не раскрыт
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:48 0:00
Скачать

Сомнений в том, что январские события в Чечне, Ингушетии и Дагестане взаимосвязаны между собой, не оставалось, однако следственные органы ограничились возбуждением уголовных дел по статье об умышленном уничтожении или повреждении имущества (ч. 2 ст. 167 УК РФ). И как в Дагестане, так и в Ингушетии следствие не связывало два поджога между собой, и уж тем более не связывало их с делом Оюба Титиева.

Руководство Ингушетии пообещало свое содействие в расследовании поджога. Об это заявил на встрече с «мемориальцами» Юнус-Бек Евкуров, возглавлявший в тот период республику и какое-то время действительно следивший за ходом следствия.

Он порекомендовал правозащитникам ограничить свои поездки в Чечню, не связывая при этом свой совет с делом Оюба Титиева, а объясняя тем, что не сможет обеспечивать их безопасность за пределами Ингушетии.

«Поджог офиса – совершенно беспрецедентный, безобразный случай, и нужно сделать все возможное, чтобы найти виновных и наказать, потому что поджог или нанесение вреда деятельности правозащитников – это наступление на горло демократии, на развитие цивилизованного общества», – заявила журналистам Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова.

Однако сделать все возможное для поиска виновных так и не удалось. Следствие в Ингушетии несколько раз приостанавливали из-за невозможности «установить лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых», и, скорее всего, дело так и останется «висяком».

За это время многое изменилось, Оюб Титиев вышел на свободу, офис «Мемориала» в Грозном пришлось закрыть, глава Ингушетии Евкуров «подал» в отставку», «Мемориал» в Ингушетии возобновил свою работу в полном объеме. Выйти на след поджигателей офиса в Назрани так и не смогли, зато сотрудникам ингушского ФСБ удалось отыскать «грубое» нарушение законодательства на странице ингушского «Мемориала» в «Фейсбуке» и подать жалобу в Роскомнадзор. При этом чекисты не ограничились только одной жалобой, и в итоге на сегодняшний день сумма штрафов за отсутствие маркировки «иностранного агента» на «мемориальских» ресурсах достигла 4 млн 500 тыс. рублей. Это еще одна форма материального ущерба правозащитникам.

Остается только цитировать Адама Мицкевича: «Темно вшендзе, глухо вшендзе... цо-то бендже... цо-то бендже...»

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG