Accessibility links

Хатуна Шатипа: «Вся наша политическая система показывает нам, что она нежизнеспособна»


Хатуна Шатипа

В преддверии новых выборов президента в абхазском обществе идет полемика о том, как изменить избирательное законодательство, чтобы в очередной раз не оказаться в состоянии кризиса. Свои предложения высказала кандидат экономических наук, заведующая отделом национальной экономики Центра социально-экономических исследований Хатуна Шатипа.

Елена Заводская: Давайте начнем с 19-й статьи, которая вызвала больше всего споров. Мне бы хотелось услышать вашу интерпретацию того, как все-таки нужно было считать голоса? И почему такая разноголосица в обществе, когда одни говорят, что статья однозначная и все понятно, но для большинства людей она все-таки непонятна, потому что идут споры о том, как нужно считать голоса. А вы как считаете?

Хатуна Шатипа: Действительно, 19-я статья вызывает много вопросов, но она была бы четкой и понятной, если бы не вносили поправки в предыдущие статьи закона о выборах президента в апреле 2019 года. Изменения, которые были внесены в 17-ю и 18-ю статьи, нарушили взаимовытекаемость последующих статей. И именно в апреле 2019 года была допущена ошибка. Тогда надо было и 19-ю статью поменять в соответствии с 18-й, или в 18-ю внести разъяснения и указать, какие показатели должны быть отражены в протоколе при голосовании во втором туре. Вот откуда идет это противоречие.

Скачать

Е.З.: Хатуна, скажите, а что в 18-й статье повлияло на 19-ю?

Депутаты парламента должны хотя бы теперь с профессиональной точки зрения хорошо прорабатывать поправки, чтобы мы не получили на следующих выборах худшие результаты

Х.Ш.: В старой редакции 18-й статьи требовалось считать общее число граждан, включенных в избирательные списки; число избирателей, принявших участие в голосовании; число голосов, поданных против всех кандидатов, и число голосов, поданных за каждого кандидата, а также число голосов, поданных против каждого. Из 18-й статьи убрали число голосов, поданных против каждого. Оказалось, что ЦИК не обязан считать количество голосов, поданных против каждого. Они считают только голоса, поданные «за». Это те изменения, которые внесли депутаты. Но они не согласовали 19-ю статью и не заметили, что она соответствовала прежней редакции. Если бы ЦИК считал голоса «против» и «за» каждого кандидата, как это было указано в прежней редакции, то у нас бы этой неразберихи с 19-й статьей не было. Все ошибки пошли от поправок. Старая редакция не противоречила 19-й статье. Противоречия возникли потому, что были внесены непродуманные поправки. Возвращаясь к ответственности, все-таки депутаты парламента должны хотя бы теперь с профессиональной точки зрения хорошо прорабатывать поправки, чтобы мы не получили на следующих выборах худшие результаты.

Е.З.: Как из этой ситуации, по-вашему, надо выйти?

Х.Ш.: Если все-таки возможно перед выборами вносить коррективы и поправки, то саму 19-ю статью вряд ли стоит трогать, потому что выборы были недавно, люди уже привыкли по этой схеме голосовать. Надо в 18-ю статью вернуть то, что они убрали: «в случае повторного голосования считать число проголосовавших «за» и «против» каждого кандидата». Маленькая поправка, но, на мой взгляд, она даст потом возможность ЦИКу правильно сориентироваться, если будет второй тур голосования, и поможет исправить ситуацию.

Е.З.: Предположим, что в ходе наших выборов мы снова попадем в ситуацию второго тура. Есть ли у нас определенность в том, как считать голоса победителя?

Х.Ш.: Если получится, что опять будет работать 19-я статья, ЦИКу будет легче, потому что есть разъяснение в мотивировочной части решения кассационной инстанции, где Верховный суд объясняет, как должны были посчитать голоса при повторном голосовании.

Е.З.: И как же?

Х.Ш.: Цитирую: «ЦИК не учел действительное волеизъявление всех избирателей на выборах президента, принявших участие при повторном голосовании, мнение части избирателей, проголосовавших против кандидата Хаджимба. Так как число голосов, поданных за кандидата Квициниа, относится наряду с количеством голосов избирателей, поданных против всех, к числу голосов поданных против кандидата Хаджимба, набравшего наибольшее число голосов». Вот так сложно, но все-таки это объясняет, как считать, сколько проголосовало «за» и сколько «против».

Е.З.: Мы сегодня уже знаем, что кассационная коллегия Верховного суда признала решение ЦИКа незаконным и отменила его. У нас в законодательстве ответственность ЦИКа за принятие незаконного решения где-нибудь прописана?

Если действия ЦИКа были незаконными и недействительными, то не несут ли они за это ответственности?

Х.Ш.: Да, после вердикта Верховного суда о признании незаконным и недействительным решения ЦИКа об итогах выборов президента у нас тоже возникает этот вопрос. И в самом законе о выборах президента в статье 22-й прописано, что «за нарушение законодательства о выборах президента Республики Абхазия устанавливается уголовная, административная либо иная ответственность». Здесь возникает вопрос: если действия ЦИКа были незаконными и недействительными, то не несут ли они за это ответственности? Может ли заработать статья 22-я по отношению к ЦИКу? Не предполагает ли эта формулировка Верховного суда, что есть нарушение со стороны ЦИКа, и что они должны нести ответственность за это нарушение?

Е.З.: Давайте вернемся к поправкам в закон о выборах президента. Если все-таки мы говорим о том, что эти поправки надо вносить, то что, по-вашему, помимо того, что вы сказали о статье 18-й, нужно еще внести?

Х.Ш.: Если они успевают и будут работать над поправками в закон, то часть 2-ю статьи 8-й, где указывается, что кандидаты должны представить биографические данные, надо дополнить словами «высшее образование». Мы же предполагаем, что президент должен иметь высшее образование? Второе. Там, где указывается гражданство, надо бы добавить «отсутствие гражданства другого государства». А к сведениям, которые должны представить кандидаты, где они указывают имущество, которым владеют на праве собственности, надо добавить «как на территории Абхазии, так и за ее пределами». И обязательно внести пункт, который есть в законе о выборах депутатов парламента, но отсутствует в этом законе, а именно, что кандидаты в президенты должны представить документы, подтверждающие отсутствие неснятой, непогашенной судимости, заболеваний алкоголизмом, наркоманией, хроническими затяжными психическими расстройствами.

Е.З.: То есть у нас в законе о выборах президента этих требований нет?

Х.Ш.: Нет. Их надо внести обязательно. И требования к вице-президенту, который сейчас должен сдать в ЦИК только биографию, надо усилить, чтобы он представлял те же документы, что и кандидат в президенты.

Е.З.: Сейчас говорят и пишут о том, что необходимо запретить баллотироваться в президенты людям, которые не воевали в период 1992-1993 годов, что вы об этом думаете?

Х.Ш.: Это противоречит части 2-й статьи 49-й Конституции Абхазии, где сказано, что президентом может быть гражданин Абхазии в возрасте от 35 до 65 лет. Но тем, кому сегодня исполнилось 35 лет, на момент войны было всего 9-10 лет, и они никоим образом воевать не могли.

Е.З.: Ясно. Вы говорили, что нам надо в корне менять выборное законодательство. Что вы имели в виду?

Мы сегодня имеем парламент, где нет ни одного русского, ни одного грека, а депутаты армянской национальности представлены очень мало

Х.Ш.: Я имела в виду, что нам надо серьезно проработать национальный состав парламента, нам нужно квотирование. Мы сегодня имеем парламент, где нет ни одного русского, ни одного грека, а депутаты армянской национальности представлены очень мало. У нас же в стране есть структура национального состава, вот так же надо выделить квоты, чтобы в парламент попали в пропорциональном количестве армяне, русские, греки, мингрелы, грузины. Только тогда наш парламент будет «Народным собранием». Это – первый пласт. Далее, там должны быть, наверное, гендерные квоты для женщин, возможно, должны быть квоты и для молодых людей. В целом депутатский корпус должен быть более сильным и соответствовать требованиям современной реальности Абхазии. И если мы сумеем внедрить такой механизм, то почему бы тогда депутатам не выбирать президента? Это не сейчас, конечно, потому что сейчас нужен переходный период, нужна политическая воля, чтобы было принято такое решение, чтобы сидели рабочие группы и трудились над этим проектом.

Е.З.: И вам кажется это реалистичным?

Х.Ш.: Вы знаете, нам это будет жизнь диктовать. Сейчас все понимают, что нужны реформы, и мы должны четко понимать, что нам мешает? Так, первое, что нам мешает, это наша избирательная система. То революцией наши события называют, то госпереворотом… С 2004 года ни парламент, ни какая-либо другая государственная структура не дали оценки этим событиям. Это – революции или перевороты, или как-то по-другому это надо называть? Четкой формулировки, имеющей юридическую силу и утвержденной какой-то государственной структурой, нет. Посмотрите, у нас такое было в 2004 году, потом в 2014 году, теперь в 2020-м году, вы видите, как сроки сокращаются? А где гарантия, что такое у нас не произойдет через два года, например, уже даже не дожидаясь этих пяти лет? Если триста человек могут собраться и штурмом взять административное здание, это разве не означает, что наша политическая система дает сбой? Это не только исполнительная власть, это вся наша политическая система показывает нам, что она нежизнеспособна.

Чуть ли не с нуля нам надо будет написать избирательные законы, которые дадут возможность иметь качественный законодательный орган и потом президента, к которым будет доверие

Парадокс заключается в том, что у нас вроде бы три ветви власти, они все у нас самостоятельные, независимые, но с финансовой точки зрения наибольший объем идет на содержание исполнительной ветви власти. На финансирование законодательной ветви власти уходит 0,69% республиканского бюджета, 2,5% – на содержание судебной системы, а вот 40% (это три миллиарда рублей) уходит на содержание исполнительной власти. И при этом, получая такое финансирование, они не могут обеспечить даже свою безопасность. Если они настолько дезорганизованы, то как они могут управлять обществом? Они не могут обеспечить свою безопасность и защитить одного президента! Качество жизни в ближайшее время не будет улучшаться, потому что у нас нет таких возможностей, мы не сможем проводить реальные реформы, и мы обязательно придем к тому, о чем я говорила. Чуть ли не с нуля нам надо будет написать избирательные законы, которые дадут возможность иметь качественный законодательный орган и потом президента, к которым будет доверие.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG