Accessibility links

Два трупа и другие скелеты Вано Мерабишвили


Эксперты сходятся во мнении: Мерабишвили – фигура, безусловно, сильная, но вместе с тем довольно непредсказуемая

Некоторые противники власти считают Мерабишвили тем самым недостающим звеном, которое может наконец объединить оппозицию и повести за собой все антиправительственные силы в решающую политическую битву за сердца и голоса избирателей осенью этого года. Другие, напротив, видят в нем потенциальное «яблоко раздора».

Гарант «свержения» нынешней власти в Грузии Вано Мерабишвили первым же своим заявлением внес раскол в и так нестройные ряды политических сил, группирующихся по обе стороны мировоззренческого водораздела, – тех, кто не устает пугать девятью годами «кровавого режима», и тех, кто указывает на без малого восемь лет политико-экономической стагнации с дрейфом в сторону авторитаризма.

Сегодня на сцену грузинской политики снова вышел тот, кто заплатил почти семью годами свободы за отказ от любых компромиссов.

«Я доволен тем, что не пошел ни на какие компромиссы, в первую очередь с самим собой».

Два трупа и другие скелеты Вано Мерабишвили
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:17 0:00
Скачать

Мерабишвили – одна из ключевых политических фигур эпохи, последовавшей за «Революцией роз», автор знаменитой полицейской реформы – после смены власти в 2012 году оказался в центре внимания обновленной грузинской Фемиды. Против него было возбуждено сразу несколько уголовных дел. В частности, Мерабишвили инкриминировали разгон акции протеста 26 мая 2011 года; сокрытие доказательств по делу об убийстве банковского служащего Сандро Гиргвлиани; физическую расправу над бизнесменом Валерием Гелашвили; присвоение дачи в местечке Квариати; а также подкуп избирателей. В итоге по совокупности обвинений бывший глава МВД и премьер провел в тюрьме 6 лет и 9 месяцев.

В 2016 году ЕСПЧ заявил о нарушении в отношении Мерабишвили 18-й статьи Европейской конвенции по правам человека. Это связано с жалобой заключенного о том, что его тайно вывозили из тюрьмы для встречи с главным прокурором с целью оказания на него давления.

Теперь, оказавшись на свободе, он сам может оказать давление на баланс сил. Правда, политолог Гия Хухашвили не считает Мерабишвили, несмотря на его обещания покончить с правлением «Грузинской мечты», способным повести за собой людей:

«Публичная политика никогда не была сильной стороной Мерабишвили. Мы все прекрасно помним, что получилась какая-то пародия, когда его перевели с должности министра внутренних дел в публичную политику, сделали премьер-министром. И в какие-то моменты ему было лучше, так сказать, рта не раскрывать. Однако я думаю, что он может быть этаким менеджером, кризисным менеджером, заниматься планированием, что, как видно, было его сильной стороной».

О том, что иногда язык Мерабишвили оказывался его главным врагом, говорят события 2009 года, когда во время подавления мятежа в танковом батальоне в Мухровани, который, по официальной версии, в мае 2009 года вошел в сговор с российскими спецслужбам с целью срыва учений НАТО и организации военного переворота, глава МВД на камеру заявил буквально следующее:

«Мне нужны два человека, два трупа, принесите мне эти два трупа и все. Премия большая».

Кадры оказались в публичном доступе в 2014 году, уже после смены власти в стране. Сам Вано Марабишвили, тогда уже находившийся в тюрьме, объяснял, что слова были вырваны из контекста, и он, говоря о трупах, имел в виду «двух российских консультантов», которые, по его словам, имели связь с руководителями Мухрованского мятежа и были позже ликвидированы самими же «мятежниками».

Но осадок остался, что способствовало формированию у части общества его образа как пусть и эффективного, но жестокого и беспринципного человека, говорит политолог Арчил Гамзардия:

«Для кого-то Вано Мерабишвили – кровожадный, для кого-то – идеальный управленец, для кого-то – лучший министр, а для кого-то – убийца. И у нас есть две данности: первая – его прошлое, и вторая – нынешнее заявление. И вот насчет этого есть вопросы. Быть хорошим министром внутренних дел еще не означает быть хорошим политиком».

Эксперты сходятся во мнении: Мерабишвили – фигура, безусловно, сильная, но вместе с тем довольно непредсказуемая в плане реакции на нее избирателей. Один из наиболее близких соратников Михаила Саакашвили запомнился грузинскому населению именно в роли главы МВД, а вовсе не премьер-министра или генсека «Единого национального движения», и ассоциируется с силовыми структурами. Неслучайно его обещание «покончить с режимом» властями было воспринято именно в контексте силового сценария. Но одного, считает политолог Корнелий Какачия, у Мерабишвили не отнять – он показал себя чуть ли не единственным по-настоящему принципиальным политиком:

«Как и Михаил Саакашвили, Вано Мерабишвили является поляризованной политической фигурой. То есть он либо нравится, либо его не переносят. В плане консолидации избирателей он не самый лучший вариант. А вот в плане консолидации бывших соратников из «Единого национального движения» он вполне может сыграть свою роль. Он сделал то, что не сделал Саакашвили. Обязанность лидера в том, что в сложные времена он должен брать на себя ответственность. Мерабишвили взял на себя ответственность и сел в тюрьму, в отличие от Саакашвили».

К слову, в тюрьме Вано Мерабишвили провел 2 466 дней, приблизившись к своему же рекорду на посту главы МВД. В этой должности вернувшийся в большую политику министр находился 2 755 дней.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG