Accessibility links

Нет свободы в вольном обществе


Freedom House опубликовал отчет о состоянии свободы в мире за 2020 год. В докладе под названием «Свобода в мире 2020: борьба за демократию без лидеров» отдельно указаны уровни свободы в Абхазии и Южной Осетии.

Согласно выводам экспертов Freedom House, Грузия с 61 баллом из 100 возможных попала в число «частично свободных» стран. При этом общий результат строится на сумме двух показателей – «политические права» – 24 балла и «гражданские свободы» – 37 баллов. В число несвободных стран попала Россия с 20 баллами, у нее 5 баллов за политические права и 15 – за гражданские свободы. Измерили эксперты уровни свободы и на территориях двух республик – Абхазии и Южной Осетии. Абхазия оказалась в списке «частично свободных» с 40 баллами (политические права на 17 баллов и на 23 – гражданские свободы).

А вот Южная Осетия попала в число «несвободных стран», набрав всего 10 баллов. 2 балла из 100 возможных – за политические права и 8 – за гражданские свободы. В мировом рейтинге Южная Осетия на одной строчке с Азербайджаном между Ливией и Сомали с одной стороны и Йеменом и Суданом – с другой.

Нет свободы в вольном обществе
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:55 0:00
Скачать

Я спросил депутата югоосетинского парламента Давида Санакоева, как он воспринял такую оценку состояния свобод в Южной Осетии. Он ответил, что всегда настороженно относится к оценкам западных институтов к происходящему в Южной Осетии:

«Конечно, там не редкость предвзятое отношение, когда нас называют «оккупированной территорией», или когда так называемые эксперты, которые здесь ни разу не были, выносят суждения о происходящих у нас процессах. Но что касается такой низкой оценки состояния свободы у нас, то мы и сами все прекрасно видим. Понятно, что это оценка за 2019 год, потому что 2020-й только начался. Можно просто перечислить события, из-за которых мы оказались на таком низком месте: это парламентские выборы, они прошли у нас с грубейшими нарушениями избирательного законодательства. Это преследование политических партий со стороны Минюста, преследование журналиста Ирины Келехсаевой. Это история с нарушением прав заключенных, ситуация в Ленингорском районе и уголовное преследование гражданской активистки Меаракишвили, которое продолжается уже третий год. И, наконец, самое главное – у нас гражданское общество вырублено под корень. Нет общественных организаций, в том числе и правозащитных, а те, что были, – сведены к нулю.

– А общественный запрос на эти институты существует?

– Я бы сказал так: есть запрос на справедливость».

По словам Давида Санакоева, запрос на справедливость как отголосок традиционного права, которое веками регулировало отношения в вольных обществах. Вполне понятно, что до наших дней оно дошло не как действующий институт, но как этическая норма, защищающая человеческое достоинство, как запрос на справедливость.

Председателю общественного движения «За парламентско-президентскую республику» Роланд Келехсаев выводы Freedom House тоже не понравились, и по той же причине – они слишком похожи на правду:

«Это неприятно, потому что запрос в обществе на демократию существует. У нас всегда был запрос на гражданские и политические свободы. Мы это доказали в ноябре 2011 года во время «Снежной революции». И до этого, в самых тяжелых условиях войны у нас регулярно сменялась власть: в кресле президента никто не засиживался. Надо сказать, что все президенты избирались именно на волне этого запроса. Они обещают нам демократию, мы за них голосуем, а потом получаем вот такие низкие оценки».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG