Accessibility links

Коронавирус отпугнул наблюдателей от абхазских выборов


Агитационный период президентской гонки часто называют ее финишной прямой, а сейчас до дня выборов в воскресенье 22 марта осталось и вовсе шесть суток. Правда, говоря о нынешнем агитационном периоде в Абхазии, порой хочется заменить слова «финишная прямая» на «финишная кривая»: уж очень беспокойной, то и дело отвлекавшей от этой самой агитации выдались его предыдущие три недели.

Впрочем, можно оценить эти «отвлечения» и как нечто позитивное, ибо они, так или иначе, уменьшали то ощущение тягомотины, которое очень часто оставляют после себя асе эти мероприятия, убеждающие голосовать не за того, а за этого. Ну, вы же знаете, как это обычно бывает? Теледебаты, где встречаются кандидаты и где в столкновении их интеллектов, знаний, находчивости и прочего, что называется, летят искры, – это одно, их избиратели смотрят не отрываясь от экрана, но они у нас запланированы только на 20 марта. Все же остальное, предшествующее, – это в основном длинные монологи, где разными людьми повторяется примерно одно и тоже: «мы должны», «надо сделать» то-то и то-то… Как написал недавно абхазский интернет-пользователь, все как-то пресно и скучно: «экономика-шмекономика», «единство-шмединство»… В общем, «Шьишь-нани» (колыбельная) какая-то, а не телеагитация…

Коронавирус отпугнул наблюдателей от абхазских выборов
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:57 0:00
Скачать

Когда такое происходит в конституционные сроки, раз в пять лет, то даже с добавлением сюда проводимых в промежутках между ними парламентских выборов, это еще терпимо, но когда чаще (сейчас – спустя всего полгода после предыдущей предвыборной агиткампании), то, как выразился недавно один мой знакомый, от этого начинает уже если не тошнить, то подташнивать. И такие эпизоды, как появление на прошлой неделе в ходе интервью на Абхазском телевидении кандидата в президенты Леонида Дзапшба в черкеске и с кинжалом на поясе, могут лишь чуть оживить процесс, но не по-настоящему увлечь им.

Ну, а какие события отвлекали жителей Абхазии от этого набившего оскомину процесса, хорошо известно. Сперва, после известия о неожиданной госпитализации Аслана Бжания 2 марта в Краснодарском крае, породившем самые разные слухи и опасения, общество на какое-то время застыло в растерянности перед вопросом, состоятся ли выборы вообще, если Бжания сойдет с дистанции по состоянию здоровья, и очень напряглось, что привело к акции нескольких сот его сторонников у стен кабмина. Но, к счастью, кандидат в президенты быстро пошел на поправку, и неразрешимый, как некоторым показалось, избирательный узел развязался сам собой. А затем все внимание общества сосредоточилось на голодовке на сухумской площади Свободы троих, а затем шестерых активистов движения за принятие поправок к антикоррупционному законодательству, после чего последовало наконец «политическое решение» о принятии этих поправок на заседании сессии 12 марта. Уже этих громких и широко освещавшихся в СМИ событий было достаточно, чтобы сделать течение нынешней агиткампании весьма отличными от предыдущих (достаточно вспомнить приостановление агитации Адгуром Ардзинба и Леонидом Дзапшба после того, как их соперник на выборах был госпитализирован). Ну, а еще она проходит на информационном фоне борьбы человечества с принимающим все более угрожающие масштабы распространением в мире нового коронавируса COVID-19. 11 марта ВОЗ объявил, что это пандемия. Сегодня, 16 марта, в 140 странах мира зафиксировано уже более 160 тысяч инфицированных, около 6 тысяч умерло.

Пандемия, уверен, не сможет помешать проведению президентских выборов в Абхазии в намеченные сроки, но определенные коррективы в него уже внесла. Наблюдатели от Совета Федерации РФ сообщили, что не приедут на выборы в Абхазию, так как в России введен запрет для госчиновников на выезд в зарубежные страны. (Кое-кто по этому поводу у нас рассуждает: но ведь в Абхазии коронавирус не зафиксирован; а ему возражают, что в данном случае для этих чиновников опаснее пребывание в аэропортах с их массами людей.) Председатель ЦИК Тамаз Гогия отметил, что так же могут поступить наблюдатели от Госдумы и Центризбиркома России. Что касается европейских общественных наблюдателей, то оргкомитет по приглашению гостей на выборы на этот раз не стал даже к ним обращаться. «Так что есть все шансы выбирать нового президента «по-домашнему», без лишних глаз, что говорится», – с иронией высказалось одно из местных СМИ. Но если серьезно, то хорошего, конечно, мало, имея в виду рост возможностей из-за этого оспаривать в случае чего оглашенные результаты выборов.

Кстати, вчера во Франции прошли муниципальные выборы. Они были организованы с беспрецедентными мерами безопасности: расстояние в очереди между людьми не менее метра, шторы в кабинках для голосования расположили так, чтобы их не надо было трогать руками, шариковые ручки избиратели приносили с собой, а те, которые предоставлялись на участках, постоянно дезинфицировались… Не думаю, что у нас дойдет до таких мер, уже хотя бы потому, что COVID-19 к нам еще не проник (хотелось бы в это верить).

Да, подобно тому, как Черногория остается, по сообщениям СМИ, единственной страной в Европе, до которой коронавирус пока не добрался, точно то же можно сказать про Абхазию на Южном Кавказе, если к странам – членам ООН здесь приплюсовать и частично признанные государства. Правда, в Южной Осетии тоже не зарегистрированы инфицированные, но там есть люди, проходящие карантин… Конечно, главная «заслуга» названных стран в том, что они кажутся сегодня островками относительной безопасности, состоит просто в малочисленности их населения. Да, пожалуй, еще ограниченность в передвижении по миру граждан частично признанных... Встретил в «Фейсбуке» такую шутку: «В Сухуме собрались авторитетные люди и раскороновали вирус».

Но шутки шутками, а в соседней Грузии зафиксировано уже 33 носителя коронавируса, один такой выявлен в соседнем российском Краснодаре. («Тихо-тихо подбирается к нам», – констатировал какой-то абхазский интернет-пользователь.) И власти республики, конечно, принимают необходимые меры, чтобы преградить путь к нам вирусу. 11 марта и. о. президента Абхазии Валерий Бганба поручил закрыть с 14 марта границу по реке Ингур, чтобы не допустить проникновения коронавируса из Грузии. 13 марта Министерство просвещения Абхазии приняло решение отпустить школьников на весенние каникулы с 16 по 22 марта, на неделю раньше срока. (Не исключаю и того, что на это решение повлиял также прогноз синоптиков о резком похолодании в указанные дни.) Отложены на неопределенное время экзамены для поступления в российские вузы по квоте.

Вечером 13 марта в социальных сетях стали распространяться новости о том, что в агудзерском госпитале умерли несколько человек от коронавируса. Пресс-служба Минздрава опровергла эту информацию и назвала ситуацию «искусственным нагнетанием паники». В таких случаях всегда задумываешься, что побуждает анонимов распространять подобную ложь – в большей степени глупость или в большей степени подлость.

В субботу 14 марта Абхазия получила первый гуманитарный груз от международных организаций со специальными средствами и медикаментами для защиты медперсонала. СЭС получила спецсредства – маски со специальным фильтром, специальные медицинские комбинезоны, перчатки, костюмы, одноразовые простыни и бахилы. Абхазии был также передан тепловизор, который будет установлен в санитарно-карантинном пункте на границе с Россией по реке Псоу.

По информации Минздрава Абхазии, в ближайшее время ожидается еще несколько поставок, а также возможен приезд представителей ВОЗ для оценки ситуации в республике.

О готовности оказать помощь Абхазии в борьбе с распространением коронавируса заявила и Грузия. МИД Абхазии отметил, что не собирается принимать помощь от соседнего государства, с которым не имеет контактов. Пресс-служба ведомства назвала предложение Грузии «политической спекуляцией».

Между тем позавчера в Абхазию вернулся кандидат в президенты Аслан Бжания. Он был выписан из Краснодарской краевой больницы в среду 11 марта, после чего отправился в Москву, где, как заявили в его штабе, у него были запланированы встречи с избирателями.

Ну, а завершить хочу фрагментом из шутливой песенки ставшего в последние годы у нас популярным абхазского барда Славика Амичба, видеоролик с исполнением которой он выложил на днях в соцсети. В ней он рассказывает о том, что с соседом-армянином по имени Карен они нашли прекрасный метод профилактики коронавируса – чачу:

У меня есть сосед,

Хороший он человек.

Мы с ним дружно живем,

Иногда чачу пьем.

Не думал я никогда,

Что случится беда –

В Китае вирус найдут,

В честь него назовут.

И, к удивленью, друзья,

Карен, сосед мой, и я,

По миру слышим мы вдруг:

Карена «вирус» зовут.

Мы с Кареном

Чачу пьем,

Каренавирус

Нам нипочем.

Если он вдруг

К нам придет,

То наша чача

Его убьет.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG