Accessibility links

Ираклий Хинтба: «Если нельзя приходить в театр, то почему можно прийти на свадьбу?»


Ираклий Хинтба

О том, как карантин, объявленный в связи с эпидемией коронавируса, отразился на работе Государственного русского театра драмы имени Фазиля Искандера, какие необычные для Абхазии формы использует театр, чтобы не терять связь со зрителем, и о неравенстве в условиях карантина, рассказал генеральный директор театра Ираклий Хинтба.

Елена Заводская: Ираклий, расскажите, пожалуйста, как Русдрам переживает историю с карантином в связи с эпидемией коронавируса?

Ираклий Хинтба: Переживаем мы это непросто, как и наши коллеги в Абхазии и в других странах. Вы знаете, что практически по всему миру театры закрыты, и не допускаются ситуации массового скопления людей, особенно в закрытых помещениях. И вот мы тоже закрылись согласно распоряжению исполняющего обязанности президента Абхазии до 7 апреля. Мы очень надеемся, что к этому времени ситуация улучшится и мы сможем возобновить работу.

Гость недели – Ираклий Хинтба
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:14 0:00
Скачать

Е.З.: Насколько серьезно эта ситуация бьет по финансам театра?

То, что мы месяц, а, может быть, два останемся без сборов, это – серьезный удар по нашему текущему состоянию, а также по перспективам и планам на 2020-й год


И.Х.: Конечно, это сказывается на нашем финансовом благополучии, потому что наш театр – одно из немногих учреждений культуры, которое зарабатывает деньги. Мы живем за счет сборов от продажи билетов. Благодаря этому мы платим повышенные зарплаты нашим работникам, которые действительно очень много работают; благодаря этому мы выпускаем спектакли и приглашаем иностранных специалистов. И, в принципе, наш театр именно поэтому такой успешный и интересный зрителям. И то, что мы месяц, а, может быть, два останемся без сборов, это – серьезный удар по нашему текущему состоянию, а также по перспективам и планам на 2020-й год. Скорее всего, нам придется какие-то премьеры переносить на более поздний срок, мы их просто не сможем финансово вытянуть.

Е.З.: Как карантин повлиял на планы театра?

И.Х.: К сожалению, повлиял. Мы вынуждены перенести наши гастроли. В конце марта мы должны были ехать в Саранск на очень хороший фестиваль. Эти гастроли уже перенесены на октябрь. В конце апреля у нас было запланировано выступление в Зимнем театре в Сочи, эти гастроли тоже перенесены. Я очень надеюсь, что майские гастроли в Архангельск и в Москву у нас состоятся, но вероятность этого невысокая. Так как мы находимся в международном театральном контексте, часто ездим на гастроли и участвуем в программах, на нас, конечно, эта ситуация очень сильно повлияла. Но для нас главное – возобновить работу в Абхазии и таким образом обрести финансовую и творческую устойчивость. И поэтому мы сегодня продолжаем репетировать, у нас ежедневно проходят репетиции спектакля «Кровавая свадьба», мы делаем онлайн-проекты, мы хотим находиться в творческом тонусе. Мы не можем предаваться унынию либо сидеть дома и ничего не делать. Мы работаем, потому что театр – это каждодневный труд, только в этом смысл и результат нашей деятельности.

Е.З.: Из вашего поста в «Фейсбуке» я узнала, что театр ищет какие-то новые формы работы, чтобы не свернуться совсем, а все-таки в каком-то виде свою деятельность продолжать. В частности, я видела ваш пост об онлайн-трансляциях. Расскажите, как они у вас проходят, как вы оцениваете их пользу для театра и зрителя?

Мы не можем сегодня непосредственно встречаться со зрителем, поэтому временно перешли в онлайн в рамках мирового тренда

И.Х.: Мы не можем сегодня непосредственно встречаться со зрителем, поэтому мы временно перешли в онлайн в рамках мирового тренда. Я даже знаю, что в России Министерство культуры рекомендовало учреждениям культуры больше обращаться к онлайн-проектам, и наше Министерство культуры тоже содействует этому. И вот у меня возникла идея сделать несколько проектов, связанных с нашей работой, в интернете. Мы обсудили ее внутри театра и решили открыть онлайн-трансляцию наших спектаклей. Вчера мы показали спектакль «Пять вечеров», его посмотрели 400 человек, это полный зал зрителей. Надеюсь, в дальнейшем мы продолжим эту практику и сможем показать еще два спектакля нашим зрителям, так как это направление оказалось востребованным.

Е.З.: Наши театры закрыты, концерты отменены, но в то же время у нас продолжаются массовые мероприятия, которые связаны с выборами, продолжаются свадьбы и похороны, ничего из этого не отменяется, как вы относитесь к этому?

И.Х.: Это вопрос сознательности людей. Есть люди, которые совершенно не верят в угрозу коронавируса, считают ее надуманной, фейковой. Мне кажется, что это проистекает от плохой информированности. Конечно, должны быть единые принципы. Если нельзя приходить в театр, то почему тогда можно прийти на свадьбу, на какое-то другое массовое мероприятие? Собраться в переполненном зале на встрече с кандидатами в президенты? Конечно, выборы должны состояться, и здесь нет других мнений. Но есть ощущение неравного подхода. Понятно, что учреждения культуры и люди, которые в них работают, достаточно законопослушны. Я поддерживаю это распоряжение не только с точки зрения его законной силы, но я понимаю необходимость таких мер, поэтому мы, конечно же, подчинились этому распоряжению. Но то, что традиционные мероприятия или же политические встречи у нас проходят в обычном режиме, несмотря на карантин, мне кажется, что это не очень хорошо. Я очень надеюсь, что нас в Абхазии все-таки что-то убережет от вспышки коронавирусной инфекции.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG