Accessibility links

Избирательный карантин со смертельным исходом


На прошлой неделе в ленингорской районной больнице скончались два пациента. Жизни еще двух в опасности из-за того, что их не выпускают в тбилисские медучреждения. После закрытия границы на карантин власти не делают исключений даже для экстренных больных.

Две недели назад крепкому жизнерадостному мужчине, 65-летнему Заури Читишвили, после очередной пирушки стало плохо. На протяжении двух недель с короткими промежутками он мучился от рвоты и диареи. Два раза вызывал районную неотложку, но те ему предлагали лишь анальгин с димедролом, правда, однажды посоветовали еще и левомицетин.

Три дня назад несчастному стало совсем худо – обезвоживание, низкое давление. Измученного мужчину принесли в районную больницу родственники. Заури госпитализировали с диагнозом гастроэнтерит (по-русски рвота и понос). Назначили те же анальгин с димедролом и пытались поставить какую-то капельницу… Под утро несчастный скончался, по заключению местных врачей, от острой сердечно-сосудистой недостаточности.

Избирательный карантин со смертельным исходом
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:15 0:00
Скачать

По словам гражданской активистки Тамары Меаракишвили, подобные истории стали для жителей района повседневностью. Это результат пятилетней административной селекции, которую проводит районное начальство: хороших врачей разогнали, а освободившиеся вакансии заполнили по своему вкусу:

«Все хуже и хуже становится у нас. Пять лет назад у нас со здравоохранением совсем по-другому было, а сейчас, я не преувеличиваю, наша больница – это бутафория. Это место, где можно заработать хорошие деньги. Есть у тебя знакомства – иди, оформляйся. Позорные и смешные истории пересказывают в районе про то, как в Гугл врачи заносят симптомы, чтобы диагноз поставить. На что можно надеяться в руках таких врачей? И те, кто этих врачей устраивает на работу, руководители нашего района, в эту больницу ни за что не придут, у них есть возможность лечиться в России».

Кстати, про Гугл – не анекдот, об этом говорят многие очевидцы. По их словам, это совсем не смешно. Жутко смотреть, как врач забивает симптомы, чтобы интернет выдал ему возможный диагноз.

Но самое страшное в этой истории даже не низкая квалификация «пользователя», а его безразличие к пациенту. Он не пытается вызвать более опытного врача из Цхинвала, расспросить старших коллег.

Тамара Меаракишвили говорит, что две смерти за прошлую неделю – это только начало. В районе много пожилых. В прошлом году, когда границу перекрыли из-за цнелисского кризиса, скончались десять человек, в основном от инсультов. За время введения карантина по случаю COVID-19 уже двое жителей района нуждаются в высокотехнологичной медицинской помощи. Говорит Тамара Меаракишвили:

«У нас сейчас два старика нуждаются в высокотехнологичной медицинской помощи, которую не могут оказать в Цхинвале. Один из них – мужчина за семьдесят лет, которому главный онколог республики Григорий Кулиджанов диагностировал рак и сказал, что ему незамедлительно нужно начать химиотерапию. А это возможно только в Тбилиси. Еще одна женщина нуждается в срочной операции на сердце – ей необходимо поставить стент. Такую же операцию сделали начальнику милиции одного из районов республики, его отправили в Тбилиси через Красный Крест несколько месяцев назад. Операция не была срочной, он мог выбрать клинику в Северной Осетии, но милиционер выбрал Тбилиси.

– Но это было до того, как границу с Грузией закрыли на карантин.

– И после начала карантина из Цхинвала отправляли в Тбилиси. Я знаю, что в одной клинике сейчас двое мужчин, у одного операция на сердце, другой после аварии. А нас не пускают. Получается какая-то дискриминация нашего района. Если в Тбилиси нам нельзя, пусть тогда сами лечат или отправляют на лечение в Россию».

Женщину, о которой упоминает Меаракишвили, зовут Ниара Черкезишвили. У нее есть югоосетинское гражданство, но ей не дали направление в российскую клинику. Раньше она наблюдалась в Тбилиси, видимо, поэтому в Цхинвале посчитали, что ей лучше будет поехать туда, где ее знают. Но югоосетинские власти не дали разрешения пересечь «Раздахан», и ей не оставалось ничего, кроме как вернуться в свое село Балан без лечения.

Куда внимательнее отнеслись власти к милицейскому начальнику с такой же проблемой.

Так, грузинская бесплатная медицина из политики вовлечения отколовшихся республик становится привилегией для избранных в этих же самых республиках, средством власти для поощрения – заслуженных товарищей отпускают на лечение, для всех прочих пункты пропуска закрыты.

По словам Тамары Меаракишвили, никто не говорит, что надо нарушать карантин и подвергать население опасности, но возможность проезда для специальных машин с медиками, со всеми эпидемиологическими предосторожностями, должна быть. Немыслимо отказывать человеку в праве на жизнь из-за карантина. Пусть уходит в одну сторону, вернется, когда карантин закончится. Но нельзя говорить: «Ты умрешь, потому что мы тебя не выпустим».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG