Accessibility links

Между Сциллой и Харибдой


Гиа Нодиа

В Грузии никогда так не боялись Пасхи. В национальную угрозу этот праздник превратило упрямство Православной церкви, которая, в отличие от подавляющего большинства религиозных организаций во всем мире, демонстративно отказалась соблюдать обязательные для всех правила карантина и зазывала верующих на свои службы. Растерянное государство не знало, что делать. В этих условиях массовые собрания в церквях могли привести к серьезной вспышке эпидемии, которой до сих пор удавалось избежать благодаря крайне жестким ограничениям, введенным государством.

Теперь Пасха прошла. На службы пришло меньше народа, чем многие ожидали. Большой вспышки может и не быть, хотя пока говорить рано: надо подождать несколько дней. Тем не менее, кажется, народ вздохнул с облегчением.

Соответственно, тема разговоров изменится. Самый естественный вопрос: когда все это кончится? Вот на это ни у кого в мире пока ответа нет: света в конце тоннеля не видно.

Говорить о конце пандемии можно в двух случаях. Один – выработка так называемого стадного иммунитета, когда 60-70 процентов людей переболеет вирусом и он перестанет быть опасным. Но, как показал опыт нескольких западноевропейских стран, а затем и Соединенных Штатов, путь к этому может лежать через катастрофическую перегрузку системы здравоохранения и гибель многих тысяч или даже миллионов людей. Современные общества этого себе позволить не могут, поэтому они пошли на исторически беспрецедентную меру: фактическую приостановку социальной жизни и экономики.

Другой сценарий – выработка вакцины. По самым оптимистическим прогнозам, на это потребуется год, по более реалистическим – полтора, плюс время на массовое производство и распределение. Но можем ли мы прожить в этом состоянии еще два года?

Грузия пока считается относительно успешным случаем, умерло лишь четыре человека. Предполагаемая причина в том, что правительство очень рано пошло на драконовские карантинные меры. Подавляющее большинство их поддержало. Хотя после распространения вируса никто не измерял политических рейтингов, можно предположить, что на этом этапе доверие к правящей партии возросло, несмотря на весьма неубедительное поведение по отношению к Церкви.

Но нет гарантии, что такой настрой будет продолжаться. Поддержка чрезвычайных мер во многом основывается на ожиданиях, что они будут продолжаться сравнительно недолго: пару месяцев, но никак не год. Последствия для экономики уже совершенно катастрофические, и чем дальше, тем будет хуже. Естественно, прежде всего, это отражается на самых бедных. Большинство людей, занятых в сфере сервиса, потеряли и без того скудные средства к существованию. Вернулась часть эмигрантов, которые посылали деньги своим семьям. Многие уже голодают или на грани голода. Никаких программ помощи для этих людей нет. Правительство туманно упоминает о каких-то планах, но ничего внятного мы пока не услышали, хотя чрезвычайное положение продолжается уже месяц.

Можно предположить, что постепенно нетерпение возрастет. В последние дни мы все чаще слышим, что многие европейские страны начинают поэтапно снимать ограничения. Люди ожидают, что тот же процесс начнется и в Грузии – тем более что Пасха и страх перед ней уже прошли. Многие слышали о шведском случае, где правительство вообще не вводило всеобщего карантина и жизнь более или менее идет своим чередом. О нем горячо спорят: количество смертей от вируса выше, чем в соседних странах, но до катастрофы итальянского или испанского масштаба далеко. Если там большой вспышки не будет, шведы могут стать примером для подражания.

Правительство может оказаться под давлением с требованием постепенно открывать экономику. Но это опасно: количество инфицированных и умерших может сразу поползти вверх. Нужно идти на риск, но в разумных пределах, чтобы все не вышло из-под контроля. Для этого необходимо очень хорошо знать реальную ситуацию с распространением вируса, а это невозможно без широкого тестирования – пока ничего подобного нет. Сектор здравоохранения должен быть готов к гораздо большим нагрузкам, чем до сих пор: неизвестно, насколько он на это способен.

Надо найти путь между Сциллой гуманитарной катастрофы от эпидемии и Харибдой гуманитарной катастрофы от голода. Для этого правительству нужны качества Одиссея: сочетание хитроумия и отваги. Есть ли у него эти качества? Нас терзают сомнения.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG