Accessibility links

Разборки и дискуссии коронавирусной эпохи


Главный санитарный врач Людмила Скорик

В интернет-сообществе Абхазии прокатилась волна возмущения. Из сообщения, опубликованного вчера на сайте администрации Краснодарского края, следует, что «за последние сутки коронавирусную инфекцию выявили у 96 человек; из них семь завозных случаев – из Республики Абхазия, Москвы и Хабаровска, остальные контактировали с ранее заболевшими». Среди пациентов 56 женщин и 40 мужчин.

Заинтересовавшимся журналистам в оперативном штабе по борьбе с коронавирусной инфекцией Краснодарского края (в котором число носителей COVID-19 приближается к полутора тысячам) рассказали:

«Все случаи выявления заболевания отслеживаются. Что касается Абхазии, ситуация следующая – заболела жительница Сочи. Круг ее контактов отработан, и ни у кого из этого круга людей заболевание не проявилось. В итоге она вспомнила, что 19 апреля к ней в гости приехали родственники из Абхазии, у которых была симптоматика вирусной инфекции. То есть это был единственный контакт, который не удалось отследить».

Разборки и дискуссии коронавирусной эпохи
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:34 0:00
Скачать

Со ссылкой на информацию от врачей, в штабе уточнили, что самочувствие жительницы Сочи, у которой выявили коронавирус, удовлетворительное. И ничего не смогли ответить на вопрос о том, куда направились ее гости из Абхазии после визита и доложено ли об этом в профильные органы республики. Там также не смогли назвать точное число гостей из Абхазии.

Вот лишь несколько из потока комментариев разгневанных абхазских интернет-пользователей: «Каким образом гости из Абхазии могли перейти границу, если никого не пускают? Что за чушь!»; «Фамилии есть у гостей?»; «Что за бред? Как можно завести вирус из Абхазии, если у нас на сегодня нет ни одного подтвержденного случая «короны»?»; «Дискредитация нашей страны, с больной головы на здоровую! Кто, что, почему и где не выяснили, но заявить заявили. Или нас «готовят» к курортному сезону?»; «Перед сезоном от сочинцев всегда появляются провокационные видео о том, что «творится» в Абхазии. Много раз видела. Может, это из этой же оперы?»; «Родственники якобы из Абхазии, но имен она их не помнит. Самой-то не смешно? Люди отдыхающих заселяют и всегда, на всякий случай, паспорт смотрят, данные записывают, а тут она имен родственников не помнит! Ясно, что никакие не родственники и не отдыхающие даже, а так, посуточно ночующие. Дом свиданий, не иначе»; «Такие вещи нельзя «покушать». Если не МИД, то на уровне нашего республиканского штаба по борьбе с коронавирусом пусть выступят. Или найдут тех «гостей», протестируют и предоставят инфу, или те пусть сделают официальное опровержение».

«Это ложная информация. Роспотребнадзор не подтвердил Государственной санитарно-эпидемиологической службе случаи завоза из Абхазии в Россию коронавирусной инфекции», - заявила после этого в СМИ главный санврач республики Людмила Скорик. Но кто-то из форумчан откликнулся: «СЭС опровергла инфу. Ложечки нашлись, а осадок остался». Добавлю к этому, что цитировавшаяся информация на сайте администрации Краснодарского края как «висела», так и «висит», только что проверял.

Вот такой разгорелся «пограничный коронавирусный конфликт». Конечно, реакцию в абхазском интернет-сообществе можно счесть чрезмерно эмоциональной. В конце концов, не в преступлении же обвинили неких «гостей из Абхазии»! Стоит ли по такому поводу, что называется, рвать тельняшку на груди и кричать: «Этого не может быть, потому что не может быть никогда»? Теоретически, конечно, все может быть: 19 апреля на территории Абхазии было зарегистрировано три носителя коронавируса, но они были изолированы, как и все их соседи по гагрской девятиэтажке, а вирус этот был завезен за три недели до этого из Москвы. А вот как попали гости в Сочи через закрытую границу, как через абхазский, так и через российский посты, – уже загадка.

Не будем говорить о злонамеренности, но вот в безответственности администраторов сайта администрации Краснодарского края вполне можно обвинить. Ведь они не предположение высказывают, а прямо утверждают, что были «завозные случаи», в том числе из Абхазии. А какова «доказательная база»? Никем и ничем неподтвержденные слова некоей сочинки, которая в какой-то момент вспомнила о неких родственниках и их симптоматике. (Интересно, насколько она в этой симптоматике разбирается?) Поскольку отследить самочувствие «абхазских родственников» не получилось, предположили методом исключения, что именно они и заразили сочинку. Вот и все дела...

Понятно при этом, что москвичи не будут опровергать подобную информацию, ибо столица России стала главным очагом распространения в стране коронавирусной инфекции. А вот в Абхазии именно потому, что ее жители считают свою республику относительным островком безопасности в бушующем океане пандемии, и раньше болезненно реагировали на подобные… не будем говорить «фейки», а скажем: «публикации с сомнительной степенью достоверности». Так было, например, после сообщения в российском СМИ о беременной женщине, которая прибыла в Майкоп из Абхазии и у нее нашли коронавирус. Потом, правда, выяснилось, что она после выезда из Абхазии полмесяца находилась в Сочи и только потом поехала в Майкоп к матери.

Снова подчеркну, что дело чаще всего не в злом умысле, а в недостаточной информированности, узком кругозоре людей и их низкой ответственности за свои слова. Помню, когда в конце марта еще только было принято решение (и Москвой, и Сухумом) о закрытии границы на Псоу, я из любопытства зашел в сочинскую фейсбучную группу, «окошко» с логотипом которой появилось у меня на дисплее. Так вот, сочинцы обсуждали там, можно ли еще проехать через эту границу, и большинство было убеждено, что это Россия в данном случае «закрылась» от угрозы коронавируса из Абхазии, хотя тогда, как и сейчас, в РА – ни одного инфицированного зарегистрировано не было. Почему убеждено? Да просто таков склад мышления человека, не обремененного большим интеллектом, – не интересоваться фактами, а «по определению» видеть угрозу извне.

А вот еще один пример «околокоронавирусных» разборок и дискуссий, на этот раз – внутренних. После того как в Абхазии после совещания республиканского штаба по противодействию коронавирусной инфекции 29 апреля было принято решение о снятии некоторых карантинных мер, одна моя знакомая возмутилась в соцсетях: «А почему парикмахерским можно стало работать, а ресторанам нельзя?» Наша с ней общая знакомая отреагировала на это с ехидством: «Наверное, у нее кто-то из близких занят в ресторанном бизнесе. А если б было принято обратное этому решение: общепит открыть, а парикмахерские не открывать – тогда бы парикмахеры стали возмущаться?» Вообще, пандемия, как и любое подобное испытание, открыла глаза на некоторых окружающих людей, выявляя проблемы в их мышлении, способности анализировать происходящее. Лично я не знаю, какие карантинные меры надо отменять в первую очередь, а какие во вторую и третью, но доверяю рекомендациям медиков. А вот подобным активистам соцсетей не терпится высказаться, и как будто все равно, как их «интернет-вопли» будут восприняты со стороны.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG