Accessibility links

Молчащий президент – поощрение коррупции


Изида Чаниа

Больших специалистов откладывать проблемы в долгий ящик, чем наши, как говорил Искандер, «прирожденные руководители широкого профиля», придумать сложно. Вот умеют они крайне принципиально не обращать внимание на общественно значимые темы – до того момента, пока в один прекрасный день проблема не выскочит как черт из табакерки. И тогда все решается, но в режиме цейтнота, что всегда сказывается на качестве. Если речь о законе, то в нем оказываются непреодолимые в силу различных обстоятельств дыры. Не хочу перечислять примеры, так как вся история нашей страны является одним большим примером принятия подобных решений как на государственном, так и на межгосударственном уровне.

Молчащий президент – поощрение коррупции
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:25 0:00
Скачать

Вот и с многострадальным законом о «Декларировании доходов и расходов госслужащими и депутатами» все так же сложно. Идея борьбы с коррупцией витала в различных слоях общества уже многие годы. В последнюю пятилетку сформировалась группа активистов, которая перешла к прямому лоббированию своих идей и взяла за основу 20-ю статью Конвенции ООН против коррупции – «незаконное обогащение». Не знаю, почему активисты остановились только на 20-й статье конвенции, в которой более шести десятков статей, одна другой краше, и все направлены на «эффективное и действенное предупреждение коррупции и борьбу с ней». Должна сказать, что каждая статья как нельзя лучше ложится на нашу благодатную почву и отнюдь не оригинальную действительность. Это и пресловутая прозрачность и отчетность, меры в отношении судебных органов и прокуратуры, подкуп публичных должностных лиц, злоупотребление служебным положением и влияние в корыстных целях, отмывание доходов и много других расчудесных статей, которые, без сомнения, стали бы некоторым заслоном для коррупции. Но активистам показалось, что для наших непуганых коррупционеров будет достаточно принятия 20-й статьи конвенции, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное обогащение. Однако для того, чтобы она начала работать, надо принять закон о декларировании. Логика в этом есть, ведь, в конце концов, надо ж с чего-то начинать. Вот и начали с того, что подали проект закона о декларировании в парламент. Там этот закон швыряли по комитетам, пытаясь избавиться от него и от назойливых борцов с коррупцией. После длительной «одиссеи» проекта по парламенту он осел в международном комитете, и началось движение. Рассмотрев проект один раз, надолго остановились.

Тогда активисты собрались перед парламентом и вынудили депутатов принять закон о декларировании. Закон получился лукавый: из него были изъяты некоторые статьи, и он не представлял никакого общественного интереса. К тому же вступление закона в силу планировалось после принятия другого закона – о госслужбе. Я столько раз говорила о проекте закона о госслужбе, который уже десятилетие пылится в парламенте, что, боюсь, мои читатели уже утомились от постоянных напоминаний. Между тем по какой-то странной причине депутаты никак не могут перейти к вопросу о его рассмотрении и принятии. Может, потому что он выполняет функцию громоотвода. Все это время и исполнители, и законодатели ссылаются именно на отсутствие закона о госслужбе при любом удобном случае. И выглядит это примерно так: мы, конечно, хотим, чтобы не было в стране коррупции, но увы – у нас нет закона о госслужбе. И разводят руками.

Вот и сейчас, говоря простым языком, активистов обманули, сославшись опять на непринятый закон о госслужбе. После чего последовала вторая протестная акция – в самый разгар выборов трое активистов объявили голодовку, требуя внести поправки в принятый закон и определить, что он вступает в силу с момента его подписания президентом. Должна слегка отступить от темы, чтобы сказать, что почти все политики, которые сейчас находятся у власти (тогда они именовались оппозиций), выражали свое одобрение требованиям активистов. Есть многочисленные видео, где площадь Свободы стала местом паломничества для политиков, которые фотографировались на фоне голодающих и ставили свои подписи под воззванием к парламенту. Все это происходило накануне президентских выборов, и все кандидаты в президенты и почти все депутаты парламента поддержали инициаторов акции, и поправки к закону были приняты почти без возражений. Голодающие разошлись.

Однако торжествовать победу было рано. Тут все как по писаному: «кто раз умеет обмануть, тот много раз еще обманет». Да, закон был «переработан в духе полной козлотуризации». (Если что, то это не я сказала, а Фазиль Искандер.) И вот теперь активистов пытаются втянуть в бесполезные споры о несовершенстве принятого закона и невозможности его исполнения, с любимой оговоркой – «в условиях Абхазии», как говаривал Автандил Автандилович, «микроклимат у нас неподходящий». Юристы, правоведы, которые молчали, когда принимался закон, теперь все разом вспомнили, что принятые поправки предусматривают вступление в силу не самого закона, а только поправок к нему, а сам закон вступит в силу только после принятия закона о государственной службе. Так власть решила «посмеяться над маловерами».

Эта абсурдная ситуация «означает, что все вернулось на круги своя и исполнять принятый закон никто не собирается. К тому же некоторая часть парламента уже рассосалась по исполнительным органам власти, и вряд ли до довыборов можно ожидать, что депутаты примут закон о госслужбе. Да и кто им разрешит его принять, если в очередь на низкооплачиваемые должности в правительстве выстроились люди, привыкшие жить на широкую ногу, увешанные как гирляндами дорогостоящей недвижимостью и движимостью как в Абхазии, так и за ее пределами, происхождение которой они не смогут объяснить, даже записав ее на всех своих родственников.

Однако у активистов в багаже осталось 10 тысяч сторонников, которые поставили свои подписи под требованием о вступлении закона в силу с момента его подписания, и обещания главы государства Аслана Бжания. И вот в этом самом законе все как он обещал, когда баллотировался в президенты, и даже никаких усилий прилагать не надо: «установление мер по противодействию коррупции и предупреждению необоснованного обогащения субъектами декларирования и членами их семей». Нужна всего-то политическая воля главы государства, в ином случае дальнейшее молчание президента будет равносильно поощрению коррупции.

И самое главное или, если угодно, самое смешное. Юристы говорят, что вступил в силу только закон о поправках, но не сам закон. Получается весьма занятная картина – чтобы все оценили степень козлотуризации, я пройдусь «тропой козлотура», вернее – по той ее части, которая вступила в силу. Свои декларации в налоговые органы и для публичного обозрения, в том числе, и в СМИ должны представить родственники декларантов – родители, братья-сестры и совершеннолетние дети. Данные, отраженные в декларациях, должны быть размещены на официальных сайтах с указанием места прописки, места жительства, места нахождения недвижимого имущества, принадлежащего декларанту и членам его семьи, и так далее.

А теперь внимание: поправки, вступившие в силу, предусматривают освобождение чиновника от занимаемой должности без права на восстановление в случае непредоставления данных о доходах или предоставления ложных сведений. А это если не жертвенная коза, то хотя бы ее шерсти клок? Думаю, что самое время активистам обращаться в Конституционный суд. Пусть там и разбираются, что первично – яйцо или курица. А мы хотя бы понаблюдаем за степенью независимости третьей ветви власти. Было бы интересное начинание, между прочим...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG