Accessibility links

Медсестры. Неизвестные жертвы пандемии


В начале мая в Грузии фиксировалось более 70 случаев инфицирования медперсонала коронавирусом. Среди них медсестры и медбратья – одна из самых низкооплачиваемых групп не только в сфере здравоохранения, но и в целом по стране.

«Это все равно, что взять и отправить человека на каторгу. Ты не только не можешь отдохнуть, ты даже чашку кофе выпить не можешь, чтобы просто не потерять сознание от усталости. «Этот труд невыносим, как невыносим и быт пациента в больнице», – говорит Нона Зандарашвили, которая 30 лет работает медсестрой. Работает, как и многие представители среднего звена медперсонала, сразу в нескольких клиниках, чтобы хоть так увеличить заработок.

Однако даже те представители этой профессии, которые берут на себя неподъемный объем работы, полностью при этом лишая себя отдыха, необходимого для восстановления сил, зарабатывают не больше 1000 лари в месяц, говорит Нона.

«Они становятся, простите, как зомби. Еле волочат ноги. Человек в таком состоянии может совершить множество ошибок. Может читать черным по белому в назначении врача одно, а видеть – другое. Или по ошибке взять другое лекарство».

Медсестры. Неизвестные жертвы пандемии
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:42 0:00
Скачать

По словам медсестры, сфера здравоохранения испытывает жесткий дефицит кадров, который удается немного восполнять только за счет студентов медицинских вузов. Но и они, как говорит Нона Зандарашвили, соглашаются лишь потому, что знают: проработав 2-3 года на каторге, получат возможность устроиться врачами. И у этого дефицита кадров есть две группы «пострадавших» – с одной стороны сами представители среднего звена медперсонала, а с другой – пациенты, недополучающие необходимое внимание.

«Когда на одну медсестру приходится семь, восемь или девять пациентов реанимационного отделения, – вы просто представьте, эти люди подключены к аппаратам: они сами не могут ни дышать, ни есть, ни пить, ни поворачиваться. Медсестра должна делать все. Все. Врач дает назначение. А там ведь не только медикаменты – необходимо проводить различные исследования. Нужно взять биологический материал, и у нас даже нет человека, который мог бы отнести его в лабораторию. Таким образом, медсестра оставляет столько пациентов и идет в лабораторию. А эти пациенты привязаны к аппарату ногами и руками. Не потому что их кто-то наказывает, а потому, что за ними некому смотреть – ты вынужден оставлять их так, чтобы непроизвольными движениями они сами не повредили себе что-то».

В Грузии законом не установлено, сколько пациентов должно приходиться на одну медсестру. Согласно исследованию, проведенному Сетью солидарности в 2019 году, в реальности соотношение в среднем таково: под присмотром одной медсестры одновременно находится 11 пациентов. Но в отделении интенсивной терапии, к примеру, представители профессии говорят о периодах, когда нагрузка составляла 30 и более пациентов:

«В Европе существует стандарт, что на одну медсестру, в зависимости от отделения правда, но в среднем должно приходиться не больше 3-4 пациентов. В кризисных случаях эта цифра не должна превышать 6-7, потому что иначе они физически не справляются с объемом труда. Главная проблема в том, что основное внимание у нас уделяется ремонту и инфраструктуре больниц, а не тому, в каких условиях приходится работать медперсоналу. В то же время именно медперсонал – тот источник, который обеспечивает качество услуг. Говорить же о качественном обслуживании в условиях такой нагрузки излишне. Они не справляются с таким количеством пациентов и от переутомления допускают ошибки», – говорит один из авторов этого исследования, представляющий Сеть солидарности, Реваз Каранадзе.

В рамках этого исследования было опрошено около 200 медсестер и медбратьев. Оно показало, что зарплата 84,6% опрошенных меньше 500 лари. При этом в одной из больниц Кобулети зарплата медсестры составляет 140 лари, говорит Реваз Каранадзе:

«У нас в профсоюзе есть представители разных профессий. Например, у консультантов сети магазинов «Никора» зарплата такая же, как у медсестер и медбратьев. У некоторых даже больше. В одном случае ответственность сотрудника – это жизнь человека, в другом – продажи в магазине. Я не говорю, что то, что получают сотрудники сферы обслуживания, работающие в кабальных условиях, – достойный заработок. Но зарплата медсестры в 300 лари – это просто стыдно».

На сегодняшний день профессия медсестры непрестижна. Непрестижна по большей части именно потому, что платят за нее так мало. И ждать каких-либо изменений можно только в том случае, если они будут проведены «сверху».

«Когда государство просто предоставляет самому себе частный сектор, где нет никаких стандартов, – само собой, он будет максимально ориентироваться на выгоду. Если нет требования соблюдать фундаментальные, базовые стандарты, – говорить о том, что что-то в этой сфере исправится, не приходится. Государство обязано сделать проактивные шаги в этом смысле», – говорит Реваз Каранадзе.

Те строгие меры, которые приняло государство в связи с пандемией, по его словам, по большей части связаны именно с тем, что все хорошо осознавали дефицит кадров в системе здравоохранения, в частности, в среднем звене медперсонала. А именно для того, чтобы восполнить этот дефицит, и необходимо сделать эту профессию более престижной за счет введения базовых стандартов, обязательных к выполнению частными и государственными медучреждениями.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG