Accessibility links

Абхазия: послабление на фоне ухудшения


В прошлую пятницу одна моя знакомая сухумчанка с юной непосредственностью поделилась в соцсетях своим восторгом от того, что выпила, наконец, кофе в популярном кафе на набережной «Пингвин», о чем грезила с первых дней карантина. Жизнь, мол, в республике постепенно возвращается в привычное русло, за исключением закрытой границы и запрета на массовые мероприятия все встало на свои места. При этом, правда, она выразила недоумение по поводу того, что, когда в стране было ноль заболевших, мы забивались по квартирам, а когда их 14 (и это число может увеличиться), сняли практически все ограничения. По ее мнению, ограничительные меры были совершенно не адекватны ситуации и спровоцировали экономический кризис…

Последнее рассуждение меня, честно говоря, разозлило: она что, не понимает столь элементарные вещи? Во-первых, неужели не следит за тем, что происходит за рубежом и не знает, что подобные послабления происходят сейчас во многих странах, где ситуация с пандемией не в пример хуже, чем у нас, но наблюдается выход на так называемое плато? Во-вторых, никому не ведомо, какой была бы у нас эпидемиологическая ситуация, если бы эти меры не стали вводить еще в марте, до закрытия границ, когда медики могли только гадать, есть ли в республике «завезенные» случаи и сколько их. В-третьих, не она ли в начале мая возмущалась тем, почему парикмахерским работать разрешили, а заведениям общепита – еще нет? В-четвертых, надо учитывать усталость от самоизоляции и то, что надо как-то минимизировать экономические потери. В-пятых, это, наверное, повсеместное явление, когда некоторым людям кажется, что они умнее остальных, и они спешат через интернет поучить власти уму-разуму. Напомню, как один молодой абхаз, живущий в Италии, Заур Делба, еще в марте обращался к соотечественникам в Абхазии и отметил, что едва ли не каждый итальянец думает про себя, что он гений…

Абхазия: послабление на фоне ухудшения
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:45 0:00
Скачать

Разумеется, я не хочу сказать этим, что «власть всегда права, поскольку это власть». Просто ясно вижу, что в 99 процентах случаев критикующие действия властей сами проявляют очевидную неосведомленность и отсутствие логики. А предвидеть абсолютно все в случае с новым видом коронавируса, с которым столкнулось нынче человечество, попросту невозможно.

Активистка абхазского сегмента соцсетей, с поста которой я сегодня начал, говоря о 14 инфицированных в Абхазии, имела в виду тех из почти трехсот курсантов российских военных вузов, которые прибыли в мае и были помещены на обсервацию в сухумский пансионат «Айтар», а после выявления у них коронавируса были переведены на лечение в Гудаутскую ЦРБ. Но в дальнейшем произошло то, что весьма усугубило ситуацию.

В субботу 16 мая республиканский оперативный штаб по защите населения от коронавируса сообщил следующее: «За прошедшие сутки тестирование на коронавирусную инфекцию прошли 42 человека. У троих из них диагноз коронавирус был подтвержден. Все они члены одной семьи – мать, отец и дочь, жители столицы, прибывшие из города Сочи. У женщины диагностирована двусторонняя пневмония, у мужчины – дыхательная недостаточность, дочь на данный момент переносит заболевание без осложнений. Все пациенты стационированы в Гудаутский госпиталь.

Следует отметить, что из ранее подтвержденных на коронавирусную инфекцию граждан – двое жителей города Гудаута, из микрорайона Бамбора. Уважаемые граждане, в связи с заметным ухудшением эпидемиологической ситуации в республике настоятельно просим вас соблюдать режим карантина и самоизоляции, не покидать свои дома без острой необходимости». И теперь коронавирус обнаружен уже не только у изолированных студентов, поэтому надо быть гораздо более осторожными».

В соцсетях и на форумах интернет-сайтов развернулось бурное обсуждение произошедшего. Конечно, многие задавались вопросом, почему и как заразившиеся или кто-то из их семей завезли вирус, несмотря на закрытие границы на Псоу еще с нуля часов 30 марта. Пользователь под ником поделился в Facebook своим возмущением поведением 63-летнего отца семейства из Сухума, микрорайон Маяк, который долго общался с друзьями, посещал похороны и другие места скопления людей, в общем, вел себя безответственно. В конце поста он даже назвал фамилию заболевшего. На него накинулся другой пользователь: «Что, будем теперь этого человека линчевать?» В ответ первый написал, что фамилию эту уже озвучило одно из СМИ.

Другое средство массовой информации взяло сегодня интервью у этого пациента, находящегося в Гудаутской больнице с COVID-19 (фамилию его все же не буду разглашать, как к этому и призывает Минздрав республики). Тот приехал из России в Абхазию три месяца назад, а его супруга с дочерью вернулись на родину из Сочи 5 мая. (Все равно непонятно, что они там делали и как пересекли границу.) По словам мужчины, на протяжении нескольких дней у него были симптомы простуды и температура, затем он обратился в Сухумскую городскую клиническую больницу, не подозревая, что может быть носителем коронавируса, и связывая плохое самочувствие с хроническим заболеванием. Там направили его сделать тест в инфекционной больнице, результат оказался положительным. Пациент страдает сахарным диабетом и нуждается, как он отметил, в специальном аппарате для легких, который оставил в России.

«Границу закрыли, и я остался без аппарата. Я часто болею и уже не молод. У моей дочки и жены не было никаких симптомов коронавируса до того, как я обратился в больницу», – рассказал он.

Супруга и дочь пациента также госпитализированы с диагнозом COVID-19. Пациент предсказуемо – кто бы сомневался – «опроверг слухи о том, что часто посещал массовые мероприятия, свадьбы и похороны, и заявил, что выходил из дома только по необходимости».

А вот имя и фамилию другого пациента-коронавирусоносителя я назову, ибо он сделал это сам в фейсбучном посте, скриншот которого привел вчера в своем заявлении Минздрав Абхазии. Минздрав назвал информацию, изложенную в посте «некоего Александра Цвейба в Facebook, недостоверной по содержанию. Речь идет об одном из двоих жителей Бамборы, которые вернулись на родину из Москвы и у которых, по уточненным Минздравом 16 мая данным, ранее был диагностирован коронавирус». Этот пациент (по моим неофициальным данным, студент одного из российских вузов) не придумал ничего умнее, чем выложить пост, в котором он начал спорить с медиками и жаловаться на них. По его словам, он приехал 4 мая из Москвы с отцом и 11-летней сестрой. (Опять же непонятно, почему и как они оказались в столице России и пересекли российско-абхазскую границу спустя месяц с лишним после ее закрытия.) На границе, пишет он, ничего не проверяли, никакой температуры. Находились на самоизоляции в Бамборе. На седьмой день у него начала «скакать температура». Тест на коронавирус у него дал положительный результат, у отца и сестры, по его словам, – отрицательный. Тем не менее его и сестру положили в больницу, «пичкают таблетками», которые у сестры дают побочный эффект. В общем, уже пять дней «держат просто так, мучают». «Настоятельно напоминаем гражданам об уголовной ответственности за распространение заведомо недостоверной информации и лжесвидетельствовании», – говорится в обращении Минздрава.

Сегодня одно из абхазских СМИ обратилось за комментарием к заведующей педиатрическим отделением Республиканской детской больницы Марине Гегия, которая консультирует по телефону лечение 11-летней девочки. Та отметила, что девочка была в контакте с братом, она температурила, у нее на снимках подтвердилась пневмония. «Когда мне сообщили, что лежит девочка, она уже находилась в госпитале вместе со своим братом. По протоколам Российской Федерации и ВОЗ все бессимптомные пневмонии, которые непосредственно находились в контакте с ковид-позитивными, лечатся как ковид-пневмония. То есть как пневмония, вызванная COVID-19. И по этому протоколу девочка получает лечение. Брат пишет, что врачи не заходят, не смотрят. Такого просто быть не может. Вы же понимаете, там бригадами люди дежурят. Моего присутствия там нет, я только на телефоне. С 12 мая девочка получает терапию. Ее брат также пишет о побочных эффектах от препаратов. От самого заболевания может быть и потеря сознания, и рвота, и жидкий стул. Это заболевание может так тоже протекать. Возмущению нет предела от прочитанного», – сказала педиатр.

Беда, как видим, не только в самой пандемии, но и в головах части людей. Думаю, что после того, как этот молодой человек выздоровеет (желаю, чтобы это произошло как можно раньше), с ним надо будет провести обстоятельную воспитательную беседу. Ведь, помимо прочего, его пост наверняка обрадовал ведущих свою пропаганду сектантов, не верящих в угрозу пандемии. Обычно полемизирующие с ними в интернете говорят: «Вот когда эта болезнь коснется лично вас или ваших близких, по-другому запоете!» А ведь не всегда так! «Вишенкой на торте» тут для меня стало заявление женщины из Гагры, муж которой привез этот вирус из Москвы еще 29 марта, после чего от него заразились она и престарелая соседка, а всю их девятиэтажку поставили на двухнедельный карантин и бесплатно кормили. Так вот, после того, как их с мужем вылечили, она без зазрения совести сказала в интервью одному из местных СМИ, что никакого коронавируса у них не было. То есть тесты, которые они сдавали, ничего не значат, врачи, которые их выхаживали, ничего не понимают, а вот она, жена повара, у которого «случилось воспаление легких», знает все и лучше всех!

Не исключаю, впрочем, что здесь присутствует и защитная реакция на агрессивное отношение окружающих. Вот какой текст написал сегодня один интернет-форумчанин: «Удивительно, как странно ведут себя некоторые люди! Упорно отрицать очевидное – это явно наша национальная традиция. До последнего все отгоняют от себя мысль, что они не отличаются от людей во всем мире и точно так же могут болеть. А если кто заболел, то готовы камнями закидать за разрушение иллюзий. Больные изворачиваются, как могут, пишут оправдательно-отрицательные посты, заявления, которые звучат фантастически и легко опровергаются результатами анализов. И все это они делают из боязни стать чуть ли не изгоями в обществе. Ведь они посмели заболеть, о, ужас, респираторным заболеванием… Люди, опомнитесь уже, станьте людьми, хватит пустой бравады и хватит травить больных. Вашу бы энергию и гнев направить против наркоманов, пьяниц, воров и коррупционеров всех мастей».

Согласен со всем, кроме того, что это – национальная традиция. Точно такие же явления наблюдаются и в самых далеких от Абхазии странах… Но что же делать в ситуации, когда карантинные меры государство ослабляет, а в республике то тут, то там появились новые вспышки инфекции? Мне кажется, тут не нужны шараханья и решения по принципу «шаг вперед, два шага назад». Просто надо усилить контроль за соблюдением остающихся карантинных мер. Вот как пишет одна активистка Facebook: «На мой взгляд, легче обеспечить карантин (а не самоизоляцию, которая у нас провалилась окончательно) для въезжающих в страну людей, чем все население внутри страны держать в самоизоляции. Мы же видим, что пока все выявленные зараженные – из тех, кто прибыл. Но какой толк от моей самоизоляции, если прибывающие из-за границы здесь начинают устраивать «пир во время чумы»?! Наступил тот момент, когда надо с самой границы в обязательном порядке везти на карантин всех, кто ее пересекает, и держать их там столько, сколько нужно. Задействовать милицию, а если нужно и армию, как происходит во всех странах… Только жесткие ограничения могут спасти нас от неминуемой беды! Подумаем об этом, пока не стало поздно! Пожалуйста!!!»

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG