Accessibility links

«Консульское столпотворение» во время пандемии


Сегодня около одиннадцати утра я побывал в одном из корпусов кабинета министров Абхазии, по улице Званба, 9, правое крыло первого этажа которого лет десять занимает консультативное бюро по оформлению документов на получение российских загранпаспортов. Хотел посмотреть, что изменилось со вчерашнего дня, когда после почти двухмесячного перерыва, вызванного введением в конце марта в Абхазии чрезвычайного положения из-за угрозы распространения коронавирусной пандемии, там был возобновлен прием документов на обмен российских загранпаспортов и по другим вопросам, и в коридоре здания возникло настоящее столпотворение. Людей, устремившихся туда, впрочем, можно понять: если не обменять паспорт вовремя, у них с его обменом возникнут дополнительные и серьезные проблемы.

Очень эмоционально говорил о возникшей опасной ситуации вчера, в понедельник, на расширенном совещании в абхазском парламенте его спикер Валерий Кварчия. Совещание проходило с участием представителей погранотряда СГБ, Минздрава, Совбеза республики и было посвящено эпидемиологическому положению в Абхазии и мерам, необходимым для того, чтобы предотвратить дальнейшее распространение коронавирусной инфекции после вспышек последних дней, в частности, в Сухуме. Отдельной проблемой спикер назвал то, что происходило в те же часы в расположенном в паре сотен метров от парламента здании по Званба, 9:

«Сотни людей сегодня там скопились. Двести, триста стоят… Где милиция, где Министерство здравоохранения, где режим?.. Почему над нами издеваются? Что мы вам плохого сделали? Там граждане России работают, там наши граждане тоже работают, но… Наша паспортная служба и другие органы власти должны взять под контроль, в конце концов, этот вопрос. Надо договариваться с российской стороной. С российской стороной надо встречаться. Как сделать так, чтобы людей не мучить? Сколько это может длиться? В итоге за границей эта пандемия может заканчиваться, а у нас может быть вспышка».

«Консульское столпотворение» во время пандемии
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:18 0:00
Скачать

Безусловно, ситуацию усугубило то, что в консульском пункте долго не было приема и, как отмечалось на совещании, там накопилось огромное количество материалов, около четырех тысяч. Сотрудники физически не успевают справляться с наплывом посетителей, а тем приходится отстоять, так уж там устроено, по три очереди в разные кабинеты, и в этих очередях люди стояли вплотную друг к другу, задыхаясь от духоты, и лишь очень немногие там были в медицинских масках.

Причем надо сказать, что проблема эта здесь отнюдь не нова. Да, в прежние годы не бывало столь долгого перерыва в приеме пакетов документов, не было угрозы распространения коронавирусной инфекции, но все равно возникали ситуации, привлекавшие внимание всех местных СМИ из-за подобных столпотворений в том же самом коридоре. Запомнилось, как, например, давал интервью по ТВ тогдашний министр внутренних дел, а ныне парламентарий Рауль Лолуа, приехавший туда лично наводить порядок. То есть это было лет пять назад, когда люди в очередной раз «взвыли» от необходимости с утра до вечера толпиться здесь. Одной из причин этих периодических скоплений народа является то, что когда-то в начале нулевых годов жители Абхазии в массовом порядке получали российские гражданство и загранпаспорта: ведь когда советские паспорта в России уже окончательно перестали рассматривать в качестве документа, удостоверяющего личность, они не имели возможности выехать за Псоу. Соответственно, всем им почти одновременно приходилось менять эти паспорта, когда истекал срок их действия. Ну, а другая причина в том, что за все эти годы в консульстве так и не смогли организовать работу с посетителями так, чтобы избавить их от стрессов от стояния в очередях.

Ученые, слышал, посчитали, какую часть жизни приходилось проводить в очередях жителям советских городов из-за дефицита товаров. Сейчас этой проблемы нет. Но еще лет десять назад мне доводилось сталкиваться в соседнем Сочи с таким кошмаром, как живые очереди в отделениях Сбербанка России. Однако и эту проблему в РФ вскоре повсеместно устранили, когда установили в них и подобных местах автоматы, выдававшие талоны с номерами, в соответствии с которыми можно было рассчитать, в какое время подойти к тому или иному окошку.

В здании посольства России в Абхазии, где расположен его консульский отдел и также осуществляется прием и выдача части документов, установили, говорят, подобный аппарат, который очень облегчил жизнь посетителей. А вот в пункте местного консультативного бюро, оказывающего содействие гражданам по заполнению анкет, по Званба, 9 – никак, хотя не таких это уж, наверное, больших денег стоит. Кстати, масштабы абхазских городов практически избавили нас от проблемы очередей. И возникали все эти годы они только в отделениях Сбербанка Абхазии, когда пенсионеры стремились получить пенсию непременно в первый день ее выдачи, и при обменах паспортов – и абхазских, и особенно российских.

Что изменилось сегодня по сравнению со вчерашним днем, так это то, что в здание кабмина стали пускать порциями по десять человек, и это заметно уменьшило живые очереди в коридоре. Но снаружи несколько десятков человек буквально облепили входные двери, ни о какой очереди, да еще с соблюдением социальной дистанции, и речи не было, хотя пространство позволяло такую очередь выстроить. В масках, если прикинуть на глазок, было не больше десяти процентов толпившихся. Среди них оказалась и мама с маленьким ребенком на руках:

«(Детский плач.) Есть список, по которому вызывают… (Детский плач.) Дайте людям проходить в здание…»

Я протиснулся в здание вслед за правоохранителем в униформе, который курсировал между стоявшими снаружи и внутри. По его словам, по сравнению со вчерашним, число стоящих в коридоре удалось уменьшить в несколько раз. Но я не отставал от него:

«Нельзя здесь сделать, как в России, скажем, в банках: автомат выдает талоны и люди приходят, согласно номерам, в определенное время – без сутолоки, без толчеи…

– Да, все возможно, все возможно сделать. Но это уже в дальнейшем…

– Понятно, понятно. Представьтесь, пожалуйста.

– Я – Жордания Дато Джумберович, сотрудник ГСО – Государственной службы охраны».

Вот уже два месяца власти Абхазии призывают население к режиму самоизоляции, к тому, чтобы не участвовать в массовых мероприятиях. И правильно делают, конечно, что призывают. Но то, что происходит в дни в том месте в центре Сухума, где я сегодня побывал, похуже в эпидемиологическом плане, чем посещение самой многолюдной свадьбы. И тут надо что-то срочно придумывать. Мер, предпринятых сегодня, явно недостаточно.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG