Accessibility links

Людей примиряют с новой летальностью


Мурат Гукемухов

63-летний житель Ленингора Джумбер Миладзе умер накануне вечером по дороге из Цхинвала в Тбилиси. Грузинский госминистр по делам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили заявила, что мужчину с инсультом перевезли из поселка в цхинвальскую больницу несколько дней назад. По ее словам, Миладзе скончался из-за того, что на протяжении нескольких дней его не выпускали на лечение, в результате медицинская помощь была оказана слишком поздно.

Термин «скончался» обычно применяют в случаях, когда человек умирает от естественных причин, от старости или от одолевших его болезней. Когда внешне здоровый человек умирает внезапно, говорят, что он скончался скоропостижно. Но если человек умирает от внешних обстоятельств, про него говорят, что он погиб. А если это внешнее обстоятельство ему причинили, то уместнее сказать – убит.

В этом смысле Джумбера Миладзе убили, потому что он не сам задержался, не по своей воле отказался от экстренной медицинской помощи, до которой было 20 минут езды. Его административными мерами удерживали на территории республики, при этом не предоставляя адекватной медицинской помощи и отказывая в праве получить ее в другом месте. Значит, его убили, и иначе чем убийственными не назовешь эти новые правила, веденные президентом Бибиловым в отношении экстренных больных ленингорцев.

Людей примиряют с новой летальностью
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:17 0:00
Скачать

Их нельзя назвать вынужденными мерами, потому что совсем недавно действовали другие, гуманные правила, благодаря которым люди оставались жить.

Судите сами, как они изменились. Раньше решение об экстренной госпитализации в Грузию принимал дежурный врач из ленингорской районной больницы, квалификацию которого государство признало самим фактом его трудоустройства. Потом врач связывался с грузинской неотложкой и ленингорским чиновником, который уполномочен говорить с пограничниками, чтобы те открыли пункт пропуска «Раздахан», если дело происходило ночью.

Свидетельство чиновника на уровне главы района или его заместителя было необходимо пограничникам как основание открыть границу в неурочное время и доказательство того, что автомобиль с больным пересекает границу на законных основаниях. На протяжении десяти лет это была единственная бюрократическая формальность на пути умирающего к спасению.

Но почему-то югоосетинскому президенту этого показалось мало, и он решил соорудить целую бюрократическую конструкцию, которая теперь убивает людей, в основном безобидных стариков.

Теперь одного решения врача мало – нужен консилиум. Но и он не решает вопрос об экстренной госпитализации. Он может лишь снабдить больного справкой для дальнейшего согласования. Дальше экстренного больного везут в Цхинвал через три перевала, вверх и вниз по серпантинной дороге. Там его еще обследуют от двух дней до недели, после чего уже столичные врачи дают свое заключение в Минздрав, а далее руководство министерства согласовывает с администрацией президента, выпускать или не выпускать больного.

В чем здесь смысл с точки зрения медицины? Если, конечно, мы исходим из того, что приоритет системы здравоохранения – жизнь и здоровье человека. Никакого. С точки зрения государственного охранительства – тоже ноль, потому что здесь не затрагиваются вопросы безопасности или бюджетных расходов. Если бы в этом было что-то принципиальное, то и по линии Красного Креста запретили бы отправлять больных в Грузию.

Карантин тоже ничего не объясняет, тем более что эти правила были введены еще в прошлом году. С учетом пандемии можно поставить условие, что до окончания карантина человек не сможет вернуться, и, наверное, он выберет жизнь. То есть нет ни одного разумного объяснения этим новациям. Отсюда и обвинения в злодействе.

Госминистр Грузии по делам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили так прокомментировала смерть Джумбера Миладзе:

«К сожалению, это очередная жертва нечеловеческих, абсолютно нелегальных ограничений и условий изоляции, в которых живет население Цхинвальского региона. Как минимум задержки не должны происходить при оказании неотложной медицинской помощи». А еще министр добавила, что «проблема жителей Ахалгори носит и этнический характер, что абсолютно неприемлемо».

Можно, кончено, махнуть на эти слова, как на грузинскую пропаганду, но нельзя не обратить внимания на тот факт, что умерщвление ленингорцев становится нормой.

А как иначе понимать происходящее, если с прошлого года более десяти жителей района умерли из-за того, что им отказали в экстренной госпитализации, и никто за эти решения ответственности не понес.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG