Accessibility links

Про «черный бумеранг» и «хижину тети Нуцы»


Виталий Шария

Мне запал в душу афоризм одного американца, жившего лет сто назад, который сказал, что если бы человечество, проснувшись поутру, обнаружило, что абсолютно все различия, разделяющие людей и нередко сталкивающие их друг с другом, исчезли, то к полудню оно обязательно придумало бы какое-то новое… Такова, видно, природа человека.

Расовые различия – самые очевидные. Как говорится, лежащие на поверхности. Так что нет ничего удивительного, что люди с ксенофобскими наклонностями, каковых на планете «тьмы, и тьмы, и тьмы», очень часто ожесточаются по отношению к имеющим другой цвет кожи. В случае, конечно, если массы одних живут в соприкосновении с массами других. И Соединенные Штаты Америки являют тут собой самый известный образец; расовые противоречия между белым большинством и черным меньшинством стали настоящим проклятием для этой богатейшей и могущественной страны.

Про «черный бумеранг» и «хижину тети Нуцы»
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:27 0:00
Скачать

И вот сейчас вдруг полыхнуло. Слово «вдруг» тут уместно, если вспомнить, как развивались события. Вечером 25 мая сотрудники департамента полиции города Миннеаполиса в верхнем течении реки Миссисипи (штат Миннесота) отреагировали на сообщение о происходящем преступлении – 45-летний охранник Джордж Флойд пытался расплатиться в магазине фальшивой 20-долларовой купюрой. При задержании Флойда полицейский коленом восемь минут нажимал ему, лежащему ничком на земле, на шею. Был ли этот белый полицейский расистом, мы не знаем, но элементы садизма в его действиях просматриваются. Видео, снятое на месте происшествия 17-летней прохожей, разлетелось по соцсетям. Эта визуальная картинка и произнесенные Флойдом перед смертью слова «Я не могу дышать» оказали на десятки миллионов людей сильнейшее эмоциональное воздействие. И не только в Америке. Волна массовых протестов против полицейского произвола и… да бог его знает, против чего еще, перекинулась и за океан, в Европу.

Но очень скоро покаяние в США приобрело гротескные формы (позолоченный гроб с телом Флойда, на счету которого минимум пять «ходок», в последний раз – за вооруженный грабеж; плачущий перед гробом на коленях мэр Миннеаполиса и так далее), а протесты стали сопровождаться чудовищными погромами, грабежами, мародерством, гибелью людей… И тут слово «вдруг» кажется уже неподходящим, если учесть, что за всем этим – упомянутая четырехвековая история расового противостояния в стране (бумеранг вернулся).

«Везде по-своему с ума сходят», – со вздохом прокомментировал происходящее в Америке один мой сухумский приятель. Это точно. В современной российской действительности, к идеологическим вывихам в которой вроде поклонения культу Сталина я не раз в последнее время обращался, – тоже. И, увы, не могу не отметить то отвратительное злорадство, с которым в российском сегменте интернет-сообщества люди с баррикадным мышлением откликались в апреле-мае на то, что США, страна с самой мощной в мире экономикой, вырвалась в мировые лидеры по числу инфицированных COVID-19 и жертв пандемии (были, конечно, и другие, кто в своих комментариях возмущались этим, говорили, что это низко). А затем, когда тема погромов, вызванных убийством Флойда, вытеснила тему пандемии, появились такие восторженные заголовки, как «Америке кирдык!», и текстики: «Которые сутки пылают станицы? Вся псевдодемократия в «Светоче демократии» сейчас на улицах», «Так им и надо, сующим свой нос по всем миру в чужие проблемы!»

И в этом «радостном улюлюканье», как назвал его российский политолог Сергей Маркедонов, участвуют не только безвестные блогеры и комментаторы. Еще хуже, когда дядя с политического ток-шоу на федеральном телеканале (описываю типичный эпизод) начинает с мечтательностью в глазах рассуждать о том, что США сейчас стоят перед распадом; а что, никто же, мол, не думал, что СССР развалится… Вот такие примитивные представления об окружающем мире. Но, во-первых, если сам он в свое время «не думал», это не значит, что никому другому это не приходило в голову. Во-вторых, абсолютно некорректно отождествлять СССР, в который входили народы со своей территорией и исторической судьбой, и США, где общество возникло в «плавильном котле», из-за чего совершенно непонятно, по каким принципам и границам оно может «распасться»…

А расовая неприязнь, неизбежно гнездящаяся в душах людей с баррикадным мышлением, – что ж, это крест, который Америке нести… Кстати, встретил в комментариях россиян такое предложение, то ли в шутку, то ли всерьез: надо властям США оплатить авиаперелеты афроамериканцам в Африку и обустройство там – вот и все дела. Любопытно, что когда я учился в младших классах школы, а в США реально были апартеид и дискриминация, то так и рассуждал: как, наверное, мечтают бедные униженные негры вырваться в родную Африку! Это действительно сделала в середине девятнадцатого века небольшая часть бывших рабов, основав маленькое государство на берегу Гвинейского залива Либерия. Что касается двадцатого века, то так туда, в нищую Африку, миллионы афроамериканцев и поедут! Кроме того, они ведь считают Штаты ничуть не в меньшей степени своей страной, чем потомки английских и иных европейских колонистов.

В некоторых российских интернет-комментариях ощущаются и отголоски той советской пропаганды, которая всегда подчеркивала превосходство Страны Советов в этом плане над США. Помните кинофильм 1936 года «Цирк» и строчки популярнейшей песни из него: «Нет для нас ни черных, ни цветных!» Только легко гордиться отсутствием расовой проблемы в ситуации, когда ее просто не может быть из-за отсутствия в населении страны достаточно весомой доли негритянского компонента. Посланцы стран черной Африки, которые обучались в советских вузах, воспринимались тогда просто как некая экзотика, диковинка.

Такое же отношение было и в Абхазии к нескольким десяткам чернокожих обитателей приморского села Адзюбжа в устье реки Кодор и окрестных сел. Документальных свидетельств того, когда и как они появились в Абхазии, не сохранилось, но по наиболее распространенной и правдоподобной версии, их предков, человек двадцать, около 1840 года привез морем из Османской империи местный князь. Купив на невольничьем рынке, он сперва использовал их как рабов. В дальнейшем они получили свободу, трудились на своих участках земли, вступали в браки с местным абхазским населением. В СССР, естественно, «абхазские негры», как их называли, были подняты на пропагандистский щит. С фирменным юмором это было описано в прозе Фазиля Искандера.

Я не раз уже после Отечественной войны народа Абхазии обращался в газете «Эхо Абхазии» к теме «абхазских негров». С одним из них, жившим в Адзюбже, встречался в его доме в конце 90-х. Но самая большая и памятная публикация с продолжением в нескольких номерах появилась в 2006 году и основана была на текстах в альбоме, который с любовью оформил Семен Бобылев, муж известного в Абхазии темнокожего врача Нуцы Абаш. Тексты эти были написаны им по воспоминаниям Нуцы об истории ее семьи и перемежались вырезками из газет и журналов. Дед Нуцы по имени Амбер попал в Адзюбжу из Турции восьмилетним мальчишкой вместе со своей матерью Халимой. Дядя ее Шаабан был участником Первой мировой войны, а впоследствии – членом ЦИК Абхазии, а сама она родилась в браке его младшего брата Ширина и абхазки по фамилии Кация. Нуца окончила Сухумское медучилище, а потом Тбилисский мединститут. Когда в конце сороковых ее, темнокожей красавицы, снимок был напечатан в «Комсомольской правде», как символ расового равенства и справедливости в СССР, парень из Орла Семен Бобылев написал ей письмо. И спустя несколько лет переписки они поженились и поселились в Сухуме, где Нуца Шириновна проработала много лет акушером-гинекологом. Кстати, абхазский журналист Инал Хашиг любит рассказывать, что, когда он появился на свет, именно она принимала роды.

Еще в свои студенческие годы я замечал ее на улицах города. Кстати, много позже услышал про такой комичный случай. В годы ее молодости девушка с таким цветом кожи была в Сухуме невидалью. И вот идущие вслед за ней два балбеса начали обсуждать ее на абхазском языке, отпускать при этом сальные шуточки. И, естественно, остолбенели, когда она вдруг обернулась и громко покрыла их матом по-абхазски. А она, говорят, всегда была остра на язык и обладала сильным характером.

Познакомиться, однако, мне с ней довелось только в 2006 году, когда принес ей, 78-летней, номера газет с упомянутой публикацией. Мужа ее к тому времени уже давно не было в живых. А за три года до этого в той же квартире в девятиэтажке напротив Республиканской больницы по улице Эшба побывала корреспондент «Московского комсомольца» Наталья Перендельская, после чего в «МК» появилась ее публикация «Хижина тети Нуцы».

Сын ее Вячеслав Бобылев несколько лет назад руководил нашим домоуправлением, а дочь ее Наиру, тоже врача, уже много лет возглавляющую Сухумский собес, знаю еще с восьмидесятых годов. После того как 2008-м в США первым президентом-афроамериканцем стал Барак Обама, я пришел к ней на работу и предложил опубликовать в нашей газете открытое поздравительное письмо ему (Нуцы Шириновны уже не было в живых). Вскоре оно было напечатано, а потом еще не раз встречалось мне на разных сайтах, где был воспроизведен его текст.

Любая публикация про абхазских негров неизбежно несет на себе печать своего времени. Вот недавно на сайте «Абхазская интернет-библиотека» появилась публикация марта 1941 года в газете «Вечерняя Москва» «Шаабан, сын Амбера» Владимира Рудного. Так там очевиден уклон в классовую борьбу, сделан упор на то, как князья до революции угнетали бедноту. А в прошлом году в местном СМИ появилась интернет-публикация молодой абхазской журналистки «Африканцы в Абхазии: эфиопская родословная одной семьи». Она построена на беседе с тридцатилетней внучкой Нуцы Дианой Бобылевой, и вот на что я не мог не обратить внимания – как старательно избегаются в ее тексте слова «негры», «негритянские». Но, помилуйте, нет в русском языке того уничижительного оттенка, который обрело это слово в США на английском языке! Так зачем же нам механически переносить на нашу почву чужие правила политкорректности? Слово «афроабхазы» звучит не только непривычно. Оно и просто неточно, ибо в Африке живут представители не одной черной расы, но и белой (весь арабоговорящий север континента, буры ЮАР). По отношению же к США – о’кей, буду говорить «афроамериканцы», раз уж так пошло…

Любопытно, что в последние годы встречающиеся на сухумских улицах молодые чернокожие люди уже никого, как и на всей почти планете, не удивляют. Говорят, что среди них немало тех, кто учится в российских вузах, а для продления визы им проще всего выехать в Абхазию и вернуться в РФ из нее. А несколько месяцев назад у соседа, который ремонтировал квартиру, сантехнику делал чернокожий. То есть это уже, видно, был гастарбайтер.

Возвращаясь же к американскому бунту, который перекинулся и на другие страны, скажу так. Да, он бессмыслен, поскольку виновные в гибели Флойда уже получили выше крыши. Но урок его заключается в том, что любое превышение полицией своих полномочий может стать спичкой, разжигающей вселенский пожар.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG