Accessibility links

Дмитрий Дбар: «Нельзя за все виды преступлений сажать в одну тюрьму»


Министр внутренних дел Дмитрий Дбар

Министр внутренних дел Дмитрий Дбар рассказал на пресс-конференции о том, что проблем у МВД много, но денег на их решение нет. Из первостепенных задач новый министр обозначил борьбу с распространением наркотиков, из важных проблем – отсутствие нормальной пенитенциарной системы, пообещал разобраться с незаконным владением оружия и проверить, кому и за что раздавалось наградное оружие, а также прокомментировал стрельбу у дома первого президента.

Будучи депутатом парламента, Дмитрий Дбар зарекомендовал себя как сторонник самых жестких мер по отношению ко всем участникам процесса распространения и потребления наркотических веществ. Его пребывание на посту министра составляет немногим более месяца, но в орбиту интересов сотрудников его ведомства попадают потребители наркотиков. Охота за наркодилерами еще не началась.

Дмитрий Дбар: «Нельзя за все виды преступлений сажать в одну тюрьму»
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:50 0:00
Скачать

Отвечая на вопрос о том, когда же общество увидит посадки крупных преступников в сфере торговли наркотиками, Дмитрий Дбар сообщил, что сотрудники МВД лишены технических средств и проигрывают в этом наркоторговцам, но он надеется на помощь из Российской Федерации: «Чтобы разоблачить наркоторговцев, нужно время, нужно, чтобы была собрана полная доказательная база, нужны технические средства. А на данный момент у МВД – ноль технических средств. В данный момент нас опережают по техническим возможностям наркоторговцы. Как происходит распространение наркотиков в данный момент: завозится крупная партия наркотических средств и потом в виде закладок их раскладывают. Они пользуются геолокацией, чтобы показать человеку, где данный наркотик лежит. Сейчас мы работаем, можно сказать, СССРовским методом, то есть, вычисляем, на засады сажаем людей, несколько суток они там сидят, и таким путем пытаемся предотвратить продажу наркотиков. Но с открытием границы мы надеемся, что Российская Федерация поможет нам в данном вопросе. Если нам будет оказана техническая поддержка, я уверен, что мы спустим на самый минимальный уровень продажу наркотиков в Республике Абхазия».

Скандальную ситуацию, связанную с тем, что сотрудники Сухумского городского отдела милиции не пустили к подследственному двух его адвокатов, Дбар прокомментировал скупо. Он рассказал, что задержанный уже был дважды судим и в третий раз привлекается по одной и той же статье – кража в особо крупном размере. Он заверил, что к задержанному не применялось физическое воздействие, и это подтверждено заключением судмедэксперта. На вопрос о том, по какой причине в изолятор временного содержания не пропустили адвокатов, Дбар не ответил, но посоветовал им обжаловать действия сотрудников МВД в прокуратуре, если защитники считают их неправомерными.

У министра есть планы реформирования ведомства, но денег нет. Несмотря на это, юристы работают и в скором времени должны представить свое видение реформы и ее экономическое обоснование.

Чтобы усилить законодательную базу работы МВД, подготовлено 14 законодательных инициатив, которые уже лежат в парламенте, в том числе, закон о милиции.

Когда мы ловим так называемых воров в законе и криминальных авторитетов, они все имеют инвалидность. В основном все сделали за деньги, это понятно

Закон о борьбе с организованной преступностью нужен, но проблема в том, что привлечь «воров в законе» не получается, так как они все являются инвалидами: «Когда мы ловим так называемых воров в законе и криминальных авторитетов, они все имеют инвалидность. В основном все сделали за деньги, это понятно. И на них не распространяется ни административный кодекс, на них практически ничего не распространяется. Мало того, если сейчас посадишь «вора в законе», у нас даже умудряются митинги проводить по этому поводу какие-то. То есть население к этому надо готовить. Если мы строим демократическое государство, как мы говорим, мы должны понимать, что от этого надо полностью отходить. Но вся проблема заключается не так в законах, не так в этих разрешениях, что они имеют инвалидность, как в самой тюрьме, у нас нет тюрьмы».

О том, что в Абхазии нужно строить тюрьму, в разное время говорили все президенты и все министры. Однако достойной тюрьмы как не было, так и нет. Вот и Дбар заявил, что, будь у нас хорошая тюрьма, уровень преступности был бы минимальным: «Нельзя за все виды преступлений сажать в одну тюрьму. Они потом перенимают воровскую идеологию, они становятся рецидивистами, они не исправляются совершенно. И плюс наша тюрьма – это изолятор временного содержания, он не приспособлен для того, чтобы заключенный в таких условиях жил. Даже если мы его посадили, и он имеет какой-то проступок, я считаю, что он должен иметь достойные условия тоже. Но режим должен быть правильным. Судья дает строгий режим, судья дает колонию поселения, а они все сидят в одной камере. Это неправильно. Сейчас идут переговоры с Российской Федерацией по поводу строительства тюрьмы. Мы хотим, чтобы на территории, где будет строиться тюрьма, колония была, и крытая тюрьма была, нам хватит, если у нас будет тюрьма на 500-600 человек. Если у нас будет нормальная тюрьма, я вас уверяю, что преступность у нас будет на минимальном уровне».

За пять лет роздано 2 267 разрешений на ношение оружия. Это – катастрофа для нашей страны

Еще одна проблема – огромное количество оружия на руках у населения. По мнению министра, приходя в любое заведение, можно увидеть, что из ста человек восемьдесят носят с собой оружие: «За пять лет роздано 2 267 разрешений на ношение оружия. Это – катастрофа для нашей страны. Сейчас мы, когда нам попадаются люди, которые имеют даже разрешение на ношение оружия, забираем оружие, проверяем его по учетам СГБ и МВД, если оно не имеет криминальный след, человек, в принципе, не виноват в том, что мы раздавали эти разрешения, мы возвращаем ему только на хранение. В последующем участковый будет проверять, как хранится данный вид оружия. 451 оружие – это только наградное, которое принадлежало МВД, у нас роздано больше 220 единиц обычному нашему населению. В данный момент разрешительная система наша опечатана, поднимаются все документы, разрабатывается новое положение, где мы строго будем следить за тем, кто получает и кто планирует получить разрешение на хранение. Мы хотим спустить до минимума это, потому что мы видим, приходя в любое заведение страны, что люди открыто носят пистолеты, открыто сидят. Из ста человек, грубо говоря, восемьдесят сидят с оружием».

И самый актуальный вопрос: что произошло около дома первого президента Абхазии Владислава Ардзинба в селе Нижняя Эшера? Дмитрий Дбар проинформировал, что по факту стрельбы у дома Ардзинба туда выезжала оперативно-следственная группа, но никто не дал никаких показаний о том, что там произошло. Люди, которые там находились, задержаны и водворены в ИВС, однако без свидетельских показаний возбудить уголовные дела нельзя. «Дом первого президента должен быть музеем, а не местом, где скрываются преступники, а мы не могли себе позволить туда войти», – подвел он итог.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG