Accessibility links

Выйти на «плошчу». Есть ли у Александра Лукашенко план «Б»?


ПРАГА---Сегодня в Минске прошли обыски в офисе «Белгазпромбанка», который до недавнего времени возглавлял Виктор Бабарико. Он может стать одним из самых серьезных конкурентов на выборах Александру Лукашенко. Об интриге этих выборов, которая развернулась еще до официального старта кампании, мы поговорили с членом экспертного совета «Минский диалог» Денисом Мельянцовым.

Вадим Дубнов: Давайте разговор о выборах и выборной кампании начнем с самого горячего события, которое случилось сегодня, с обыска в «Белгазпромбанке», где работал один из ведущих противников Александра Лукашенко на этих выборах – господин (Виктор) Бабарико. Что это значит?

В Беларуси происходит существенная политизация населения, поэтому, естественно, белорусские власти рассматривают это как угрозу для себя

Денис Мельянцов: Это значит, во-первых, что власть рассматривает эту кампанию и кампанию господина Бабарико как нечто серьезное, способное повлиять на настроения общества. Эти настроения выражаются в огромных очередях людей, которые стремятся поставить свои подписи за выдвижение этого и других кандидатов. Такого давно в Беларуси не было, происходит существенная политизация населения, поэтому, естественно, что белорусские власти рассматривают это как угрозу для себя. Сейчас в связи с очень серьезным всплеском общественного недовольства, активизма власть готова несколько усилить нажим.

Вадим Дубнов: Раньше тоже были кандидаты, которые пытались играть на поле Лукашенко, не являясь представителями оппозиции, но далеко у них дело не заходило. Что случилось, почему сейчас сразу два бывших представителя элиты столь успешно пошли вверх?

Выйти на «плошчу». Есть ли у Александра Лукашенко план «Б»?
please wait

No media source currently available

0:00 0:11:14 0:00
Скачать

Денис Мельянцов: Отличие этой кампании от всех предыдущих заключается не только в том, что есть кандидаты, которые пришли вроде как из системы. Например, в 2006 году это был (Александр) Козулин. Но сегодня эти кандидаты не декларируют такую яркую, чрезвычайную оппозиционность: они обращаются к достаточно умеренному слою населения, то есть к широким массам населения. При этом они пытаются играть одновременно и на поле либеральной интеллигенции, и на поле президента. Они используют русский язык, они используют аргумент интеграции с Россией, они используют и экономические аргументы, достаточно хорошо ими владея, поскольку, в частности, господин Бабарико руководил «газпромовской» «дочкой» в Беларуси – «Газпромбанком». Благодаря тому, что это кандидаты реальные, хорошо представляют ситуацию в системе, они для власти и опасны. Такого раньше в Беларуси не наблюдалось, наверное, в последний раз это было в 2001 году, когда единым кандидатом оппозиции выдвигался господин (Владимир) Гончарик – он был главой профсоюзов, но официальные профсоюзы были на тот момент уже крайне непопулярной институцией в Беларуси. Сейчас же мы видим выдвижение таких, скажем, людей из хозяйственно-экономического сектора, которые представляют, показывают, демонстрируют альтернативу именно экономического развития Беларуси, чего раньше не было. А белорусский электорат склонен, как у нас говорят, выбирать крепкого хозяйственника, ну а здесь такие хозяйственники массово пошли в президенты.

Вадим Дубнов: Не оказывается ли традиционная оппозиция в несколько двусмысленном положении, поскольку она в общем-то отстранена от участия в выборах и ей приходится поддерживать людей, которых некоторые оппозиционные скептики называют продвинутым или более или менее цивилизованным вариантом Лукашенко?

Денис Мельянцов: Я бы не сказал, что они полностью отстранены – скажем так, они самоустранились. На фоне тех кампаний, которые проводят эти новые кандидаты, их кампании просто теряются. Действия оппозиции, прямо скажем, уже поднадоели и оппозиционному активу, и здесь как раз тот же самый господин Бабарико пробует играть и на национальном поле: он говорит о белорусской истории, он меценат, он поддерживает, в том числе, и белорусскую национальную интеллигенцию, он много говорит о белорусской идентичности, и это очень нравится традиционному оппозиционному электорату.

Вадим Дубнов: Столь незамысловатый метод борьбы власти с оппонентами – я имею в виду шитое белыми нитками в общем-то дело (Сергея) Тихановского, вот сейчас дело Бабарико, которое может с минуты на минуту развернуться, – это отсутствие креатива, нервозность или просто привычная уверенность в том, что это сработает?

Насилие всегда действует, оно эффективно, белорусы это все поняли уже очень давно. Там, где действительно какие-то вещи угрожают действующей власти, используются репрессии

Денис Мельянцов: Насилие всегда действует, оно эффективно, белорусы это все поняли уже очень давно. Официальная власть пытается использовать и кнут, и пряник: с одной стороны, продемонстрировать какой-то либерализм проведения кампаний, показать, что у нас различные нововведения все-таки применяются, у нас никого особо не ограничивают в высказываниях. С другой стороны, там, где действительно какие-то вещи угрожают действующей власти, используются репрессии, достаточно жесткие, с тем, чтобы граждане поняли, что участвовать в какой-то там оппозиционной кампании, выходить на улицы и протестовать – это себе дороже. Поскольку это всегда работало, белорусские власти всегда действуют в этом направлении.

Но здесь я бы еще о втором факторе поговорил: новые кандидаты и их актив, мне кажется, немного не до конца понимают всю серьезность своей ситуации. Борьба в Беларуси за власть во время президентских выборов очень серьезная, часто жесткая и жестокая, и здесь могут быть и посадки, и серьезные репрессии против актива. Мне кажется, что по прошествии десяти лет с прошлых президентских выборов, когда была эта достаточно знаменитая белорусская «Плошча» – разгон большой оппозиционной демонстрации, – несколько притупилось понимание того, вызов действующему президенту может быть опасен. И здесь, как некоторые белорусские аналитики говорят, эти т.н. небитые не очень склонны воспринимать те аргументы и советы, которые им дает лагерь т.н. битых, которые уже прошли и через репрессии, и через свою «плошчу», через свой протест. Выборы эти, конечно, могут закончиться серьезным протестом, который приведет к разгону и, в конце концов, еще к годам разочарования для этих новых активистов.

Вадим Дубнов: И тогда мы снова вернемся к тому вопросу, который я хочу вам задать сейчас, – про внешнеполитический контекст. Не меньшим фактором, чем коронавирус, стала для Лукашенко и ссора с Москвой. И те же самые оппозиционные скептики подозревают, что Бабарико и (Валерий) Цепкало прекрасно договорятся с Москвой, (понимая, что, скорее всего, до этого дело не дойдет). Этот контекст каким-то образом влияет на кампанию?

Денис Мельянцов: Безусловно. В частности, Лукашенко несколько раз намекал на то, что за этими кандидатами тянется рука Москвы, что это может быть опасно. Никогда раньше Лукашенко не упрекал своих потенциальных конкурентов в том, что за ними стоит Российская Федерация, – это такая новация этой кампании. Если говорить о, скажем, пишущих интеллектуалах, аналитиках, если посмотреть в соцсетях, то до сих пор идут споры, насколько могут быть и Тихановский, и Бабарико, и Цепкало связаны с Москвой. Ну, Бабарико – понятно, потому что его послужной список таков, что он как бы намекает на то, что все равно, так или иначе, у него эта связь имеется, поэтому этот фактор серьезен. И из-за того, что у нас до сих пор не разрешено это интеграционное противоречие между Россией и Беларусью, то есть ожидание того, что Россия, так или иначе, будет оказывать влияние на избирательную кампанию. Может быть не какая-то прямая поддержка одного из кандидатов, но, так или иначе, информационное сопровождение, с тем, чтобы немного раскачать ситуацию и показать действующему главе государства его уязвимость.

Беларусь не выглядит такой белой вороной, как она выглядела в 2010 году. Поэтому здесь угроза западного влияния властью рассматривается несколько меньше

С другой стороны, что касается Запада, то здесь тоже совершенно иная ситуация, если ее сравнивать с предыдущими кампаниями. С одной стороны, Запад занят своими проблемами, в том числе, и пандемией коронавируса, плюс изменился подход к т.н. общей стратегии на изменение режимов и демократизацию. Если раньше это был такой, очень ярко выраженный тренд, то сейчас он заменен, особенно после всех этих украинских событий, на проблематику стабилизации, безопасности, и здесь уже как раз таки Беларусь не выглядит такой белой вороной, как она выглядела в 2010 году. Поэтому здесь угроза западного влияния властью рассматривается несколько меньше. Соответственно, я думаю, что белорусские власти ожидают и совершенно другие, более мягкие последствия со стороны Запада в случае, если в Беларуси президентская кампания закончится сценарием 2010-го, например, года, когда был жесткий разгон. Тогда это вызвало взрыв возмущения и введение санкций против Беларуси, сейчас, может быть, это будет воспринято более мягко.

Вадим Дубнов: Как, по вашим ощущениям, власть пытается избежать 2010 года – просто правильно отредактировав список кандидатов, не допустив в него тех, кого она не хочет на этих выборах видеть, или все-таки Бабарико и Цепкало будут зарегистрированы?

Денис Мельянцов: Мне кажется, что идет борьба внутри системы. Здесь же никогда нет такого четкого плана, согласно которому ситуация должна развиваться, всегда белорусские власти действуют очень ситуативно. Изменится расклад сил – изменятся и действия в ответ на какие-то действия со стороны конкурентов или каких-то внешних игроков. Поэтому я думаю, что пока, конечно, ситуация достаточно стабильная, по крайней мере, управляемая, поэтому власть будет стремиться показать эту кампанию как либеральную, спокойную, с тем, чтобы не было проблем с западными партнерами. Но опять же надо иметь в виду, что аксиомой является сохранение власти и стабильности внутри государства, и если власть будет чувствовать то, что действительно у них выборы проходят на грани и общество политизировано настолько, что могут быть массовые протесты, волнения и противостояние на площади, то вполне вероятно, что планы будут скорректированы.

Мне кажется, сейчас, как я вижу по новостям, по официальным каким-то заявлениям и по разговорам в различных сферах, пока выбор окончательный не сделан. Он будет делаться, конечно, одним человеком, но в какой момент он будет делаться, трудно сказать. А пока мы видим, что некоторым образом альтернативные кандидаты стараются корректировать свое поведение – например, (Светлана) Тихановская заявила о том, что в Минске не будет пикетов на эти выходные в связи с тем, что начались репрессии и нужно поберечь актив, т.е. здесь стороны реагируют, приспосабливаются к тем условиям, которые есть.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG