Accessibility links

"Пришел на участок, а подпись уже есть". Как власти накручивали явку


Голосование по поправкам к Конституции. 1 июля 2020 года

"Я пришла проголосовать по месту прописки – Брянская область, город Новозыбков. А в строке рядом с моей фамилией уже стояла подпись. На мой вопрос: "Как это могло произойти, ведь я еще не голосовала?" меня пытались убедить, что дело в технической ошибке", – рассказывает Анна Селезнева. Эксперты Радио Свобода говорят, что такие "технические ошибки" очень распространенная практика на голосовании, когда власти нужно нагнать явку.

Решила написать заявление о нарушении моего избирательного права

Пока ЦИК подсчитывает количество отданных голосов за или против поправок к Конституции, пользователи соцсетей жалуются, что, придя на избирательный участок, выяснили: кто-то уже расписался за них. Некоторых "пострадавших" просили расписаться рядом и выдавали бюллетень, другим угрожали уголовным преследованием за попытку проголосовать повторно.

Как только Анна Селезнева обнаружила подпись напротив своей фамилии, она попыталась выяснить, как это могло случиться. Ее тут же увели внутрь избирательного участка.

Вернувшись, домой, поняла, что действия членов комиссии были незаконными

– Мне сказали, что я могу поставить свою подпись рядом и все равно проголосовать. Я согласилась, и только вернувшись домой, поняла, что действия членов комиссии были незаконными. Решила вернуться, чтобы написать заявление о нарушении моего избирательного права, – говорит она.

Ее начали уговаривать заявление не писать. Председателем комиссии был школьный учитель Селезневой.

– Он давил на меня, пытаясь убедить, что из-за ошибки его могут уволить, – добавляет она. – Потом приехали замглавы администрации и председатель территориальной избирательной комиссии. Все они по очереди пытались меня убедить в том, что никакое заявление писать не нужно. В итоге они его все-таки приняли.

После этого состоялось заседание в администрации города, на котором приняли решение, что избирательное право Селезневой нарушено не было. По ее словам, основанием послужило то, что пожаловалась она не сразу. В итоге она написала заявление в полицию. Его приняли, но сказали, что рассмотрение может занять несколько дней.

Якобы штамп бабушки из моего дома мог съехать ко мне на строчку

Похожая ситуация произошла с архитектором Екатериной Артюхиной в Москве. Она пришла голосовать 28 июня на свой 165-й избирательный участок. "Мой папа живет за границей и голосовать не собирался. При этом мы прописаны в одной квартире. Напротив наших фамилий в книге учета голосов я увидела одинаковые подписи", – рассказывает Артюхина.

Она тут же спросила, как это могло случиться. Сначала ее пытались убедить, что ошибка произошла из-за того, что они зарегистрировались на онлайн-голосование или планировали голосовать на дому. Когда эти варианты не подошли, выяснилось, что члены избирательной комиссии недавно приходили к живущей в том же доме, что и Артюхина, бабушке. "Мне сказали, что ее штамп мог каким-то образом съехать ко мне на строчку. Почему тогда у нас две подписи стоит, я так и не поняла", – удивляется она.

Артюхину внесли в дополнительный список и разрешили ей проголосовать. Чем все в итоге закончилось, она не знает. В избирательной комиссии ей пообещали "со всем разобраться" и аннулировать подпись отца, которую он не ставил.

Подпись на его была совсем не похожа

Муж Елены (имя изменено) голосовал в избирательном участке 1624 в Москве. "Раньше он никогда голосовать не ходил, потому что не верит в честность выборов в России. Тут я его убедила", – говорит Елена.

Голосовать пошел 29 июня, в книге учета голосов уже стояла его подпись.

– Он начал снимать на видео, потому что подпись была явно не его, не похожа даже. Когда спросил, что ему делать в такой ситуации, в избирательном участке предложили расписаться в другом журнале. Он расписался, проголосовал, немного поругал власть и ушел, – рассказывает жительница Москвы.

Проголосовали даже за сына, который числится пропавшим без вести

Анна (имя изменено) тоже голосовала в Москве, в Восточном административном округе. Называть номер участка она отказалась. Пришла голосовать 30 июля. По ее словам, напротив ее фамилии в книге учета голосов тоже уже стояла подпись.

– Издалека подпись выглядела похожей на мою. Посмотреть на нее поближе и сфотографировать мне не разрешили. Начали угрожать, – вспоминает Анна. – Созвали совет. Говорят: будем смотреть по камерам. Если найдем вас, то вам светит уголовная ответственность за попытку повторного голосования. Я испугалась и ушла.

Запугивать начали и Веру (имя изменено), которая пришла голосовать на свой 2313-й избирательный участок в Приморском крае. Она приехала туда вместе с дочкой. В графе напротив своей фамилии подпись уже была. За дочку тоже уже кто-то расписался. Проголосовали даже за сына, который числится пропавшим без вести и сестру, которая 15 лет живет в США.

Небезупречно сработало и интернет-голосование. Иван (имя изменено) зарегистрировался заранее.

– При регистрации заходил через mos.ru, используя внешнюю аутентификацию через Госуслуги. В день начала голосования получил в СМС и по электронной почте подтверждения, что мои данные были проверены и я допущен для участия в онлайн голосовании, – рассказывает он. – Голосовать я решил через пару дней после начала. Зашел, как и в прошлый раз, на сайт, нажал на кнопку "приступить к голосованию", а там высвечивается предупреждение: проголосовать не удается, потому что я либо уже это сделал, либо не был зарегистрирован.

По словам Ивана, такое же сообщение высвечивалось у его знакомых после того, как они проголосовали, и пытались зайти на сайт повторно, а значит кто-то за него уже проголосовал.

По словам члена совета движения "Голос" Давида Канкия, в этом году поступало много жалоб от тех, кто хотел проголосовать, но обнаружил, что за него уже расписались.

Были созданы препятствия для наблюдателей, говорить о масштабе нарушений тоже сложно

– Это очень распространенная практика. С учетом того, что сама процедура голосования была растянута на неделю, а в регионах пытались нагонять явку, то результат довольно очевидный, – считает Канкия. – На первый взгляд, больше всего обращений было в Москве, но это связано лишь с тем, что Москва в принципе – самый большой регион. И активных людей, готовых открыто говорить о нарушениях, там тоже больше.

Все процедура голосования устроена таким образом, что итога не знает никто, добавляет эксперт. Реальные цифры скрыты в протоколе, который в этом году был значительно упрощен. За счет того, что были созданы препятствия для наблюдателей, говорить о масштабе нарушений тоже сложно.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG