Accessibility links

Нателла Акаба: «Женщин все меньше во власти»


Нателла Акаба

В Сухуме состоялась презентация исследования «Гендерные стереотипы и статус женщин», проведенного общественной организацией «Ассоциация женщин Абхазии». В дискуссии по ее итогам приняли участие представители исполнительной, законодательной ветвей власти, а также общественных организаций. Несмотря на то, что равные права мужчин и женщин в Абхазии закреплены законодательно, гендерные стереотипы все еще стоят на пути подлинного равенства. Председатель правления «Ассоциации женщин Абхазии» Нателла Акаба рассказала о том, с какими проблемами чаще всего сталкиваются женщины и что с этим делать.

– Нателла Нуриевна, cкажите, проводили ли вы ранее подобные исследования, можно проанализировать, как изменилась ситуация в Абхазии за последнее время?

– Мы проводили раньше подобные исследования, но не по гендерным стереотипам, а на тему препятствия женщин на пути во власть. Тоже был социологический опрос, и мы сделали какие-то выводы. Но если говорить о динамике, я бы не сказала, что у нас позитивная динамика. К сожалению, мы видим, что женщин все меньше во власти. В парламенте, если раньше было 3-4 депутата, потом одна, и сейчас снова одна. Так что, к сожалению, хотя мы уже 20 лет работаем, но сказать о том, что у нас какие-то достижения, не приходится.

Нателла Акаба: «Женщин все меньше во власти»
please wait

No media source currently available

0:00 0:07:37 0:00
Скачать

– Каковы основные стереотипы, которые существуют сегодня?

Женщина должна быть матерью, хозяйкой, должна заботиться о своих близких, что ей не надо идти в политику. Это самые страшные стереотипы, которые нам больше всего мешают

– Совершенно очевидно, что главный стереотип, что роль женщин строго ограничена. Женщина должна быть матерью, хозяйкой, должна заботиться о своих близких, что ей не надо идти в политику. Это самые страшные стереотипы, которые нам больше всего мешают. Но я считаю, что молодежь надо как-то просвещать, информировать о том, какие бывают женщины, как они достигают больших успехов. И что женщины больше всего ориентированы на социальную справедливость, что они больше озабочены нарушением прав человека. Это и в Абхазии присутствует. Мы все знаем, что у нас практически все правозащитники – это женщины, которые в основном работают в гражданском обществе. Наша омбудсмен, Асида Шакрыл, очень принципиальная, которая все делает для того, чтобы защитить права людей.

– В женском обществе нет солидарности. Как вы считаете, что нужно сделать, чтобы изменить эту ситуацию или чтобы женщины поверили, что они могут чего-то добиться в обществе?

– Конечно, нужно вести просветительскую работу, потому что многие женщины тоже подвержены гендерным стереотипам. Это те, кто живет изолированно, которые никогда не выезжали из Абхазии, никогда не бывали в европейских странах. И они, наверное, просто не интересуются этой проблематикой, но надо их как-то вовлекать. Мы работаем с молодыми женщинами, проводим тренинги по женскому лидерству, пытаемся женщин убедить в том, что у них есть лидерский потенциал. И молодые этому подвержены. Но у женщин старшего поколения слишком стереотипы укоренились.

– Может быть, вы приведете пример, как женщины смогли добиться чего-то и поверили в свои силы?

К сожалению, очень мало донорских организаций работают в Абхазии, которые поддерживали бы работу женских организаций. Я считаю, что было бы очень полезно усиливать эти женские гражданские организации

– Очень успешно было, когда мы в самом начале своей деятельности работали с женщинами во всех регионах Абхазии. Особенно в Восточной Абхазии, потому что, как известно, это тот регион, который больше всего пострадал от конфликта, там вся инфраструктура разрушена. И по сей день они живут хуже, чем все остальные жители Абхазии. И вот мы с этими женщинами активно сотрудничали. В результате были созданы три женские организации. Одна в Ткуарчале, одна в Очамчыре и одна в Гулрыпше. Я считаю, что это неплохое достижение. Но, к сожалению, очень мало донорских организаций работают в Абхазии, которые поддерживали бы работу женских организаций. Когда у нас бывает какая-то возможность, стараемся их как-то вовлекать в проект. Я считаю, что было бы очень полезно усиливать эти женские гражданские организации.

– По итогам дискуссии, которая сегодня состоялась, вы для себя что-то новое услышали, либо все-таки стереотипы, которые существуют, также звучали? Присутствовали также депутаты парламента.

– Конечно, депутаты-мужчины тоже подвержены этим стереотипам, но мне понравилось то, что они участвовали в этой дискуссии. И у меня есть надежда, что все-таки что-то поменялось в их взглядах на права женщин.

– Что бы вы хотели сказать женщинам, которые, может быть, хотят чего-то добиться, но сомневаются, думают опять-таки, что в политику не стоит идти?

Очень важно, чтобы мужья создавали своим женам благоприятные условия, чтобы они могли заниматься политикой

– Я бы хотела сказать всем женщинам, которые подвержены этим стереотипам, что на самом деле можно прекрасно сочетать и роль женщины, роль матери, роль жены, роль хозяйки, и в это же время быть политиком. Я, например, в свое время была депутатом первого абхазского парламента. Но это мне абсолютно не мешало. Я и дома делала все, что положено, дочерей своих воспитывала. Кстати говоря, очень важно, что мой муж всегда меня поддерживал в моей политической деятельности. Так что очень важно, чтобы мужья создавали своим женам благоприятные условия, чтобы они могли заниматься политикой.

– Сегодня говорили и о роли воспитания, может быть, начинать со школ.

– Да, я считаю, что это очень правильно, надо начинать со школ. Во многих странах есть такой предмет, как гендерное образование, и было бы хорошо, если бы в Абхазии тоже это ввели, чтобы дети начали с самого раннего возраста понимать, в чем роль женщины, в чем роль мужчины и как нужно создать здоровую, устойчивую семью. Это очень важно! У нас, к сожалению, об этом вообще никто не знает. Поэтому, к сожалению, домашнее насилие у нас распространенное явление. Я считаю, что если бы было гендерное образование, детям бы с раннего возраста внушали семейные ценности, это бы очень сильно способствовало улучшению ситуации.

– В 2008 году был принят закон «Об обеспечении равных прав и возможностей для мужчин и женщин», но на практике он не работает…

– Кстати говоря, этот закон был принят по нашей инициативе. И я очень благодарна, тогда депутатом парламента был Батал Кобахия, гендерно-чувствительный человек, поддерживал все наши инициативы. И мы к нему обратились, этот закон разработал Саид Гезердава, юрист, правозащитник. Мы лоббировали этот закон. И тогдашний спикер парламента Нугзар Ашуба поддержал. Тогда было такое восприятие, что нас уже Россия признала, и если мы примем закон о гендерном равенстве, другие европейские страны тоже нас признают. Но, к сожалению, этому не суждено было сбыться. Закон был принят, но, к сожалению, он не заработал. Я считаю, что нужно провести исследование, какие надо внести поправки в другие законы, чтобы он реально заработал. Мы, наверное, будем этим заниматься.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG